Политика

Новый миропорядок. Часть 2: добровольные обязательства

Премьер-министры Австралии и Индии

pixabay.com

В случае установления нового миропорядка, что эксперты Центра стратегического планирования Алексея Кудрина считают довольно вероятным событием будущего, обновятся и основные принципы, лежащие в основе системы международных отношений.

Часть 1

 

По оценке специалистов ЦСР, в дальнейшем международные отношения станут более рациональными, а юридически обязывающие договоры все чаще будут заменяться добровольно взятыми на себя обязательствами, передает информационное агентство РБК.

По оценке экспертов, система станет рациональнее потому, что различные групповые интересы найдут больше возможностей реализовать себя в международной жизни. Поговорить с «Полит.ру» о новых принципах будущего миропорядка согласился Алексей Макаркин, ведущий эксперт Центра политических технологий. По его мнению, отступать от юридически обязывающих договоров в направлении добровольных обязательств и, возможно, неформальных договоренностей, в настоящее время достаточно сложно, так как в отношениях между государствами много недоверия друг к другу.


 

Текст к изображению

«Что касается неформальных договоренностей [как одного из принципов нового миропорядка], то с этим-то как раз просто. Опять-таки, если мы говорим об изменениях, то надо вспомнить, что совсем недавно говорили про БРИК (Бразилия, Россия, Индия, Китай). Утверждали, будто будущее – за БРИК. Сейчас, спустя несколько лет, мы видим, что в Бразилии очень непростая ситуация – и политическая, и экономическая. Можно сказать, затяжной политический кризис на фоне экономических трудностей.

Мы видим, что в России произошла рецессия, а сейчас фактически наблюдается стагнация. До сих пор, кстати, неясно, каким был рост ВВП в России в 2017 году, но большинство экспертов сходятся на том, что он был явно меньше обещанных 2% – и что в этом году 2% тоже не будет.

В то же время посмотрим, допустим, на Францию. Только очень ленивый человек не пинал Францию при Олланде. Олланд был идеальной фигурой для критики с самых разных сторон. По-моему, это был уникальный случай, когда президент Франции даже не баллотировался на второй срок, понимая изначально, что у него нет не малейших шансов. В результате, если брать 2016 год, Францию уже списали со счетов как игрока. Нет ее – так, в обозе у Ангелы Меркель что-то болтается.  


 

Эммануэль Макрон / flickr.com

Но сыграл роль человеческий фактор: вот сейчас появляется Макрон. И даже если не брать цифры, а учитывать только то, что политический класс сумел выдвинуть нового человека. Так вот, Макрон как раз сейчас претендует на роль европейского стратега. Он выдвигает большой проект европейской интеграции. Причем проект именно интеграционный: проект, противостоящий тому представлению, что надо зарываться и сидеть по своим углам. И в то же время этот проект может быть более привлекателен для европейских стран, чем проект Ангелы Меркель.

Проект Меркель основан на постоянном напоминании о том, кто у нас платит за обед. Мол, раз за обед платит Германия, то она и должна решать. Это, понятно, вызывает неприятие у очень многих игроков.

Так что, напоминаю, и какой-то персональный фактор тут может играть важную роль. И сейчас, в январе 2018 года, к Франции отношение совсем другое, чем было в декабре 2016 и в январе 2017 года. А ведь прошел всего год! Поэтому я бы был осторожен с прогнозами.

И насчет доверия: если ты хочешь заключать неформальные сделки, пожалуйста! Но неформальные сделки должны быть основаны на очень высокой степени доверия друг к другу. Сейчас у нас что-что, а доверие находится на не очень высоком уровне. Более того, есть тенденция к снижению доверия. Это связано с самыми разными факторами. Россия считает, что Запад обманул ее.


 

Президент СССР Михаил Горбачёв / АГН «Москва» / фото: Кирилл Зыков

Сейчас, опять-таки, в России, очень популярны сравнения с началом 1990-х годов, когда западные политики говорили Михаилу Сергеевичу Горбачеву, что они не будут расширять НАТО на восток. Причем они искренне в этом верили – не то чтобы они пытались Горбачева обмануть. Причем сейчас рассекречены документы того времени, которые свидетельствуют, что они не только Горбачеву, а и друг другу это говорили. Что не надо расширять НАТО на восток, что это нереалистичо, что это опасно. Но они были в той реальности, когда еще существовал Варшавский договор, еще существовал Советский союз, который инерционно вызывал страхи.

Более того, еще существовало представление, что СССР, пусть и изменившийся в период перестройки, – это важный фактор баланса интересов в мире. И что нельзя этот фактор рушить.

Так рассуждали политики старой школы, воспитанные в период «холодной войны». Они понимали значимость баланса интересов. Плюс было представление, что в рамках этого баланса можно так или иначе удержать другие страны. Что уже в рамках влияния новой России.

Потом пришли новые люди, которые были воспитаны уже в другое время и исходили из других интересов. В результате в России решили, что их обманули, причем обманули как эти новые люди, так и старые. Которые, как убеждены в России, изначально вводили Горбачева в заблуждения.

Это было насчет отношений России к Западу. В отношении к России у Запада тоже есть недоверие, основанное в первую очередь на присоединении Крыма в 2014 году. У Запада есть ощущение, что Россия нарушила правила игры – и что она будет нарушать их и в дальнейшем, когда будет считать это необходимым. Что Россия – это главный ревизионист в мире, этакий реваншист. Что Россию эти правила не устраивают, и она будет пытаться обойти, а в идеале – и изменить их к своей выгоде. И что ее надо сдерживать, причем самыми разными средствами. Это тоже есть.

Это я рассмотрел только отношения «Россия-Запад» и «Запад-Россия», но недоверия много везде. Допустим, с приходом Трампа усилились недоверие в отношениях между Америкой и странами Евросоюза. Европейцы, которые сдерживают подобных Трампу политиков у себя, были явно растеряны, когда такой политик выиграл в Америке.


 

Акция протеста в Париже / flickr.com

Понятно, он должен действовать как представитель американской элиты, деваться ему некуда. Но чувствуется, что как человек он значительно больше симпатизирует России, чем странам Евросоюза. По одной простой причине: за эти страны, за их оборону Америке приходится платить, так как они экономят на военных расходах. А за Россию в данном случае Америке платить не надо. То есть в Америке пришел к власти человек с психологией несколько авантюрного предпринимателя. Для которого, понятие «атлантическая солидарность» не слишком много значит.

Понятно, что там есть не только Трамп и члены его команды, есть то, что эту «атлантическую солидарность» сохраняет. Она и после Трампа будет. Но степень доверия к Америке это не увеличивает, мягко говоря. Так что с доверием тут все непросто, и это я еще не говорил про Китай, который никому не доверяет и которому тоже не доверяют. Поэтому как здесь неформально договариваться, еще большой вопрос.

Так что я думаю, что, скорее всего, будут изменения в системе международных отношений. Но эта система будет куда более преемственной по отношению к теперешней, чем сейчас многие считают», – объяснил Алексей Макаркин.

Обсудите в соцсетях
Источник

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *