Политика

ВПК: Перезагрузка в шестое поколение

Дмитрий Рогозин

Сергей Мамонтов/Wikimedia Commons

Военно-промышленному комплексу России предстоит совершить мощный технологический рывок. И сделать это необходимо в условиях антироссийских санкций. Об этом недавно рассказал вице-премьер Дмитрий Рогозин, курирующий в правительстве ВПК. По его словам, ближайшее будущее оборонки «связано с максимальным внедрением технологий шестого уклада». Это значит, что в отрасли появятся разработки, основанные на открытиях в области биотехнологий, новых материалов, робототехники, нанофотонике и многом другом, что еще недавно казалось фантастикой. 

Как ранее рассказывал Рогозин, сейчас производственные мощности России находятся на уровнечетвертого уклада, который «выиграл» еще СССР. Пятый уклад, базирующийся на достижениях микроэлектроники, информатики и т.д., наша страна пропустила в 90-х.Поэтому скачок сразу на шестой уровень вице-премьер считает «стратегическим вызовом» сегодняшнего дня.

Конструкторы и технологи нового поколения

Идею ускоренного прорыва оборонки в сферу высокоинтеллектуальных технологий Дмитрий Рогозин претворяет в жизнь в течение всего времени работы в правительстве. Практический путь, как отмечают эксперты, в этом вопросе один: сосредоточить на развитии технологий ресурсы и создать необходимую базу. В идеале самые перспективные фундаментальные исследования без волокиты должны выходить на стадию опытно-конструкторских разработок, а затем и в производство. 

С этой целью в 2015 году создан Институт генеральных конструкторов по созданию вооружения, военной и специальной техники. В 2016 году при Военно-промышленной комиссии РФ, которую возглавляет лично президент Владимир Путин, утвержден совет главных конструкторов сил общего назначения и конструкторы по 27 проектам. Предполагается, что новая инженерная элита страны помимо всего прочего возродит лучшие традиции советской школы прославленных конструкторов. 

Доводить до стадии конкретных проектов конструкторскую работу будет другой системный интегратор – институт «Научных руководителей приоритетных технологических направлений». Как и ведущие конструкторы, технологи теперь отвечают не заотдельные самолет или ракету, а за создание целостной системы вооружения. Это, по словам Рогозина, самое сложное. «Потому что надо определить не просто крупного ученого, который способен двигать новейшие технологии, но еще и такого, кто помимо мощнейшего интеллекта обладал бы организаторскими способностями», — рассказал вице-премьер. В 2016 году был сформирован перечень из девятнадцати приоритетных для оборонной отрасли технологических направлений. Два из них — технология робототехнических комплексов и технология сверхпроводимости — переданы Фонду перспективных исследований (ФПИ). 

Фонд был создан в 2012 году в поддержку Институтагенеральных конструкторов. В настоящее время 35 лабораторий ФПИ занимаются исследованиями в сферах, которые напрямую связаны с шестым технологическим укладом. Так, эксперты отмечают, что фонд имеет непосредственное отношение к разработкам гиперзвукового оружия. На данный момент в портфеле ФПИ более 50 проектов. Некоторые достижения организации, как, например, управляющий боем на расстоянии комплекс «Нерехта», принимаются на вооружение. 

На пути к «высшему разуму» 

Благодаря предпринятым усилиям в отечественной оборонке уже появились разработки переходного уровня — от пятого к шестому технологическому укладу. В частности, гиперзвуковое оружие и беспилотные летательные аппараты (БПЛА), презентацией которых недавно удивил весь мир президент Владимир Путин. Безусловная новация – зенитные ракетные системы С-500 «Прометей», которые смогут поражать даже межконтинентальные баллистические ракеты в космосе.

Прорывными эксперты называют и новейшие роботизированные системы: наземный гусеничный боевой беспилотник «Уран-9», комплекс для взрывотехническихработ МРК-ВТ-1, универсальную платформу Т-14, созданную на базе основного российского боевого танка. 

По мнению члена Ассоциации военных политологов, заведующего кафедрой политологии и социологии РЭУ имени Плеханова Андрея Кошкина, за последние годы «предприятия ВПК успели полностью нивелировать» технологический провал 90-х в области робототехники и БПЛА. И поэтому достижение целей, определенных в госпрограмме вооружений до 2025 года, теперь вполне реально. В частности, программа предусматривает развитие технологий, которые прямо выведут ВПК в реальность «высшего разума» — робототехники, межсредных системвооружения и оружия на новых физических принципах. 

Безусловно, полная технологическая перезагрузка оборонки – дело не одного десятка лет. И не только для России. Собственно, оформляться современная тенденция начала только в 2010-х и предполагается, что в развитыхстранах в фазу зрелости она войдет ближе к 2040 году. Так что время и ресурсы для стратегического рывка у России есть. Как считает Дмитрий Рогозин, «та команда, которая сформировалась, те люди, которые сегодня пришли к руководству предприятий ОПК, с этой задачей успешно справятся».

Обсудите в соцсетях
Источник

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *