Политика

Что смотреть после ММКФ-2018

Кадр из к/ф Антони Кордье «Гаспар едет на свадьбу»

Смотреть нужно картину француза Антони Кордье «Гаспар едет на свадьбу». Взрослый художник знает, каждую сцену можно сделать самыми разными способами и при этом способен выбрать тот, что нужно. В этом смысле – это упоительный фильм. При том, что легкомысленно начавшись, приводит героев к тому, что мы не любим – «надо срочно решать, но почему это должны делать именно мы». Кино красивое, смешное и интересное. Как пишет теперь молодежь в соцсетях: «обнимемся». Такие, примерно чувства вызывают герои и авторы фильма. Чем лучше фильм, тем меньше о нём нужно говорить. Смотреть и восхищаться, да и всё. 

«Гнев», Сержиу Трефо. Добросовестный олдскульный фильм о мести гордого бедняка богатым. Никаких неожиданностей и фабулу сразу раскрывают, но смотреть все равно хочется, красивый. Конечно, стилизация под кинематограф былых времен, но стилизация мастерская и небездушная. 

«Халеф», Мурат Дюзгюноглу. Я сначала смотрел фильм, а потом слушал режиссера про то, что он ориентируется на Тарковского. Если б сначала была пресс-конференция, я б в кино не пошел, к международному ориентированию на Тарковского отношусь с опаской. Но режиссер оказался, что надо! Я б с удовольствием и остальные его фильмы посмотрел. Вообще второй год в конкурсе ММКФ отличные турецкие фильмы (в прошлом году  — «Жёлтая жара» Фикрета Рейхана), как говорится, тенденция. В «Халефе» еще интересно, что фабула о реинкарнации. Как говорится в фильме, такое случается в наших турецких местах. Старшему брату интересно, что будет, если в колодец упадет не апельсин, а младший брат. И вроде поначалу тоже ничего такого, а потом бац и брат в соседском мальчике возродился. 

«12-й человек», Харальд Цварт. А вот норвежцы решили снять «фильм про войну», «но, чтобы и молодое поколение поняло» — и вдруг получилось. О герое Яне Болсруде была написана книга и в 1957 году снят фильм «Девять жизней». Режиссер говорит, Ян был очень скромным и переживал, что его выставляют героем, считал, что герои  — земляки, которые спасали его от гестаповцев. И вот в новом кино он представлен несколько менее геройски, если можно так говорить о человеке, пережившим столько испытаний и мук. Обмороженного раненого норвежцы переправляют в нейтральную Швецию. Фашисты зверствуют. Все сравнивают, конечно, с «Выжившим», как будто у нас Маресьева не было. Время от времени происходят всякие смешные несостыковки у норвежских подпольщиков. И сам герой вида не очень героического. Актер (Томас Гуллестад) непрофессиональный, но такой выразительный! Фильм, судя по всему, уже идет у нас в прокате, а не как обычно с фестивальными картинами.

Как всегда в конкурсы и программы кинофестивалей под видом документальных протыриваются фильмы, авторы которых сначала придумывают главную мысль произведения, а потом подбирают под неё видеоиллюстрации. То, что в жизни никуда от таких картин не деться – понятно, ими международный телевизор набит, но на фестивалях, мне кажется, можно было б без них и обойтись. Лучше и называть их не будем. Я поначалу думал, что фильм «Чистильшики» Ганса Блока и Морица Ризевика — тоже из таких, но, к счастью, ошибся. Там, хоть в основе мысль простая (соцсети – зло) – имеется напряженная драматургия, заплетенная в косу: соцсети — публичные компании, соцсети — коммерческие компании, алгоритмы-продвигающие-хейтерские-посты, модераторы-которые-понимают-меньше-роботов-но страдают- как человеки, Мьянма-где-фейсбук-это-весь-интернет и т.п. Вот «Чистильщикам» и достался приз за лучший документальный фильм. И это поможет, как говорится, делу мира. Шутка.

А вот еще. Много лет я про себя занимаюсь такими упражнениями, что в классических произведениях переставляю центр тяжести. Когда главным героем назначаешь кого-то из второстепенных. И тут, конечно, лучшее поле для упражнений – шекспировский Гамлет. Когда занимаешься этим, к счастью, не нужно сочинять заново эпизод за эпизодом, нужно просто следить как от перестановки меняется модальность самой истории. Например, если сделать главной героиней мать Гамлета – это будет история о женщине на границе нервного разрыва. Трагедия опять же, но о другом. Можете себе представить. Или, допустим, если сделать главным героем Полония – это ужас опять какая выходит трагедия. Но опять о другом. И так далее. Конечно, эти новые истории, как правило, короче оригинала, ведь «новый главный герой» часто погибает раньше Гамлета. Но это неважно, тебе же не надо сочинять эпизод за эпизодом, ты просто следишь как изменяется «про что», когда ты выводишь второстепенного героя в дамки. И при этом, конечно, ты знаешь, что сам Шекспир, слава ему, сделал самый лучший выбор, чтобы все заиграло. Ну и вот.

И тут в конкурсе фестиваля фильм Клер МакКарти  «Офелия», на основе книжки, где уже такое упражнение было проделано. А в фильме уже и производное упражнение обработано в том же духе. В общем, интересно, казалось бы. А оказалось не интересно, и даже возмутительно. Режиссер и продюсер говорят на голубом глазу, что у Шекспира образ Офелии прописан недостаточно. Бледно прописан. А вот в книге уже, значит, было все значительно улучшено относительно шекспировского. Ну и они вдобавок еще постарались кинематографическими средствами, чтобы сделать образ «более полным, живым и современным». Еще, если вы не в курсе, они считают, что все женские образы у Шекспира никакие, просто игрушки в жестоких играх мужчин. В результате, то есть в самом фильме, они не сохранили упругую драматургию, которая, главное дело, живет веками на тысячах сцен и экранов. Они просто напихали в фабулу Шекспира беллетристических костылей, которые должны им вроде как помочь свести концы с концами. Костыли, собственно, тоже не особенно помогают, зато в истории появился хэппи енд. Все умерли, одна Офелия осталась и даже родила покойному недоделанному Гамлету ребенка, а теперь живет женской независимой жизнью. Как сказано закадровым голосом Офелии в кино, а потом еще повторено её создателями в качестве твердого аргумента: «не всякая история заканчивается битвой». Ну что делать. Жалко, конечно. Много артистов хороших играет, художники талантливые, они не виноваты. А авторам, чтоб замахиваться на Вильяма нашего нужно предварительно кишку укрепить.

Если кому-то интересно, тут видеозапись пресс-конференции ММКФ, выступают режиссер Клер МакКарти и продюсер Сара Куртис 

Это как раз образец того, что Дмитрий Александрович Пригов называл культурной невменяемостью.

Вот как я на днях по «Эхо Москвы» слышал, как Александр Невзоров объяснял, почему ученики старших классов стали нападать на школы. Это, говорит, потому что учителя насилуют учеников Толстыми и Достоевскими. Все же ушли на радио, а мешки теперь ворочать некому.

Обсудите в соцсетях
Источник

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *