Политика

Донбасская пауза, «Крымская декларация»

Ирина Геращенко

Vadim Chuprina/Wikimedia Commons

Очередной раунд минских переговоров по Донбассу прекратился, когда представитель Украины Ирина Геращенко покинула встречу с представителями самопровозглашенных ДНР и ЛНР. Между тем США выпустили декларацию о непризнании Крыма российским; Киев и Москва уже откликнулись на это событие, как союзники США по НАТО.

Напомним, Геращенко действительно 25 июля покинула встречу с представителями самопровозглашенных республик. Как сообщало интернет-издание «Газета.Ру», он сделала это после возникновения конфликта с представительницей ДНР Дарьей Мороз. В связи с происшедшим российский сенатор Алексей Пушков в своем микроблоге в Twitter написал, что Киев намеренно заводит минские переговоры в тупик, блокируя Минские соглашения.  Он также крайне нелестно охарактеризовал поведение Геращенко в ПАСЕ, уточнив, что был этому свидетелем.


 

Алексей Пушков с П.Аграмунтом, Председателем ПАСЕ
duma.gov.ru

Украинская тема обсуждается в мире широко и в связи с тем, что Госдепартамент США 25 июля опубликовал на своем сайте декларацию о непризнании Крыма российским. Союзники США по НАТО Великобритания, Германия и Польша уже поддержали документ, сообщает информационное агентство ТАСС.

Президент Украины Петр Порошенко приветствовал это решение Вашингтона, передает «Газета.Ру». В то же время в посольстве РФ в США заявили, что декларация свидетельствует: Вашингтон живет в «иной реальности», передает информационное агентство РБК. А официальный представитель МИД России Мария Захарова на своей странице в Facebook выразила сомнения в том, что декларация является «судьбоносной». 


 

Георгий Чижов

О том, действительно ли Киев направил на встречу слишком жестко себя ведущего переговорщика, а также о том, на что можно рассчитывать сторонам в этом отношении и об оценке декларации США с «Полит.ру» поговорил Георгий Чижов, вице-президент, руководитель украинского бюро фонда «Центр политических технологий»

«Надо сказать, что пространство для компромисса по Донбассу очень узкое, поскольку стороны принципиально по-разному видят будущее этих территорий. Украинская сторона считает, что они должны быть интегрированы обратно, как обычные украинские территории- но, возможно, с какими-то дополнительными преференциями и свободами. На украинский взгляд, это не должно противоречить тем возможностям, которые есть у других территорий. То есть, скорее, в рамках децентрализации местные общины могут настаивать на каких-то своих дополнительных правах, на которых, теоретически, могут настаивать и другие общины.

А делать часть Донецкой и часть Луганской областей территорией с какими-то особыми правами Украина не хочет – это нарушало бы ее правовое поле и так далее. В качестве компромисса, возможно, мог бы быть установлен некий особый статус на короткий период. Не совсем понятно, правда, как это может быть.

Противоположная же сторона, условно российская, требует особого статуса и определенной автономии в составе Украины. Ну, а с точки зрения России еще желательно иметь, так скажем, «блокирующий пакет акций», чтобы «депозитарии» могли влиять на внешнюю политику Украины и так далее. Соответственно, вес крутится вокруг этого, и сдвинуться куда-либо пока не удается.

Полагаю, что в конечном счете, о чем мы уже говорили, Россия склонна пойти на ввод миротворцев на тех условиях, которые предлагает международное сообщество – то есть на всю территорию непризнанных республик, включая границу с Россией. Чтобы тем самым создать уже проблемы Украине с международным сообществом, потому что взгляды, допустим, с Запада и украинского руководства на реинтеграцию тоже разнятся.


 

Петр Порошенко
president.gov.ua

С другой стороны, российская сторона вряд ли пойдет на сколько-нибудь существенные уступки до президентских выборов на Украине. Потому что урегулирование на Донбассе стало бы аргументом в пользу президента Порошенко, а Россия этого не хочет. Поэтому столь незначителен сейчас успех переговоров.

С другой стороны, российская сторона вряд ли пойдет на сколько-нибудь существенные уступки до президентских выборов на Украине. Потому что урегулирование на Донбассе стало бы аргументом в пользу президента Порошенко, а Россия этого не хочет. Поэтому столь незначителен сейчас успех переговоров.

Думаю, что переговоры все равно должны продолжаться, потому что в любом случае они закладывают основу для потенциального компромисса в дальнейшем. Но ждать каких-либо прорывов пока не приходится.

Что же касается высказывания Пушкова, что Киев намеренно создает тупик на этих переговорах, то это позиция России. И я бы не сказал, что именно Украина заводит переговоры в тупик – ситуация изначально достаточно тупиковая.

Как я уже говорил, пространство для маневра у сторон тут минимальное. И хотя можно, конечно, абстрагироваться от той ситуации, которая была на Украине до 2014 года, и в теории рассчитывать, что какое-нибудь украинское правительство пойдет на компромисс и наделит Донбасс каким-то особым статусом, на практике я сейчас не вижу там таких политических сил – ну, разве что оппозиционный блок… И то не уверен, что в случае его гипотетического прихода к власти (на что пока совсем не похоже) его представители будут готовы пойти на такой опасный прецедент.


 

Денис Пушилин, Председатель Народного Совета ДНР
council.gov.ru

Украина – в принципе, унитарное государство, и наделение какой-то территории особыми правами, да еще и в результате вооруженного конфликта, чревато распадом всей страны, причем очень быстрым. Ну, и, кроме того, эти шаги совершенно не находятся в логике реформы децентрализации, которая представляется довольно логичным ответом на разные требования, связанные с разным менталитетом в разных частях Украины.

Если Россия в начале конфликта требовала федерализации Украины, понимая под этим повышение субъектности регионов, областей (в надежде, что это позволит если не развалить Украину, то по крайней мере влиять на ее внешнюю политику), то украинская реформа децентрализации предлагает другое. Не усилить областной уровень, а, напротив, нивелировать его, а полномочия давать небольшим территориям. И в этих рамках особенности Донбасса могут быть учтены – так же, как, например, особенности Закарпатья или Буковины.    

Ну, а если говорить о декларации США о непризнании Крыма российским и ранее звучавших достаточно двусмысленных заявлений Трампа на этот счет, то я думаю, что такие ранние высказывания он делал в силу некоторой политической неопытности. Совершенно очевидно, что по американской логике Крым не может быть признан российским, пока с этим каким-то образом не согласится Украина. Другое дело, что это может не сильно мешать отношениям с Россией (и тут в качестве примера всегда приводится непризнание вхождения в состав Советского Союза прибалтийских стран).


 

Майк Помпео
Chairman of the Joint Chiefs of Staff Follow/flickr.com

На протяжении 50 лет Соединенные Штаты не признавали этого вхождения и даже оказывали некие знаки внимания правительствам в изгнании. Но это совершенно не мешало Соединенным Штатам вести переговоры с Советским Союзом, достигать иногда каких-то соглашений. Но, тем не менее, у жителей этих стран было твердое ощущение, что если что, США поддержат их стремление к независимости и восстановлению ситуации, которая существовала до включения их в СССР. Так, собственно и произошло; думаю, то же самое будет и с Крымом.

То, что сейчас принята такая декларация, – это, скорее, демонстрация после встречи Трампа и Путина. В первую очередь американские политики напоминают Трампу, что он не может делать все, что хочет, а очень серьезно ограничен теми демократическими институтами, которые есть в США. Думаю, смысл декларации именно в этом, потому что так-то позиция Соединенным Штатов и была понятна», – сказал Георгий Чижов.

Обсудите в соцсетях
Источник

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *