Политика

Договор о переговорах

Brexit

/ pixabay.com

Во вторник британский парламент проголосовал по целому ряду поправок, касающихся Брекзита. Британский премьер-министр Тереза Мэй отправляется в Брюссель для обсуждения условий выхода Великобритании из ЕС, сообщает «Коммерсант». С любезного разрешения научного сотрудника факультета медиа и коммуникаций Университета Бортмута Валерия Аджиева «Полит.ру» публикует его мнение об этих событиях.


 

Валерий Аджиев

Британские парламентарии сегодня вечером голосовали за целый ряд поправок (amendments), важные в контексте Брекзита. По итогам впервые есть хоть какой-то позитив: дело может хоть как-то сдвинуться с мертвой точки, на которой оно так прочно застряло. При том, что оптимизма касательно этого возможного движения особого нет.
—————————
1. Самое важное: Парламент проголосовал за поправку, смысл которой в том, что если из Соглашения о Выходе из ЕС присутствующее там понятие backstop (о смысле его я в своих текстах подробно писал) будет заменено на нечто иное (например, на некое техническое переоборудование границы между Ирландиями без необходимости подчиняться Таможенным правилам ЕС), то Парламент такое модернизированное Соглашение одобрит.

2. Вооружившись итогом этого голосования, Тереза Мэй теперь отправится в Брюссель (который ранее задавал резонный вопрос: сформулируйте, наконец, что в вашем Парламенте может пройти, мы же не понимаем, чего вы хотите), чтобы инициировать переговоры по корректировке Соглашения. Раньше она позволила себе вести переговоры в секрете, не заботясь о поддержке Парламента (и это привело к ситуации, когда согласованное ею соглашение было отвергнуто беспрецедентным числом голосов), теперь же она к этой поддержке сможет апеллировать. Что теоретически усиливает ее переговорные позиции. При том, что руководители ЕС неоднократно заявляли, что даже начинать переговоры о такого рода корректировках уже утвержденного ЕС Соглашения они не будут. Посмотрим, изменится ли эта позиция. Прогноз пессимистичен. Но по крайней мере в Парламенте начало нащупываться (хотя и робко) некое большинство хоть для какого-то развития событий.


 

Тереза Мэй, граффити / flickr.com

3. Важно: это результат первого реального компромисса между мягкими и жесткими брекзитерами. «Мягкие» (среди них много голосовавших на референдуме против Брекзита, но изменивших свою позицию под давлением избирателей своих округов — таков и «мой» парламентарий) и раньше поддерживали то, что предлагала Премьер (при том, что она, наконец, тоже пошла на компромисс — нетипично для нее! — и свою позицию касательно backstop изменила, хотя еще недавно утверждала, что переговоры по этому вопросу в принципе невозможны). А «жесткие» еще вчера не собирались за эту поправку голосовать. Но сегодня решили изменить позиции — видимо, реалистично оценив все альтернативы и поняв, что могут остаться вообще без Брекзита. Означает ли это, что консервативная парламентская партия начала хоть как-то восстанавливать единство и управляемость (под угрозой прихода к власти правительства радикальных социалистов, что многие тори рассматривают как экзистенциальную угрозу даже не своей партии, а стране — это важный фактор)? Посмотрим, что будет дальше. Можно отметить, что против этой поправки (т.е. против своего премьера, правительства и подавляющего числа коллег по своей парламентской партии) голосовали восемь депутатов-тори, все жесткие римэйнеры.


 

Тереза Мэй в Парламенте / 1tv.ru

4. Что касается остальных поправок, то почти все они (имеющие в виду дать Парламенту больше власти над прохождением законопроектов за счет Правительства) были отвергнуты. В частности, это означает, что второго референдума в обозримом будущем не будет, и поправку «to extend Article 50» (т.е. отложить законодательно установленный на 29 марта выход), которая к нему могла привести, отвергли. Пять тори голосовали за, но 14 лейбористских депутатов голосовали против этой важнейшей поправки (ее автор влиятельная заднескамеечница Иветт Купер), которую поддержал лично Корбин. Отвергнута, как говорят, в том числе в результате крайне неудачного его выступления сегодня (а также оказавшейся крайне непопулярной стратегии отказать премьеру в просьбе о переговорах без предварительного принятия его ультиматума о неприемлемости выхода без Соглашения). Снова стало очевидно, что позиция «над схваткой» – чтобы дождаться, пока власть сама упадет в руки, пытаясь не определяться в решениях, чтобы не раздражать разные группы своих потенциальных избирателей – не работает. И Корбину после голосования пришлось заявить, что теперь он согласен на переговоры с Мэй. В целом, это сильный удар по позициям жестких римэйнеров. И свидетельство дальнейшего кризиса в лейбористской партии. Но если Мэй вернется из Брюсселя ни с чем, надежды римэйнеров могут возродиться снова.


 

Тереза Мэй в Брюсселе / flickr.com

5. Впрочем, прошла еще одна поправка, которая не слишком по сердцу жестким брекзитерам: Парламент не одобрит выход без Соглашения. Эта поправка юридически правительство ни к чему не обязывает (т.к. работавшие бы в связке с ней поправки по переносу срока выхода и некоторые другие, которые были бы реально важны, отвергнуты), но символически значима. Соответственно, усилилось давление на премьера стремиться к более мягкому Брекзиту, что неприемлемо для жестких брекзитеров. Так что на данный момент именно некая форма мягкого Брекзита выглядит реалистичнее других альтернатив. Но для успеха в этом направлении необходима добрая воля ЕС. Пока ее признаков не наблюдается. Что парадоксально может привести к выходу без Соглашения — которое законодательно by default, но которого, как декларируют неустанно, почти никто не хочет. В инфопространстве все время звучат страшилки о последствиях такого «crush» выхода (сегодняшний headline в Mirror: No Deal — No meal). Не думаю. что многие способны оценить их реалистичность. Я, например, не способен — нормальной публичной дискуссии как не было, так и нет.

6. Отмечу Бориса Джонсона (как одного из претендентов на лидерство в постбрекзитовском будущем) — он усилил активность, даже по телевизору его стали чуть больше показывать. После отставки и ухода от жены к молодой возлюбленной, он похудел, привел прическу в порядок и выглядит свежим и помолодевшим. Согласно новым данным YouGov он является сейчас самым популярным британским политиком (после, как я понимаю, значительного перерыва).

Обсудите в соцсетях
Источник

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *