Химкинский городской суд

Недавно «Полит.ру» писала о московском антикваре Андрее Еремине, которого Химкинский городской суд Московской области признал должником одиозного предпринимателя Константина Вачевских. Суд решил, что Еремин должен Вачевских 10 миллионов долларов; разбирательство проходило в отсутствие Еремина, который в это время находился за границей и вообще не знал, что был ответчиком по какому-либо иску.

Еремину удалось получить расписку, которую он якобы давал Вачевских, отправить ее на экспертизу и доказать, что она поддельная. К сожалению, на этом история не окончилась. Кроме того, оказалось, что это не единственное дело такого сорта, попавшее в Химкинский городской суд и и решенное подобным образом. Своей историей, иллюстрирующей особенности работы этого суда, с «Полит.ру» поделилась Юлия Зимакова, ознакомившаяся со статьей о случившемся с Андреем Ереминым.

«У меня сложилась почти такая же ситуация, как описана в статье. Мой бывший гражданский муж подделал договор займа и расписку, по которой я должна ему 10 миллионов рублей. Я с декабря 2015 года пытаюсь в связи с этим добиться возбуждения дела о фальсификации документов. У меня уже даже есть решение кассационной инстанции о том, что Следственный комитет должен провести проверку. Однако с марта месяца это не сдвигается с места, проверку проводить не хотят. Ну, это же Химки, тут круговая порука: один вынес решение, остальные пытаются его поддержать…

В Химкинском городском суде действует определенная схема – я со временем про нее узнала. В ней участвует одна адвокатская контора (которую, кстати, Минюст после моего обращения в Администрацию президента ликвидировал, но сейчас она уже восстановилась). Так вот, в моем деле была другая судья – не Миронова, как у Еремина, о деле которого вы писали, но тоже сотрудник Химкинского городского суда, судья Тягай. Ее муж раньше работал в прокуратуре вместе с неким Яцеком. Потом этот Яцек ушел работать в мировой суд, потом вышел на пенсию и ушел в эту адвокатскую контору. Мой бывший гражданский муж обратился в эту контору, и, соответственно, судью мне дали именно Тягай.

И точно так же, как Еремина, о деле которого вы писали, о заседании по моему делу меня не предупредили. Это было дело по поводу расписки, которую я якобы давала своему бывшему гражданскому мужу. Я узнала о нем случайно от моего адвоката по другому делу – на тот момент шел процесс по лишению родительских прав, и адвокат по нему увидела, что у меня есть еще один иск. Она сказала мне об этом: мол, так и так, и уже чуть ли не завтра заседание. Так что, думаю, хотели решить все без меня, как это случилось у Еремина. Видимо, в моем деле написали бы, будто звонили мне, а я в суд не явилась.

Кстати, выяснилось, что в суд по поводу якобы подписанной мною расписки мой бывший муж направил копии документов. И судья три заседания провела, не требуя оригиналов. А когда я спросила, где же оригиналы, она сказала: «Ну вы что, кто же просит принести в суд оригиналы на такие суммы!» Тогда мы с адвокатом подумали, что оригиналов просто нет, так как я знаю, что никаких расписок не писала. Мы подали ходатайство на экспертизу, тем более, что даже на копиях документов было видно, что в расписке некоторые фрагменты впечатывались на другом принтере. И мой адвокат, посоветовавшись с экспертом, сказала, что можно провести экспертизу и определить, что там было изначально, был ли текст таким или позже впечатывались какие-то элементы.

Но судья назначила мне «свою» экспертизу: у Химкинского суда есть такая. У эксперта оттуда оказалась просрочена лицензия – то есть он в принципе не имел права проводить эту работу. И в одном документе, в расписке, моя подпись подтвердилась – потому что в свое время я по просьбе мужа расписалась на пустом листе бумаги. Почему? Мы тогда жили вместе, собирались заводить второго ребенка, а муж сказал, что ему по ИП надо доделать некоторые документы, и чтоб меня по этому поводу никуда не таскать, достаточно расписаться на пустом листе бумаги. А в договоре займа моя подпись не подтвердилась, потому что он ее с этого листа скопировал.

И получилось, что в одном документе эксперт определил, что было раньше – подпись или текст. Но определил он это именно для договора. А в другом документе, в расписке, где была моя подпись, в которой не сомневались, он определить очередность заполнения листа не якобы не смог. И никого не смутило, что человек, который якобы дал мне взаймы 10 миллионов, нигде не работал. Хотя я принесла из Пенсионного фонда сведения, которые получала еще для другого иска. Но судью не озаботило, откуда у безработного в принципе взялось 10 миллионов рублей. И в итоге было вынесено решение, что я должна выплачивать ему долг размере 11,5 миллионов рублей – это сумма долга вмести с пенями.

Сейчас уже вовсю идет процесс исполнительного производства – у меня какое-то имущество арестовали, поставили ограничения на регистрационные действия, заблокировали мои банковские карты. При этом мой «заимодавец» является должником по алиментам, и в его сторону не делается никаких движений. У него долг по ним – 300 тысяч рублей, и судебные приставы ничего по этому поводу не собираются делать. Просто настолько тут, в Химках, все полностью увязано… Вот герой вашей статьи, Еремин, столкнулся только с судом, а мог и с остальными. У меня, например, уже и ребенка выписали из квартиры, в которой он был с папой прописан. Но папа выписался из квартиры сам и выписал ребенка. Выписал в Тверскую область, в глухую деревню, где нет ни водоснабжения, ни канализации – ничего.

Сделано это было без моего ведома. Я написала в прокуратуру, мне ответили, что человек имеет право жить где хочет. Ответили, не выясняя того, что без разрешения матери или разрешения суда этих действий проводить было нельзя. В результате возникли проблемы с тем, чтобы записать ребенка в школу – потому что у нее нет больше московской прописки, а регистрацию я ребенку не могу сделать, поскольку меня теперь стоит запрет на регистрационные действия. Так что я по всем этим органам системы правосудия прошлась и увидела, что это – единое целое. Они держатся друг за друга.

У меня хороший адвокат в деле о фальсификации документов – это бывший военный прокурор, он всю эту работу знает изнутри, не просто из адвокатской практики. Он знает, как должна действовать прокуратура, как должны вести дознание, какими должны быть проверочные мероприятия. Но до сих пор по поводу фальсификации документов особых подвижек нет. Ну, как нет? На последнем заседании, например, прокурор сделала вывод: «Может быть, этот человек – бандит, если он не работает, а у него такие деньги откуда-то взялись?». На что я сказала: «В каком правильном направлении вы думаете!». Ну, она, конечно, потом замяла этот вопрос, сказала, что только предположила это.

В общем, никого в правоохранительных органах не смущает, что человек, якобы имеющий такие большие деньги, может торговать оружием. Или наркотиками – брат моего бывшего гражданского мужа отсидел за торговлю наркотиками. Или вообще может относиться к группировке ИГИЛ! Он говорит, например, что помимо тех 10 миллионов, что он якобы дал мне в долг, в том же году были куплены машины на сумму порядка 20 миллионов рублей. Почему-то это все никого не смущает.

И фальсификация документов не смущает. А ведь есть уже даже решение пленума Верховного суда по делу, подобному моему. В том деле на мужчину повесили долг в 20, если не в 25 миллионов рублей, но в надзорной инстанции отменили решение трех предыдущих судов. Потому что есть решение пленума Верховного суда о том, что человек, предоставляя расписку и договор займа, должен предоставить и документ из налоговой службы о том, что он заплатил соответствующие налоги. Чего, собственно, ни в том, ни в моем случае сделано не было.

В общем, похожи и эти истории – я просто уже знаю, откуда тут ноги растут, вот и вижу. Кстати, обнаружила, что адвокат со стороны истца в деле Еремина, про которое вы написали, – тоже из химкинской адвокатской конторы. Видимо, у определенных адвокатских контор есть связи с определенными судьями, и таким образом «засиливают» решение, что бы ты там ни говорил и ни делал.

В общем, очень хотелось бы это изменить. Потому что я живу в этом городе, и это просто кошмар. Я не могу даже на работу устроиться, меня преследуют, как должника – хотя за полтора года почему-то никто этих миллионов рублей не сумел у меня найти», – рассказала Юлия Зимакова.

Обсудите в соцсетях
Источник


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*