Политика

Пора интернет-дружинников

Киберрасследование

pixabay.com

Законопроект о кибердружинниках подготовили для внесения в Госдуму депутаты от «Единой России». Речь идет о помощи правоохранительным органам в поиске в интернете противоправной, в том числе экстремистского сорта, информации. 

Инициаторами создания документа выступили Адальби Шхагошев, Сергей Боженов, Олег Быков и ряд других единороссов. Как передает информационное агентство РИА Новости, ожидается, что 2 ноября в течение дня проект рассмотрят на координационном совете фракции, и, если профильные ведомства положительно его оценят, внесут на рассмотрение депутатов.


 

Адальби Шхагошев
duma.gov.ru

Олег Быков заверил журналистов, что законопроект не направлен на ограничение свободы слова в Сети. По его словам, речь идет лишь о регулировании правового статуса и порядка работы с противоправной информацией, а направлен документ «на гражданскую активность».

Далеко не каждый законопроект, подготовленный депутатами той или иной фракции, выносится на рассмотрение Госдумы, а пройти все три чтения и вовсе, по оценкам экспертов, удается только примерно 20% различных инициатив.


 

Павел Салин

О том, почему возник такой законопроект, а также о том, почему это произошло именно сейчас, имеет ли отношение к случившемуся в Керчи и в Архангельске (о контактах обоих нападавших с экстремистскими сообществами в интернете писали СМИ) и насколько велики шансы подобного законопроекта на принятие, с «Полит.ру» поговорил Павел Салин, директор Центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ.

«Контекст появления данной инициативы нужно разделять на две составляющие, и первая из них – стратегическая, а вторая – тактическая. Что касается тактической составляющей, то с этой точки зрения законопроект действительно это связан с последними трагедиями в России – в Керчи и в Архангельске. Сейчас в связи с этим раскручивается тема бесконтрольного распространения информации в интернете. Но если бы не было этих двух трагедий, подобный законопроект все равно бы появился, хотя, быть может, чуть позже. Поскольку его появление, на мой взгляд, обусловлено скорее стратегическими причинами, чем тактическими.

А стратегические причины таковы: примерно к 2020 году, максимум 2021 году, российские власти запланировали установить полный контроль над российским сегментом интернета. В свое время, в 2000-е годы, когда интернет активно развивался, российские власти пустили этот процесс на самотек, но после «белоленточных» протестов 2011-2012 года и волны революций на Ближнем Востоке они сделали вывод, что интернет является одним из основных дестабилизирующих факторов, одной из главных угроз для российской политической системы. И планомерно начали наращивать контроль за этой сферой.


 

«Белоленточный» митинг 24 декабря 2011года на проспекте Сахарова
Bogomolov.PL/Wikimedia Commons

Однако поскольку технологически интернет в России был уже достаточно сильно развит, то нельзя было установить этот контроль за год-два. И вот с 2012 года в России планомерно осуществляются усилия по наращиванию этого контроля. Здесь и все меры антиэкстремистского законодательства, и пакет Яровой, и прочее, и прочее; здесь и запланированное на 2020 год «обеспечение технической возможности» (это не значит еще, что так будет сделано, но должна быть создана техническая возможность) в случае необходимости отключить Россию от мирового интернета без особых для нее потерь.

То есть требуется сделать это так, чтобы это было незаметно для подавляющего большинства населения – чтобы и почтовые сервисы, и электронная коммерция и прочие важные структуры продолжали функционировать. Поскольку основной риск для российской политической системы в интернете представляет неконтролируемое распространение информации, то решено, в том числе в случае мягкого варианта, перестраховаться.


 

Ирина Яровая
duma.gov.ru

Дело в том, что российские власти уже как минимум несколько лет активно изучают китайский опыт – как можно без технологического отключения государства от мировой Сети все же обеспечить ему полный информационный суверенитет. Одно из китайских ноу-хау, помимо Great China Firewall, «Великой Китайской стены в интернете» (а «Стена» дает все больше и больше сбоев, потребляет все больше и больше ресурсов, так как технологически сдерживать проникновение информации сложно), есть и иные институты поддержания информационного суверенитета Китая, и среди них – как раз подобные кибердружины.

Официальной цифры на этот счет не существует, но по экспертным оценкам в них участвуют сотни тысяч человек, которые в режиме ручного управления отслеживают нежелательную информацию и либо имеют полномочия ее как-то ликвидировать, либо просто сообщают, куда следует. Теперь, особо это не афишируя, по сути, предлагают такую систему перенять и внедрить на российскую почву китайский опыт.

Так что шансы на принятие подобного или даже этого законопроекта весьма высоки. Повторюсь: вне зависимости от того, произошли бы трагедии в Керчи и в Архангельске, все равно подобный законопроект был бы внес в Госдуму – может, попозже, но с неменьшими шансами на принятие. 


 

Работа за компьютером
pixabay.com

Но большой вопрос, конечно, как на деле будут функционировать и кто будет финансировать эти кибердружины. Скорее всего, их финансирование будет носить недобровольный характер – просто некоторые близкие к власти бизнесмены будут фактически оплачивать работу этих структур. Примерно так же, как сейчас у нас происходит с некоторыми СМИ – ведь довольно широко известно про неформальный пул прокремлевских СМИ – и рядом функций в сфере, например, ЧВК и тому подобного. Здесь может быть то же самое.

К тому же уже есть организации, которые давно декларируют готовность взяться за это дело. У этих организаций также давно уже есть спонсоры», – сказал Павел Салин.

Обсудите в соцсетях
Источник

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *