Мужчина идет покладбищу

Россия может решить демографические проблемы, если сократит сверхсмертность среди мужчин трудоспособного возраст и модернизирует программу материнского капитала. К такому выводу пришли специалисты  Экспертно-аналитического центра РАНХиГС, подготовившие доклад «Перспективы социально-экономического развития РФ».

Как пишет газета «Известия», ссылаясь на текст доклада, который имеется в ее распоряжении, эксперты считают возможным сценарий достижения к 2050 году численности населения в 154 млн человек. Они также отмечают необходимость не только развивать медицину, но и изменить систему общественного здравоохранения. Кроме того, для достижения устойчивого демографического развития, согласно их выводам, нужно в ближайшие 2–3 года пересмотреть социальную политику, а также сократить уровень бедности экономически активного населения.

Что касается дальнейшей судьбы программы материнского капитала, то она пока не вполне ясна. Напомним, министр труда Максим Топилин предложил продлить программу, которая заканчивается в 2018 году, до 2023 года. В то же время информационное агентство ТАСС сообщило, что за первые полгода 2017 года сертификатов на получение материнского капитала было выдано на 23% меньше, чем за январь – июнь 2016 года. Как подчеркнули в пресс-службе Пенсионного фонда, выдача этих сертификатов носит заявительный характер. «Сколько обратились, столько и выдали», – приводит информагентство ответ пресс-службы ведомства.


 

Мать и ребенок на пляже / pixabay.com

Побеседовать с «Полит.ру» о демографических процессах России и возможных способах их решения, в том числе с помощью трансформации программы материнского капитала, согласилась Любовь Храпылина, профессор кафедры труда и социальной политики Института государственной службы и управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы.


 

Любовь Храпылина

«Что демографические процессы в Российской Федерации очень медленно приближаются к хорошим показателям и выработке позитивных тенденций, очевидно для всех. Благодаря материнскому капиталу все же появились какие-то надежды на то, что рождение детей станет желательным, а также что граждане будут мотивированы на то, чтобы дать ребенку хорошее воспитание – с учетом разнообразных услуг, необходимых по современным требованиям к образованию и развитию ребенка.

Действительно, первоначальные выдачи материнского капитала обнадежили прежде всего молодые семьи в том, что они, получив эти средства, смогут улучшить свое жилье, найти деньги на образование ребенка. Кроме того, со введением программы в действие для матерей также появился шанс на рост пенсии. Но дело в том, что любое управленческое решение (а материнский капитал – это управленческое решение по стимулированию рождаемости) имеет мотивационный предел. До какого-то момента это людей мотивирует, а потом, во-первых, начинается привыкание населения к ситуации; во-вторых, исчерпывается лимит заинтересованных в участии в программе людей. Словом, сперва интерес немного снижается, а потом может и очень сильно упасть.

Интерес к материнскому капиталу в столь значительной мере, как та, о которой сейчас шла речь, еще не упал. Но сомнения у людей появились. То невыплаты материнского капитала, то какие-то сложности с его получением… в общем, неудивительно, что появились сомнения. Плюс большой проблемой, никак пока не решаемой, остается отсутствие реальной возможности молодой семье иметь свое жилье. И это колоссальнейшая проблема, препятствующая повышению рождаемости. А мы не раз затрагивали этот вопрос: чтобы изменить в России демографическую ситуацию, достичь существенного увеличения количества жителей, надо, чтобы в семьях рождалось не менее пяти детей.

Но чтобы сподвигнуть людей на это, нужно прежде всего обеспечить их жильем. Кроме того, люди должны иметь средства для того, чтобы дать ребенку должное воспитание и образование. А практически все услуги в этой области сейчас платные. В вузах, например, остается минимум бюджетных мест. Дополнительное образование для школьника или дошкольника – спортивное, музыкальное, любое – тоже платное. И родители это осознают, а также понимают, что такую нагрузку они не смогут выдержать. Естественно, они не хотят иметь третьего ребенка, не говоря уже о четвертом или пятом. Если и есть настрой на детность, то все это настрой на одного, максимум на двух детей.

Отсюда у молодых семей возникает естественная реакция: а, да бог с ним, с материнским капиталом, если его не дадут! Ведь даже получив его, нам не решить проблемы с полноценным воспитанием, с медицинскими услугами и так далее. И люди приходят к сознательному ограничению рождаемости, которое и без того в нашей стране зашкаливает – в сравнении с другими странами мира. У нас очень высокий показатель  сознательного ограничения рождаемости и у мужчин, и у женщин. Более того: старшее поколение тоже начинает убеждать молодых людей, что если у тех есть ребенок, а тем более – два, то и не надо больше.


 

Ребенок в детском саду / pixabay.com

Очевидно, что тут все упирается еще одну в причину ограничения рождаемости: проблему с оказанием услуг по уходу за ребенком. Помните, активно рекламировали мини-детсады, призывали создавать их в своем подъезде, своем доме? Они ведь не обеспечат должного развития и образования ребенка. В лучшем случае за детьми будет досмотр, ну, и покормят их. Так что распиаренные мини-детсады – не выход из положения, хотя у нас на очень высоком уровне говорили, как это здорово – что мы начали создавать такие детсады. Нет, это не здорово, а плохо. Это пригодно, если, допустим, людям в театр хочется сходить, и вот они предлагают: давайте такое организуем, чтобы сегодня вы за моими детьми присматривали, а завтра я – за вашими? То есть такое можно использовать от силы раз в месяц, но уж никак не ежедневно.

Так вот и получается: с одной стороны, у людей есть огромнейшая проблема – отсутствует реальная возможность вообще иметь собственное жилье или улучшить свои жилищные условия; с другой – трудно, если вообще возможно найти средства, чтобы покупать услуги для развития ребенка, общего гармоничного или целевого, по таланту (спортивного, музыкального, художественного); а с третьей – встает вопрос, кто будет досматривать ребенка? Потому что чтобы получать деньги, иметь доход, который позволил бы нанять няньку, гувернера, тьютора, или заплатить в какую-то организацию за это, родители ребенка должны работать.

Так что сегодня, я считаю, надо не столько рассуждать по поводу материнского капитала, сколько комплексно подойти к решению демографических проблем с этой стороны. Надо обеспечить заинтересованность в рождении и воспитании ребенка. Это первый крупный, комплексный вопрос.

Второй вопрос в этой области касается снижения так называемой сверхсмертности у мужчин трудоспособного возраста, в том числе молодых. В этой сфере предприняты довольно серьезные меры, связанные с проблемами противодействия алкоголизму, противодействия распространению наркомании. И все же, несмотря на уважение к этим мерам, я хотела бы подчеркнуть еще одно важное обстоятельство. Надо помнить, что для обоих полов много значит (а для мужчины, может, даже особенно много) возможность заниматься важным, престижным для самого себя трудом. Мужчина должен не оболваненный в качестве охранника какого-нибудь склада сутками стоять без единой мысли, а у него должны быть творческие порывы, которые ему любопытны, интересны и значимы. Чтобы он в глазах семьи, друзей, в собственных глазах достигал какого-то успеха. А вот этого как раз и нет. И без развития экономики в самых разных ее ипостасях эта ситуация не изменится и проблема не будет решена.

У нас проблема с работой идет еще с молодости: если человек учился-учился и, наконец, доучился до диплома, дальше что должно быть? Трудоустройство, верно? По специальности, а не неизвестно кем. Потому что ощущение, что ты не состоялся, всегда унижает. Так что сверхсмертность мужчин, можно надеяться, исчезнет, сократится до уровня средней смертности, если будут решаться и вопросы занятости, повышения культуры поведения.

Еще один вопрос, связанный с демографической ситуацией, – это молодежная субкультура. Та, которая настраивает молодежь на определенное поведение, способствует выработке какого-то значимого в молодежной среде ориентира – в повседневном поведении, в отдыхе, при котором нет места наркотикам и другим вредным привычкам, а есть место некоей целеустремленности. Но сегодня далеко не во всякой молодежной среде уважается целеустремленность. Поэтому важна молодежная политика, и содействие молодежи в развитии должно отойти от пустых и формальных слов.

Сейчас создается огромное количество центров, которые якобы оказывают молодежи содействие в трудоустройстве, еще в каких-то вопросах. Но в реальности у них зачастую нет никакого результата – так, мыльный пузырь, хлопок без взрыва. Конечно, это сложная проблема, и быстро ее не решать. Но обратите внимание на то, как одухотворенно и интересно говорят, например, те молодые люди, кто в качестве строителей уехал строить Крымский мост. Они занимаются делом по своей профессии и по своему вкусу, и им это интересно и здорово. Так что молодежная политика должна базироваться и на нашем собственном, и на международном опыте, и вырабатывать принципиально новые, доселе не испробованные способы решения вопросов.

Подводя итог: конечно, за короткий срок решить проблему сверхсмертности активного населения не получится. Но делать это надо, и говорить о том, что это – чересчур долго.

И последний момент, о котором я хотела сказать. Есть еще один аспект, который может увеличивать численность нашего населения. Это – продолжительность жизни, в особенности при увеличении численности активных пожилых людей. Сейчас человека после 60 лет очень быстро и легко увольняют. А отчего же тогда говорят, что надо возраст выхода на пенсию изменить, если таких людей не держат на работе? У них достаточно профессиональных знаний и навыков – с какой стати увольнять эту трудоспособную силу? Потому что молодежи негде работать? Ну, тогда давайте честно скажем: мы еще не готовы к изменению возраста выхода на пенсию, не готовы к поддержке этой категории людей.

А вопрос о том, как продлить активную жизнь у людей, – это, в том числе, вопрос медицинских услуг. Вопрос развития геронтологии – причем как аспект государственной демографической политики. И тут каждая из категорий, как видите, важна. И это мы еще не обсудили вопрос здоровья женщин детородного возраста, и еще целый ряд важных вопросов. Тут очень много проблем, и пока я осветила только часть из них», – сказала Любовь Храпылина.

Обсудите в соцсетях
Источник


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*