Политика

Не OAR, а Россия

Делегация OAR в Пхёнчхане

Фото: пресс-служба Олимпийского комитета России

25 февраля в южнокорейском Пхёнчхане завершились XXIII Зимние Олимпийские игры. Российские болельщики следили за церемонией закрытия со смешанными чувствами: МОК предсказуемо запретил делегации атлетов из России пронести национальный флаг, зато наши хоккеисты исполнили давнюю заветную мечту — свою и болельщиков — и завоевали золото Олимпиады. «Красная машина» доходчиво объяснила: мы не OAR, мы Россия.

Церемонии закрытия ОИ-2018 многие ждали еще до начала Игр — когда организаторы объявили, что у олимпийских атлетов из России (OAR) остается шанс увидеть российский флаг не только в руках болельщиков на трибунах, но и на официальном мероприятии, при условии полного выполнения всех требований и условий Международного олимпийского комитета.

Впрочем, решение МОК в отношении делегации OAR и ее статуса на церемонии закрытия предвосхитило официальное подтверждение обнаружения запрещенного мельдония в допинг-пробах российского керлингиста Александра Крушельницкого, а следом и решение Спортивного арбитража об аннулировании результата спортсмена на ОИ-2018 и лишении бронзовой медали — к слову, первой в истории России олимпийской награды в керлинге.

В истории с мельдонием в пробах Крушельницкого столько неясностей, что хочется верить в исполнимость обещания главы Федерации керлинга России Дмитрия Свищева добиться возвращения награды через судебные разбирательства: концентрация запрещенного вещества в пробах была очень мала, что подтверждает его однократный прием без каких-либо терапевтических преимуществ для спортсмена — а керлингисты искренне недоумевают, какое вообще преимущество может дать в их виде спорта мельдоний, даже если бы дело касалось намеренного систематического употребления. Еще была надежда, что МОК учтет это и поверит, что речь идет о «допинг-терроризме», как уже окрестили эту историю в СМИ: кто-то подлил-подбросил запрещенку Крушельницкому, который совершенно не подозревал, что принимает допинг. А там, глядишь, МОК и смягчился бы в отношении российских спортсменов хотя бы в последний день Игр.

Однако даже самые отчаянные оптимисты поняли, что российские спортсмены так и останутся на этих Играх в статусе OAR, под нейтральным флагом и с гимном олимпийского движения, когда в допинг-пробе нашей бобслеистки Надежды Сергеевой нашли запрещенный препарат триметазидин. Дальше, по обычной процедуре, Сергееву лишили аккредитации на ОИ-2018, результаты аннулировали — кстати, результаты довольно скромные, 12-е место в соревнованиях двоек в паре с Анастасией Кочержовой.

В итоге решение МОК о сохранении нейтрального статуса OAR до конца Олимпиады стало очевидным. На церемонии закрытия российские спортсмены шли под нейтральным флагом, который пронес волонтер.

И все же несмотря ни на что — ни на пресловутый нейтральный статус, ни на всего лишь 13-е место в неформальном медальном зачете ОИ — российские спортсмены завершили соревнования громкой, долгожданной, волевой победой. Впервые с 1992 года Россия — олимпийский чемпион по хоккею. Не OAR, а именно Россия — и болельщики неоднократно напомнили об этом с трибун в ходе финального сражения со сборной Германии, а затем и на церемонии награждения. Российский гимн пели и на трибунах, и на льду — и болельщики, и хоккеисты «красной машины».

Главный тренер российской сборной по хоккею Олег Знарок подчеркнул: «У нас на этой Олимпиаде была именно команда — один за всех и все за одного, и мы выступили именно командой».

Олимпиада-2018 закончилась, однако допинг-скандал вокруг российского спорта далек от завершения. Это подтвердил глава МОК Томас Бах, отметив, что атлетов из России тестируют на допинг чаще, чем любых других, «и эта тенденция продолжится».

Болельщики же хотят только одного — продолжения другой тенденции, которую задали все «чистые» российские спортсмены, все авторы олимпийских наград России. Не OAR, а именно России.

Обсудите в соцсетях
Источник

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *