Политика

Борьба с бедностью

Алексей Кудрин в Госдуме

duma.gov.ru

Уровень бедности в России остается высоким, заявил глава Счетной палаты РФ Алексей Кудрин. Между тем кабмин утверждает, что только за полгода число бедных сократилось на 1,1 млн человек, и намеревается править меры по снижению уровня бедности вдвое. 

Выступая в Госдуме с заключением по отчету об исполнении бюджета на 2017 год, председатель Счетной палаты отметил, что 19,3 миллионов человек, то есть 13,2% населения страны имеют доход ниже прожиточного минимума.

В то же время Кудрин заявил, что реальные доходы населения  в этом году вырастут впервые с 2013 года, передает информационное агентство «Интерфакс». По словам главы СП, «за восемь месяцев они выросли на 2,6%». До этого в течение четырех лет доходы снижались и сократились в общей сложности на 11%.

По словам Татьяны Голиковой, вице-премьера, правительство России вскоре подготовит пакет дополнительных мер по снижению бедности в 2019 году. Она назвала национальной целью снижение уровня бедности вдвое.


 

Татьяна Голикова / АГН «Москва» / фото: Иванко Игорь

«Сейчас мы видим, что те меры, которые есть пока, не дают нам возможности дотянуть снижение в два раза, поэтому мы в настоящее время работаем с экспертным сообществом как по проекту «Демография», так и по необходимости выполнения показателя снижения бедности в два раза. И предполагаем, что в 2019 году как по проекту «Демография», так и по национальной цели снижения бедности мы выйдем с дополнительными мерами по поддержке наших граждан», – приводит информационное агентство ТАСС высказывание Голиковой.

Говоря о тенденции к снижению бедности, вице-премьер подчеркнула, что за первое полугодие этого года число бедных снизилось на 1,1 млн человек. 

О том, как можно сократить уровень бедности, о том, каких ресурсов это потребует и откуда можно взять средства, если можно, с «Полит.ру» поговорил Антон Табах, главный экономист «Эксперт РА», доцент ВШЭ и МГУ.


 

Антон Табах

«Ресурсов для борьбы с бедностью у нас достаточно много – бюджет пухнет даже с учетом нейтрализации нефтяных доходов. И средства на борьбу с бедностью можно брать из разных источников. Какие направления тут есть?

Например. У нас нет проблемы безработицы как таковой, но есть проблема низкокачественных рабочих мест, и есть проблема моногородов и тому подобного. В обоих случаях более или менее известно, что делать: есть разного рода программы с участием государственных и негосударственных корпораций по созданию рабочих мест. Это и есть первая мера по борьбе с бедностью.

Кроме того, уже принят закон о повышении пособия по безработице до минимального размера оплаты труда. Это, с одной стороны, может вытащить часть безработицы на свет, потому что пока у безработных часто просто не было стимула регистрироваться; с другой стороны, у тех, кто все-таки зарегистрируется, будет больше денег на руках. Таким образом, это вторая мера снижения бедности.

Третья мера, которая способствует сокращению уровня бедности, – это образовательные программы, повышение навыков, продвижение новых технологий. Здесь результаты менее очевидны, но тоже более или менее известно, что делать.


 

Открытие образовательного проекта для пожилых людей / АГН «Москва» / фото: Киселев Сергей

Откуда именно брать деньги? Частью из федеральных бюджетов, частью – из региональных. Региональные бюджеты сейчас находятся в заметно лучшем положении, чем были года три назад. А частью борьба с бедностью особо денег не требует – требуются скорее институциональные меры. Придется ли ради этого перекраивать бюджет? Естественно, придется – бюджет все-таки документ. Но в принципе по данному вопросу я могу скорее процитировать кота Матроскина из мультфильма «Трое из Простоквашино»: у нас не денег не хватает, у нас ума не хватает.

Если говорить об институциональных мерах, то они нужны разные для разных ситуаций. Проблема бедности в разных субъектах Российской Федерации имеет разную природу. В Москве, к примеру, вопиющая бедность есть среди мигрантов, но это проблема не федерального правительства – здесь скорее нужны меры полицейского характера, меры миграционного контроля. А вторая явная проблема – это проблема низкой зарплаты федеральных служащих в Москве.

Эта тема неоднократно поднималась мэром Москвы Сергеем Собяниным. Ну, видимо, будут какие-то надбавки за крупные города, как это есть в любой крупной стране с неравенством, что в Китае, что в Штатах, что в Бразилии. В регионах проблемы другие – есть, например, проблема многодетных семей и неадекватных детских пособий. Понятно, что пособия надо повышать – но и, положим, надо решать проблему садиков. В каких-то регионах она полностью решена, в каких-то – нет. Это тоже в некотором смысле институциональные проблемы.


 

Семейный детский сад / АГН «Москва» / фото: Ермаков Дмитрий

Тут очень широкий спектр причин, нельзя вкратце описать ситуацию как «у нас все бедные, потому что то-то». Бедность эта очень разная.

Можно ли понять, за счет чего за полгода у нас число бедных сократилось так заметно, на более чем миллион человек? Ну, произошло это по совокупности причин, как часто бывает. Во-первых, стали больше платить в бюджетных организациях. Какая-то часть их работников попадала в категорию бедных, а после прибавки они статистически оттуда выбыли. Кто-то, может быть, покинул наш мир. Кто-то вышел на пенсию – из тех, кто легально не участвовал в рынке труда и как бы прежде не имел доходов, а тут начал их получать.

Ну, и некоторое количество бедных бедно только на бумаге, то есть не имеют официального дохода. Соответственно, меры наподобие легализации самозанятых в какой-то степени статистически уберут и этот фактор», – сказал Антон Табах.

Обсудите в соцсетях
Источник

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *