Политика

«Оливковая ветвь» продолжила «Щит Евфрата»

Олива в инее

Daniele Nicolucci/flickr.com

Турция начала в Сирии операцию «Оливковая ветвь», направленную против курдов. Первым этапом операции стал удар с воздуха, в ходе которого самолеты ВВС Турции поразили 45 целей в Африне. Затем началась наземная часть операции: президент Турции Реджеп Эрдоган заявил, что Турция намерена зачистить всю приграничную часть Сирии. Между тем Россия дала понять, что не намерена вмешиваться.

Активизацию Турции в Минобороны России объяснили действиями США, пишет газета «Ведомости». Эти действия (а именно – попытки обособления районов с преимущественно курдским населением), по оценке российского военного ведомства, и стали основными факторами, «способствовавшими кризисному развитию ситуации в данной части Сирии».

Ведомство также отмечает, что негативную реакцию у Турции вызвало заявление США о формировании «пограничных сил» и действия «по развалу сирийской государственности и поддержке вооруженных группировок боевиков». Сходную мысль о том, что это Вашингтон фактически спровоцировал Анкару на решительные шаги, высказал в интервью газете «Коммерсантъ » и министр иностранных дел России Сергей Лавров.

В связи с происходящим Совет безопасности ООН назначил экстренное заседание по Сирии, сообщает информационное агентство «Росбалт». Консультации назначены на 22 января. Кроме того, высказываются опасения, что действия Турции сделают невозможным мирное урегулирование в Сирии, пишут «Ведомости». 


 

Флаги в Сирии
José M. Ruibérriz/flickr.com

Между тем активизировались и войска президента Сирии Башара Асада: как передает интернет-издание «Газета.Ru», сирийская армия начала операцию в районе Идлиба. Сообщается об освобождении ими уже 24 населенных пунктов. В районе Идлиба, напомним, находятся боевики «Джебхат ан-Нусры» –  террористической группировки, деятельность которой запрещена в России и ряде других стран.

Побеседовать с «Полит.ру» о происходящем в Сирии в связи с действиями Турции согласился Алексей Макаркин, ведущий эксперт Центра политических технологий. По его оценке, Эрдоган добивается все той же цели, что ставил перед собой в 2016  году, и теперь он сумел заручиться пусть не поддержкой, но невмешательством как со стороны США, так и со стороны России.

«Если говорить об «Оливковой ветви», то в 2016 году Турцией уже проводилась операция с той же стратегической задачей – «Щит Евфрата». Стратегическая задача была уже тогда, напомню, – не позволить курдам создать автономию на севере Сирии. Эрдоган об этом в течение долгого времени говорил и продолжает говорить, поскольку это – главная задача Турции в сирийском конфликте.

Вопрос о судьбе Асада для Турции вторичен. На этой основе и получился некий ситуативный компромисс между Россией, Турцией и Ираном, вылившийся и в астанинский формат как альтернативу женевскому (или хотя бы – как попытку создания альтернативы женевскому формату), и в Конгресс по национальному примирению, который намечено проводить в Сочи. В общем, Турция пошла на эти шаги, имея в виду, что главное – не допустить создания курдской автономии.

Но операция в 2016 году прошла не очень удачно. Да, турки кое-что получили (а именно – часть провинции Алеппо в обмен на то, что протурецкие силы ушли из самого города Алеппо; а также часть северной четверти Алеппо перешла под Туреций контроль). И «Щит Евфрата» позволил разрезать потенциальную курдскую автономию надвое: с одной стороны остался Африн, который сейчас, после начала новой операции турков, все знают; с другой – все остальное. Но «Щит» показал и то, что турецкая армия находится в достаточно сложном состоянии (как мы знаем, конечно же, есть проблема лояльности военных, попытки государственного переворота и увольнения многих офицеров). И Турция на определенный промежуток времени остановилась – новая операция произошла больше, чем через год после «Щита Евфрата».


 

Отряд народной самообороны курдов в Сирии
Kurdishstruggle

За это время Турция попробовала договориться с американцами по поводу курдов. В качестве партнера по переговорам был выбран генерал Флинн – уже, можно сказать легендарная фигура в Америке. И можно сказать, что если с Россией он вел, так скажем, зондирующие переговоры, то с Турцией он продвинулся куда дальше. Так что если уж он на кого-то и работал, в чем его подозревали, так это, скорее, на Анкару, чем на Москву. И в Турции были ожидания, что республиканская администрация президента что-то изменит во внешней политике в регионе, и в Совете безопасности обсуждались альтернативные варианты – ставки именно на Турцию как на приоритетного партнера в регионе.

Но карьера Флинна быстро рухнула, и возобладала та точка зрения, что необходима преемственность. Обама делал ставку на курдов в Сирии – соответственно, эту же ставку стоит считать актуальной и при Трампе. В результате курды расширили территорию своего влияния, и очень серьезно по сравнению с ожидавшимся результатом. Ну, где здесь американцы учитывают интересы Эрдогана? Так как расширение пошло на юг и юго-восток, а это не сфера интересов Эрдогана, курды заняли значительные территории, контролировавшиеся ранее запрещенным в России ИГИЛом – вызвав тем самым большое недовольство России и Асада. Но при этом Эрдоган относился к этому достаточно спокойно – потому что эти территории не примыкают к границам Турции.

В свою очередь американцы, оказав курдам содействие во взятии Ракки (и, может быть, подталкивая их к продвижению в сторону Дейр эз-Зора, чтобы Асад не получил слишком много), закрыли глаза на «Оливковую ветвь», операцию Эрдогана в Африне. Они сделали это, имея в виду, что Африн после «Щита Евфрата» стал фактически анклавом – оказался отрезан от остальных курдских территорий, и что курды и так получили большое территориальное приращение за счет Ракки и других территорий на востоке Сирии. Поэтому США, конечно, критикуют Эрдогана, но очень мягко – давая понять, что Африн их не интересует.

Что касается России, то у нее были наблюдатели в Африне. И Россия дала понять курдам, что она готова вмешаться и как-то сдерживать Эрдогана только в том случае, если курды будут как-то выстраивать отношения с Асадом. То есть для России в Сирии по-прежнему приоритетен Асад. Россия не полностью идентифицирует себя с ним, но приоритет ее очевиден. Но курды отказались от этого. Соответственно, российские наблюдатели из Африна ушли. Тем самым Россия дала понять, что хотя на словах осуждает «Оливковую ветвь, она тоже не будет вмешиваться.


 

Владимир Путин и Реджеп Эрдоган
kremlin.ru

То есть Эрдоган в итоге смог заручиться невмешательством со стороны России и Соединенных Штатов по поводу Африна.

Вот сейчас задача Эрдогана – взять под контроль Африн, причем с учетом того, что в самой турецкой армии ситуация остается непростой, контроль будет осуществляться протурецкими силами сирийской оппозиции. Соответственно, турки уже оказывают этим силам максимальную поддержку для продвижения. С учетом того, что боеспособность таких сил, похоже, не очень высока, то где-то в этом придется участвовать и турецким вооруженным силам. Собственно, это уже происходит – уже идет сухопутная операция», – сказал Алексей Макаркин.

Обсудите в соцсетях
Источник

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *