Политика

Кемеровский прецедент: Россию втягивают в санкционные суды

Угольная шахта

pixabay.com

Ухудшение отношений с западными странами приводит не только к введению в отношении России, ее граждан и компаний, санкций. Это, конечно, серьезная проблема, но, в некоторой степени предсказуемая — уже сейчас в Кремле и Белом доме прорабатывают реакцию на применение действительно жестких санкций в отношении России.

Очень неприятным может быть иное последствие: Россия и российские компании могут стать легкими жертвами в иностранных и международных коммерческих судах. Например, 9 апреля испанская газета El País взяла интервью у некоего инвестора Даниэля Родригеса, который собирается подать против России иск на 500 млн долларов. Об этом же ранее рассказывала и Financial Times. Крупные западные СМИ уже ухватились за тему, как видно из публикаций, но детально разбираться в теме они не собираются. Законность или адекватность этого коммерческого требования к РФ ими не обсуждается.

Между тем, история представляется достаточно интересно: якобы принадлежащая Родригесу британская инвестиционная компания Lehram Capital Investments Ltd в октябре 2013 купила в Кемеровской области у «Евраза» Романа Абрамовича убыточную угольную шахту «Грамотеинскую» за символичные 10 тысяч рублей (315 долларов по курсу того времени) и рассчитывала, что та будет приносить примерно 44 миллиона долларов в год без учета налогов.

И все было бы прекрасно, если бы два месяца спустя губернатор Кузбасса Аман Тулеев не решил найти нового собственника на шахту, поскольку Lehram не платил шахтерам зарплату, а это могло вылиться в забастовку. Нынешний глава заксобрания Кемеровской области всегда отличался особой заботой о шахтерах и гасил любые зачатки социальной напряженности в регионе. Шахту приобрёл близкий к Тулееву угольный миллиардер Александр Щукин. Договор о продаже шахты, утверждается в западной статье, подписал не имевший на то полномочий гендиректор Lehram Capital Investments Ltd Игорь Рудык — якобы он согласился подписать документы после того, как его задержали за нарушение миграционного законодательства (Рудык — гражданин Казахстана) и пригрозили пятилетним сроком лишения свободы.

В целом описываемая история вряд ли кого-то удивит, особенно за рубежом — о вмешательстве властей и силовых органов в бизнес пишет и российская, и западная пресса, рейдерские захваты не редкость и сейчас, а уж кто их проводит, разобраться неспециалисту сложно.

Но если взглянуть на историю внимательно, то в ней очень много странностей. Во-первых, шахта «Грамотеинская» — не такой уж лакомый кусок, как это пытается представить международная пресса.

Потенциальная производственная мощность шахты — 2,5 млн тонн угля энергетической марки «Д» в год. В ноябре 2012 года работа на ней была остановлена после вспышки метана. На 30 июня 2013 года общая стоимость активов «Грамотеинской» составляла всего 13 млн долларов, а доналоговый убыток за 2012 год — 19 млн долларов. Так что в октябре 2013 года Evraz Group продала «Грамотеинскую» Lehram Capital Investments Ltd за 10 тысяч рублей, просто избавившись от нее как от убыточного актива.

Во-вторых, в самой Lehram признают, что на шахте были проблемы с выплатой зарплат. «Lehram Capital Investments Ltd заявляет, что, в соответствии с российским и международным законодательством, задержка зарплат не является достаточным оправданием для экспроприации иностранного предприятия», — говорится в статье El País. «Экспроприация» — громко сказано: шахта была продана новому собственнику, а не подарена.

Получается довольно интересный бизнес: иностранная компания за 10 тысяч рублей покупает убыточную шахту, теряет ее через два месяца и требует компенсацию в 500 млн долларов.

Кстати, в России Lehram пыталась защитить свои интересы, но не преуспела. Как раз в апреле, через несколько дней после публикации статьи в El País, Арбитражный суд Кемеровской области отказал в иске Lehram, которая оспаривала сделку по продаже шахты.

Разбирательство по делу велось с декабря 2015 года. Согласно материалам суда, как передает ТАСС, представитель истца настаивал, что сделка по продаже шахты была «совершена в отсутствие специального одобрения участника под влиянием насилия, угрозы». Кроме того, представители Lehram, оспаривая сделку, заявляли, что у Рудыка не было полномочий для заключения договора купли-продажи шахты. Но в материалы дела так и не был представлен оригинал решения единственного акционера Lehram, которое ограничивало полномочия гендиректора компании по совершению сделок. Да он и не мог быть представлен: по английскому праву, где зарегистрирован Lehram, генеральный директор имеет зафиксированные законом права на заключение любых сделок с активами фондов и компаний.

Процесс в 2016 году был на некоторое время приостановлен из-за того, что Lehram оспаривало в суде общей юрисдикции действия нотариуса, удостоверившего сделку по продаже шахты. Но и в этой инстанции Lehram получила отказ и, более того, ее юристы отозвали апелляционную жалобу.

Кстати, о самой компании Lehram Capital Investments Ltd. Она действительно зарегистрирована в Великобритании, но среди людей, которые с ней связаны нет ни одного британца. Интересы «испанского бизнесмена колумбийского происхождения» Родригеса в Lehram представляют директор из Колумбии Пабло Сааверда и офшор Hasbrone Overseas Ltd. Причем офшор, согласно записям в британском реестре юридических лиц, получил контроль над Lehram, выкупив акции у гражданки Латвии Юлии Лопатиной. Лопатина формально учредила Lehram Capital Investments Ltd в 2011 году, когда ей было всего 27 лет.

Зато благодаря тому, что компания зарегистрирована в Британии, есть повод вспомнить не только об отравлении Скрипалей (Родригес утверждает в El País, что ему постоянно угрожают из-за того, что он собирается требовать компенсацию), но и об Уильяме Браудере, который кстати дал комментарий для El Pais по поводу всего происходящего, посоветовав потенциальным инвесторам отказаться от вложений в Россию.

Вполне вероятно, что расчет Родригеса и его юристов прост: на фоне конфликта между Россией и западными странами, на фоне проходящих в различных юрисдикциях крупных процессах, в том числе о компенсации за национализацию «ЮКОСа», на фоне недоверия к решениям российских судов, в том числе и арбитражных, подать абсурдный многомиллионный иск в один из международных арбитражей кажется «удачной» идеей.

Интересно, что после этого иск не обязательно даже выигрывать в суде — можно, например, заранее продать вероятную выгоду от победы в процессе одной из юридических компаний или заинтересованным третьим лицам. Это, может быть, и не принесет 500 миллионов долларов, но точно окупит изначальные инвестиции в 10 тысяч рублей.

Президент Центра развития региональной политики Илья Гращенков объяснил «Полит.ру», что сейчас Россия и российские компании могут оказаться заложниками политической ситуации, связанной «с ухудшающимся имиджем России за рубежом, где Россию часто представляют как государство, связанное с незаконно полученными и выведенными в оффшоры средствами так называемыми олигархами».

«Думаю, «олигархи» и могут стать первой целью компаний, подающих в суды на Россию по каким-либо коммерческим вопросам; затем по цепочке могут попасть под разборки и те, кто с этими «олигархами» работал.

Причем на фоне санкций и других проявлений ухудшившегося отношения к России могут появляться и иски с требованиями больших сумм — как, например, некогда было с компанией Noga. Такое вполне может начать повторяться, потому что репутация России может влиять и на судебные перспективы российских компаний в коммерческих судах», — сказал Илья Гращенков.

Директор Фонда прогрессивной политики Олег Бондаренко также предположил, что на фоне антироссийской истерии на Западе могут появляться иски на крупные суммы к российским компаниям. «Не думаю, что такое явление может стать системным, но как частная инициатива оно вполне может иметь место. Если западным предпринимателям будет на что наложить обеспечительный иск — то почему бы нет?» — предположил он в разговоре с «Полит.ру».

«Но тут имеют значение конкретные моменты. Если подать иск, к примеру, против Абрамовича, Дерипаски, Махмудова — словом, против тех, у кого есть активы в других странах, то такая история вероятна. Если активов за рубежом нет, то тут другая история. И еще: существует такое понятие, как зона судебной компетенции. Западные предприниматели могут обподаваться исков в западные суды на российских бизнесменов, а что толку? У нас, кажется, каждый день тикает по 50 миллионов долларов за то, что мы некую еврейскую библиотеку не передали ее, как они сами считают, владельцам в Нью-Йорке. И что дальше? Ничего, и никто эти деньги платить не будет», — отметил он.

Обсудите в соцсетях
Источник

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *