Политика

Кабмин как передаточное звено

В.Путин и Д.Медведев

kremlin.ru

Президент России Владимир Путин 18 мая 2018 года утвердил состав нового российского правительства, предложенный премьер-министром Дмитрием Медведевым. Ранее глава государства утвердил структурные изменения в правительстве.

Эти изменения предусматривали появление десятого вице-премьера, разделение Министерства образования и науки на Министерство просвещения и Министерство науки и высшего образования, преобразование Минкомсвязи в Министерство цифрового развития, а также передачу торгпредств от Министерства экономического развития в Министерство промышленности и торговли и переподчинение Росмолодежи и Рособрнадзора, которые ранее курировало Минобрнауки, напрямую правительству.

Политологи сошлись в мнениях, что такие изменения в структуре нельзя считать значительными; премьер-министр Дмитрий Медведев объяснил небольшой масштаб этих перемен тем, что правительство, обладавшее подобной структурой, зарекомендовало себя как работоспособное и эффективное.

Что касается конкретных кандидатур, то предварительно назывались некоторые имена тех, кто, по данным различных источников СМИ, с наибольшей вероятностью войдет в правительство или сохранит пост в нем (возможно, сменив зону ответственности). Среди этих кандидатов назывались, например, и.о министра иностранных дел Сергей Лавров, и.о министра обороны Сергей Шойгу, и.о. министра культуры Владимир Мединский. Однако официально состав нового кабинета министров предполагалось утвердить только 18 мая.


 

И.о. министра культуры Владимир Мединский / АГН «Москва» фото: Любимов Андрей

Как сообщили СМИ, в правительство 2018 года вошли: 

министр просвещения Ольга Васильева;
министр науки и высшего образования Михаил Катюков;
министр по развитию Дальнего Востока Александр Козлов;
министр природных ресурсов и экологии Дмитрий Кобылкин;
министр внутренних дел Владимир Колокольцев;
министр юстиции Александр Коновалов;
министр по делам Северного Кавказа Сергей Чеботарёв;
министр иностранных дел Сергей Лавров;
министр промышленности и торговли Денис Мантуров;
министр культуры Владимир Мединский;
министр строительства и ЖКХ Владимир Якушев;
министр цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Константин Носков;
министр энергетики Александр Новак;
министр экономического развития Максим Орешкин;
министр по ГО и ЧС Евгений Зинчев;
министр финансов Антон Силуанов;
министр здравоохранения Вероника Скворцова;
министр транспорта Евгений Дитрих;
министр сельского хозяйства Дмитрий Патрушев;
министр труда и соцзащиты Максим Топилин;
министр обороны Сергей Шойгу.


 

Министр обороны РФ Сергей Шойгу / kremlin.ru

Что касается вице-премьеров, то ими, напомним, стали:

первый вице-премьер Антон Силуанов;
вице-премьер по социальной политике Татьяна Голикова;
вице-премьер по культуре и спорту Ольга Голодец;
вице-премьер по строительству Виталий Мутко;
вице-премьер по промышленности Дмитрий Козак;
вице-премьер по оборонно-промышленному комплексу Юрий Борисов;
вице-премьер по транспорту Максим Акимов;
вице-премьер по агропромышленному комплексу Алексей Гордеев;
вице-премьер-глава аппарата правительства Константин Чуйченко;
вице-премьер Юрий Трутнев.

Как уточняет информационное агентство РИА Новости, Александр Ткачев, Михаил Мень, Николай Никифоров, Владимир Пучков, Александр Хлопонин, Сергей Донской, Максим Соколов, Александр Галушка, Лев Кузнецов, Дмитрий Рогозин, Игорь Шувалов, Аркадий Дворкович, Михаил Абызов не вошли в состав нового кабмина.


 

Аркадий Дворкович, бывший заместитель председателя правительства РФ / АГН «Москва» фото: Киселев Сергей

Прокомментировать для ситуацию «Полит.ру» согласился Николай Петров, профессор, заведующий Лабораторией методологии оценки регионального развития Центра фундаментальных исследований Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (НИУ-ВШЭ). По его оценке, принципиально важным является не столько вопрос о конкретных фигурах на конкретных постах, сколько вопрос о взаимодействии этих фигур с вице-премьерами.

«Мне кажется, принципиально, насколько новый состав министров сочетается с вице-премьерами. И с этим связаны некоторые назначения, которые восприняты СМИ как неожиданные, включая назначение Дмитрия Патрушева министром сельского хозяйства. Тот факт, что Гордеев оказался вице-премьером, уже по сути означал, что Ткачев с поста главы Минсельхоза уходит. А Патрушев как глава Россельхозбанка оказался вполне приемлемой кандидатурой. И надо подождать, будет ли его отец переназначен секретарем Совета безопасности. Если это произойдет, логика этой комбинации станет более завершенной.


 

Председатель ГД В. Володин, директор ФСБ А. Бортников и секретарь Совета безопасности Н. Патрушев / duma.gov.ru

На мой взгляд, принципиальное знание о кабинете министров – это то, что безотносительно к замене одних персон другими мы не увидели какой-то новой команды. Мы увидели, что тех чиновников, которые с точки зрения Кремля не очень справились со своей работой или по каким-то иным причинам решили уйти, заменили, но по крайней мере сейчас еще неочевидно, как сочетаются части этого целого. Как вице-премьеры сочетаются с министрами, которых они должны курировать, и насколько новый состав кабинета окажется способен к командной работе в сравнении с предыдущим правительством.

Думаю, тут неправилен подход, когда оценивают каждую фигуру применительно к способности возглавлять работу по тем позициям, на которые эта фигура назначена. Это пакетные назначения, когда есть гораздо более важные с точки зрения Кремля соображения, чем способность, допустим, Мутко возглавлять сперва спорт, а теперь – строительство.

Мне к тому же представляется, что целый ряд назначений тут имеют переходный характер, и не следует ожидать, что все шесть лет эти люди будут занимать соответствующие посты. Просто замена их не является срочной и зачастую требует очень серьезной работы – в том числе в зависимости от международной ситуации (как, например, во внешнеполитическом блоке).


 

Министр обороны РФ Сергей Шойгу в Сирии / mil.ru

А так можно говорить, что качественные изменения в кабмине оказались не столь уж существенными. Прежнее правительство не было командой, а было своего рода советом директоров, где каждый «директор»-министр отражал интересы какого-то определенного элитного клана. И роль прежнего правительства заключалась, в частности, в сохранении статус-кво. А новое правительство, казалось бы, должно возглавить какие-то усилия по реализации той или иной стратегии. Но мы пока не видим ни командного принципа, ни какой-то стержневой идеи, которая объединяла бы этих людей.

О вице-премьерах можно сказать, что мало того, что они наполовину обновились неочевидным образом, но еще и те, кто остались, в основном поменяли свои сферы компетенции. Что означает перемешивание одной и той же колоды, управленческую неразбериху, связанную со сменой этих позиций, но совершенно неочевидный позитивный результат. Получилась ли какая-то команда как единая рабочая структура, станет ясно уже только в процессе работы правительства.

И, по видимости, сама идея формирования правительства заключалась не в том, что оно будет вырабатывать какие-то важные решения, а в том, что оно будет реализовывать решения, вырабатываемые где-то в другом месте. В этом смысле важно, насколько профессионально тот или иной человек может служить промежуточным звеном между теми, кто решение принимает, и теми, кто их выполняет», – сказал Николай Петров.

Обсудите в соцсетях
Источник

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *