Политика

Тотальный учет и контроль

Большой брат

pixabay.com

Федеральная налоговая служба хочет получить возможность запрашивать у банков информацию о счетах физлиц вне рамок налоговых проверок — таким образом, как предполагается, можно будет бороться с незаконным предпринимательством. Свои предложения налоговики, как пишет «Коммерсантъ», уже направили в Минфин.

Информация об инициативе содержится в ответе заместителя главы ФНС Даниила Егорова от 28 июня на запрос частного лица. Данные о движении средств на счетах физлиц налоговики хотят получать для «совершенствования работы по выявлению и пресечению незаконной предпринимательской деятельности». Для этого нужно внести изменения в Налоговый кодекс.


 

Банковские карты
pixabay.com

Налоговые инспекции могут проверять движение средств на счетах физлиц уже сейчас. Но для того, чтобы сделать это, необходимо начать проверку. Камеральная проверка проводится для того, чтобы проверить достоверность сведений в поданной декларации, в случае с физлицами — по форме НДФЛ-3. Выездная проверка в отношении рядовых граждан проводятся крайне редко и только по решению руководителя ИФНС. Статистика показывает, что за 2017 год проверено 20 тысяч компаний и ИП и только 774 физлица, средние начисления по итогам выездных проверок граждан составили более 2 млн рублей.

В качестве примера можно привести работу тверских налоговиков. Весной налоговики разыскали страницу с рекламой домашней выпечки, сделали контрольную закупку и по ее итогам вызвали кулинара на дачу объяснений. В результате предприниматель предоставил декларации о доходах за два года — так как «нелегальный кондитер» до этого подавала декларацию как физлицо, получить информацию о движении по ее счету инспекторы смогли в рамках камеральной проверки.


 

Сотрудник ФНС
Терещенко Михаил/АГН «Москва»

У налоговой службы есть возможность анализировать огромный массив информации. ФНС — одно из лидирующих IT-учреждений в стране, сравниться с ней может, как ни странно, разве что Сбербанк. Налоговая служба — это давно уже не десятки тысяч бухгалтеров, которые проверяют и перепроверяют декларации, отчетность и платежки, а также сводят на основе всего этого отчетность в электронных таблицах. Один только что сданный центр обработки данных в Дубне может хранить и обрабатывать до 1,5 тысяч терабайт информации, а это значит, что налоговая служба действительно может, например, оценивать качество всех контрагентов той или иной компании. Уже сейчас процесс передачи информации в рамках проверок из банков в ФНС автоматизирован.

ФНС может загрузить данные по счетам всех налогоплательщиков в программу АСК НДС-3, которая позволит выявить граждан, возможно, ведущих незаконную предпринимательскую деятельность. В 2018 году ФНС стала ответственной за ведение единого реестра записей актов гражданского состояния (ЕГР ЗАГС). Это значит, что служба сможет автоматически учитывать в своей работе родственные связи налогоплательщиков.

Пока что бороться с незаконной предпринимательской деятельностью крайне проблематично. Дело в том, что в Налоговом кодексе отсутствует возможность вменения дохода физическим лицам — то есть для того, чтобы человек заплатил НДФЛ, он должен либо сам заявить о доходе в декларации, либо налоговая инспекция должна найти непосредственные доказательства того, что он утаивает доход. Косвенные «улики», например дорогие покупки, тут не подойдут, приходится доказывать правонарушение при помощи контрольных закупок, как в Твери, или, например, представляя судам выписку со счетов налогоплательщика, которая может трактоваться только однозначно.


 

Заполнение налоговой декларации
Терещенко Михаил/АГН «Москва»

«Сведения о движении денежных средств по счету налогоплательщика <…> не являются безусловным доказательством получения дохода налогоплательщиком. А выписка банка о движении денежных средств по расчетному счету не может служить достаточным доказательством для установления факта осуществления операций по реализации товаров или услуг», — говорилось в одном из комментариев ФНС, который был опубликован в «Ведомостях» год назад.

Стоит отметить, что налоговые инспекции с каждым годом смещают фокус на дорогие, долгие и сложные проверки крупных компаний, которые при этом позволяют заметно увеличить собираемость налогов. «Мелкие» дела им не слишком интересны.

Россияне все охотнее пользуются безналичными расчетами, но беспокоятся из-за желания государства их контролировать. Первый зампред Центробанка Ольга Скоробогатова отмечала, что если в 2016 году объем безналичных расчетов был около 32%, то в 2017 году — уже 39,6%, а по итогам 2018 года может достигнуть 47,4–50% По данным ЦБ, по итогам прошлого года объем безналичной оплаты товаров и услуг составил 16,1 трлн руб., а прочих операций (в т.ч. карточных переводов и переводов в пользу благотворительности) — 19 трлн рублей.


 

Ольга Скоробогатова
Никеричев Андрей/АГН «Москва»

Государство уже задумывается над регулированием этого рынка. Так, например, одно из предложений — запуск системы быстрых платежей, для которого будет достаточно знать всего лишь номер телефона получателя. Правда, получатель должен будет объявиться и дать согласие на перевод через мобильные приложение или по sms.

О том, что россияне беспокоятся за безопасность своих переводов, говорит хотя бы то, что статьи о будущем тотальном контроле со стороны ФНС появляются в центральной прессе регулярно. Еще недавно в налоговом ведомстве уверяли, что «сплошная проверка всех физических лиц на предмет получения незадекларированных доходов на банковские карты не проводится». Вполне вероятно, что скоро необходимо будет придумывать другой ответ.

Обсудите в соцсетях
Источник

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *