Политика

«Газпром» и его газовые контракты с Европой

Сварка труб газопровода

turkstream.info

Антимонопольное дело, возбужденное  в отношении «Газпрома» в Евросоюзе, может быть закрыто без штрафов для компании, утверждают российские и западные СМИ. В самой компании уверенно рассуждают о запуске «Северного потока-2» и «Турецкого потока» и новом транзитном договоре с Украиной.

Антимонопольное дело может быть закрыто, так как Еврокомиссия намерена одобрить обязательства «Газпрома» по урегулированию ситуации. Как утверждает международное агентство Reuters, ссылающееся на неназванные источники, это может случиться еще до конца месяца. По сведениям же источников газеты «Коммерсантъ», решение может быть принято позже.

Газета уточняет, что «Газпром» в обновленных предложениях по урегулированию пошел на уступки (например, по поставкам газа в Литву), но в целом сохранил свои позиции, и в такой форме его предложения имеют хорошие шансы быть одобренными. Официально Еврокомиссия своего отношения еще не выражала; СМИ отмечают, что еврокомиссару по конкуренции Маргрете Вестагер предстоит еще выбрать подходящий момент для официального закрытия дела, учитывая осложнения в отношениях РФ и ЕС.


 

Маргерете Вестагер
EU2016 NL/flickr.com

Добавим: если Еврокомиссия одобрит обязательства «Газпрома» и закроет дело, это решение может быть оспорено в суде, допускают опрошенные СМИ эксперты. Но этот процесс, скорее всего, вынесет решение в пользу ЕС.

Между тем глава «Газпрома» Алексей Миллер заявил о предстоящем снижении в 10 раз транзита газа через Украину. Как сообщает информационное агентство РБК, Миллер пояснил журналистам, что это произойдет после запуска проектов «Северный поток-2» и «Турецкий поток». Он не исключил, что новый договор о транзите газа с Украиной «Газпром» подпишет, однако условия его, по словам Миллера, будут отличаться от тех, что прописал разбиравший претензии «Нафтогаза Украины» к «Газпрому» Стокгольмский арбитраж.

Прокомментировать для «Полит.ру» ситуацию согласился Алексей Белогорьев, заместитель директора по энергетическому направлению Института энергетики и финансов. По его мнению, дело в отношении «Газпрома» фактически решилось примерно около года назад, и тот факт, что Еврокомиссия до сих пор не приняла по этому поводу официального решения, продиктован только геополитическими соображениями.


 

«Турецкий поток»
turkstream.info

«То, что Еврокомиссию устраивает комплекс мер, который был предложен «Газпромом» в ответ на антимонопольные претензии, было ясно еще год назад, весной 2017 года. И то, что до сих пор еще нет формального решения Европейской комиссии, связано сугубо с геополитическими мотивами, а не с обстоятельствами самого дела. Само дело было, в общем-то, закончено еще год назад, и то, что сейчас оно по формальным признакам продолжает существовать, есть вопрос сугубо политический.

На деле сама процедура антимонопольного расследования предполагает выбор Еврокомиссией одного из двух вариантов: либо наложит штраф в виде определенного процента от оборота, либо достичь мирового соглашения и утвердить те обязательства, которые компания, чьи действия стали объектом расследования, добровольно на себя берет. Можно сделать либо то, либо другое, но и не все это одновременно — сама процедура расследования этого не позволяет. И поскольку Еврокомиссию устраивают предложенные «Газпромом» обязательства, вопрос о штрафе можно считать снятым. При этом совершенно очевидно, что некоторые страны (скорее всего — Польша) попытаются оспорить в суде это решение. Но это будет бесперспективно, потому что у комиссии нет никакого стимула для того, чтобы заканчивать это дело штрафом.

Что же касается сути дела, то «Газпром», во-первых, признал (не де-юре, но де-факто), что он нарушал антимонопольное законодательство и действительно манипулировал ценами в Восточной Европе — завышал их, используя механизм долгосрочных контрактов и изолированность национальных рынков этого региона. Другое дело, что изолированность этих рынков не является виной «Газпрома», и это компания тоже смогла показать. Она была виной самих восточноевропейских стран, которые не развивали транспортную инфраструктуру — «Газпром» лишь работал в тех условиях, которые существовали. И претензий, что «Газпром» препятствовал развитию этой инфраструктуры, нет.


 

Встреча Алексея Миллера с Главным исполнительным директором Snam S.p.A. Марко Альвера по вопросам развития инфраструктуры в Европе
gazprom.ru

Если же говорить о долгосрочных контрактах, то «Газпром» под влиянием антимонопольного расследования внес в них детальные изменения, причем внес их в долгосрочные контракты не только с восточноевропейскими потребителями, но и практически со всеми своими европейскими контрагентами, в том числе с турецкими. Изменения эти касаются нескольких моментов.

Первый — это частичная привязка ценообразования к индексам спотовой торговли на европейских хабах (главным образом немецких). Судя по всему, для ряда стран, например, Прибалтики, можно говорить более конкретной привязке. Второй момент заключается в том, что выровнялись сами цены — за счет того, что появилась эта привязка в ценообразовании, цены для восточноевропейских потребителей оказались близки (с учетом, конечно, транспортных расходов) к ценам на границе с Германией.

Еще одна группа изменений связана с тем, что «Газпром» фактически перестал использовать механизм «бери или плати». Причем сам механизм в контрактах сохраняется: это даже было подтверждено решением Стокгольмского арбитража по иску «Нафтогаза» к «Газпрому» относительно контракта на поставку газа. Этим решением объем обязательно забираемого газа был радикально снижен, но сам принцип сохранен. И принцип этот существует и поныне в других контрактах «Газпрома», но фактически компания не использует его, ссылаясь на резкие изменения рыночных факторов.

«Газпром» также отказался от запрета на реэкспорт газа (не знаю, отказывался ли де-юре, но де-факто точно да), которую долго отстаивал. В том числе он сделал контракты гибкими в том отношении, что потребитель может менять точки отбора газа. Например, потребитель в Северной Европе может поменять точку отбора с Польши на Болгарию, если, допустим, хочет этот газ перепродать. А это уже и есть реэкспорт, перепродажа газа.

В точки зрения изменения контрактных условий эти изменения и есть ключевые. Кроме того, «Газпром» согласился с тем, что новые контракты, которые он заключает (а их весьма немного), будут рассчитаны на меньшие сроки. Потому что большие претензии Еврокомиссии были связаны с долгосрочностью контрактов, с тем, что они длятся 20, 30 и даже 35 лет. «Газпром» согласился работать с более короткими контрактами: сейчас они не превышают 10 лет.

Большинство контрактов в ближайшие годы будут заключаться на период 3-5 лет, то есть, по сути, они становятся среднесрочными, а не долгосрочными. Плюс новые контракты заключаются на существенно меньшие объемы газа — компания и с этим смирилась. При этом есть уже пример полного отказа от механизма долгосрочных отношений, долгосрочных контрактов — это Литва, которая не стала продлевать контракт, но продолжает покупать российских газ уже на спотовом рынке. В перспективе к ней присоединится Польша, которая тоже не собирается продлевать контракты; возможно, их примеру последуют еще какие-то страны.


 

Подводный аппарат для исследования морского дна вдоль маршрута газопровода «Северный поток‑2»
nord-stream2.com

В целом «Газпром» в последние годы радикально пересмотрел всю свою систему контрактных отношений с европейскими потребителями, гармонизировав ее с Третьим энергетическим пакетом и действующим европейским законодательством. Тем самым он снял все претензии Еврокомиссии. В общем-то, сложно даже сказать, что еще «Газпром» может сделать с контрактами, чтобы они были более прозрачными.

В этом смысле новых претензий к компании по крайней мере со стороны европейских потребителей быть не должно и, в общем-то, перспектив новых исков от них нет — за исключением, опять-таки, части восточноевропейских потребителей, которые могут воспользоваться уже упомянутым решением по иску «Нафтогаза» как прецедентом для того, чтобы радикально снизить объем обязательно отбираемого газа. Так что перспективы «Газпрома» на рынке достаточно хорошие» — сказал Алексей Белогорьев.

Обсудите в соцсетях
Источник

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *