Студенты на лекции в Инжиниринговом центре Казанского университета

КФУ

Стали известны 20 российских вузов, вошедших в первый национальный рейтинг лучших университетов мира. Их названия обнародовал ректор МГУ Виктор Садовничий, глава Российского союза ректоров. 

По сообщению информационного агентства РБК, вузы были перечислены без указания на распределение мест. И это были: МГИМО, МГТУ им. Н.Э. Баумана, МГУ им. М.В. Ломоносова, Финансовый университет при Правительстве РФ, РАНХиГС при Президенте РФ, РГУ нефти и газа (НИУ) им. И.М. Губкина, РНИМУ им. Н.И. Пирогова, Российский университет дружбы народов, МФТИ, МИСиС, МИФИ и Первый МГМУ им. И.М. Сеченова; а также СПбГУ, СПбПУ Петра Великого и Университет ИТМО. Кроме того, в рейтинг вошли Казанский федеральный университет, Новосибирский государственный университет, УрФУ им. первого Президента РФ Б.Н. Ельцина, а также Томский государственный университет и Томский политехнический университет.

Ожидается, что полностью рейтинг будет обнародован в октябре.

Напомним, в самых известных мировых образовательных рейтингах мало российских вузов. В связи с этим еще в 2013 года по поручению Президента РФ Владимира Путина был запущен проект создания российского международного рейтинга университетов. Его учредителями выступают Российский союз ректоров и Российская академия наук.

По словам руководителя группы «Национальный рейтинг университетов» Алексея Чаплыгина, методика составления национального рейтинга разрабатывается «преимущественно» МГУ совместно с Российским союзом ректоров и «при участии международных экспертов». В беседе с журналистами газеты «Коммерсантъ» Чаплыгин сообщил, что позже методологию составления рейтинга передадут международному рейтинговому агентству Round University Ranking, которое проведет его оценку.


 

Алексей Чаплыгин читает лекцию «Академическая репутация и коммуникации университета»
КФУ

Исследования показывают: для того, чтобы российским вузам попасть хотя бы во вторую сотню в ведущих мировых рейтингах вузов, почти всем из них нужно улучшить свои показатели едва ли не вдвое. Об этом в беседе с «Полит.ру» рассказал Владимир Куклин, доктор технических наук, ведущий научный сотрудник Центра экономики непрерывного образования Института прикладных экономических исследований РАНХиГС. 

«В нашей Академии несколько лет ведутся исследования рейтинговых систем, в том числе и в сфере высшего образования. Полученные результаты показывают, что, за исключением МГУ, всем остальным университетам для попадания даже во вторую сотню в мировых рейтингах (имеются в виду рейтинги THE, ARWU и QS) необходимо улучшить все свои показатели более чем наполовину. То есть преподавателям и сотрудникам надо, в частности, начать писать в полтора раза больше статей (при условии, что все остальные вузы в мире останутся на прежнем уровне); больше принимать иностранных студентов (опять же, при условии, что все остальные вузы останутся на прежнем уровне), соответственно увеличить количество зарубежных стажировок, командировок и обменов студентами и преподавателями. Но это все нереально, да и за счет чего это делать?


 

Сборники научных публикаций
ПсковГУ

Писать вдвое больше статей не так просто, как кажется, – каждая статья требует серьезной работы, если мы хотим не только увеличить количество, но сохранить или увеличить качество. Чтобы повысить цитируемость, нужно, чтобы статья была значимой – на нее должны ссылаться. Сейчас же мы, фактически, публикуем все что можно, лишь бы журнал подходил под требования рейтингов, а руководство стимулирует публиковаться больше. И вот что еще интересно: от этого ведь зависит зарплата. Это означает, что вместо того, чтобы готовить новый курс лекций или больше заниматься со студентами, преподаватель должен больше заниматься подготовкой научных публикаций. Потому что фактически от работы со студентами положение вуза в рейтинге не зависит – ни в одном из них нет показателей, отражающих результаты образовательной деятельности. А это ведь означает, что работа со студентами превращается в обязанность, повинность. Совместить активную научную и преподавательскую деятельность непросто ‒ особенно при той нагрузке, которая теперь существует в вузах. У нас ведь сокращают преподавателей, чтобы зарплата соответствовала майским указам Президента. Соответственно, растет нагрузка на преподавателя. Раньше не было такого, как сейчас – чтобы доцент имел 800 часов нагрузки. Всегда прежде было 400-450 часов, и оставалось время и на науку, и на доработку лекций, и т.д., и т.п. 800 часов – это была нагрузка ассистента, ведущего только практические занятия со студентами. Восемь часов в день у доски – это очень много, даже если это только три дня в неделю.

Говорят, что есть альтернатива – это так называемые МООКи, массовые открытые онлайн-курсы. На самом деле онлайн-курсы, конечно, полезны, например, в системе повышения квалификации или в целях самообразования. Но разработать на базе нормального вузовского курса (семестрового или годового, включающего лекции, семинары и прочее), аналог МООКа, очень непросто. Почему так получается? Ну, представьте себе: у вас есть рассказ или короткая повесть, а вам говорят: «А теперь сделайте из этого кинофильм.» То есть нужны будут сценаристы, режиссеры, операторы, иллюстраторы, программисты и многие другие специалисты – словом, в этом должны участвовать множество людей. Плюс – сам писатель не всегда способен написать сценарий. Значит, всему этому надо учить. Это означает, что всех, кого мы сейчас хотим заставить делать эти МООКи, надо провести через систему повышения квалификации. Опять-таки, вопрос: а кто будет учить? Специалисты у нас есть, но их немного. Получается большая цепочка проблем, при том, что по оценкам стоимость разработки семестрового курса ‒ около двух миллионов рублей. А в рейтинге «Три миссии университетов» есть показатель «количество разработанных онлайн-курсов». И теперь все начнут эти курсы срочно разрабатывать ‒ и мы можем получить много курсов невысокого качества.


 

Курсы повышения квалификации специалистов вузов
педагогическоеобразование.рф

В рейтинге есть еще показатель «количество страниц сайта». Это означает, что каждый вуз сейчас будет стремиться разместить на своем сайте как можно больше страниц. А сколько из этих страниц реально пользуется популярностью, насколько на них задерживаются посетители? Но если рейтинг изначально учитывает не посещаемость и читаемость, а только количество страниц, то и решение вуза по развитию сайта будет соответствующим.

Дело еще вот в чем: участие в рейтингах никаким образом не учитывает, что деньги, которые даются на развитие, должны правильно расходоваться – так, чтобы это развитие вуза проецировалось на другие вузы. Так, МГУ является ведущим вузом среди классических университетов. Значит, то, что в нем делается нового и хорошего, должно каким-то образом транслироваться в другие университеты. Но его положение в рейтинге никак не изменится, если даже выяснится, что МГУ переподготовил тысячи преподавателей из университетов регионального уровня.

Конечно, рейтинги нужны, но они должны быть правильно построены, они должны учитывать задачи государственной образовательной политики России. А иначе зачем нам их использовать?

В моей заметке в газете «Поиск» приводится таблица: из государственной программы «Развитие образования в России» выбраны приоритеты (их 12), приоритетные задачи (их 5) и показатели результативности (их 18) и проведена оценка их связи с показателями рейтингов. Посмотрите на цифры: там стоят 2, 1, 1, 0 (то есть связь минимальна или вообще отсутствует). Очевидно, что ни приоритеты, ни задачи, ни результативность в рейтингах почти не учитываются. А значит, к нашим задачам эти рейтинги практического отношения не имеют. Не то чтобы совсем никакого не имели – имеют. Но только косвенное.

В программе «5-100» поставлена задача поднять престиж российских университетов путем вхождения пяти наших ведущих вузов в так называемую «бриллиантовую лигу». А зачем, кому это надо? Для вузов, участвующих в программе «5-100», само участие экономически очень выгодно. Они получают на это приличные деньги – ну и, соответственно, им надо продвигаться дальше, подниматься в рейтингах как можно выше. И новый рейтинг в этом смысле такой же. Когда его делали, кажется, что никто из разработчиков не анализировал программы развития образования в России. Делали по принципу: «Вот у них есть рейтинги, а мы сейчас их улучшим! Добавим балл ЕГЭ, добавим еще что-нибудь, чего у них нет…» Ну, вот и добавили.

ТАСС, например, пишет: результаты рейтингов будут учитываться в правительственной программе развития высшего образования в РФ. А надо как раз наоборот ‒ рейтинг должен ориентироваться на программу развития образования. Поскольку программа разрабатывается для системы образования в целом, а рейтинг формируется в каком-то смысле на общественных началах.

В научной среде много публикаций о том, что рейтинги, которые наиболее популярны в мире, недостаточно корректны, недостаточно объективны и т.д. Но поскольку эта критика не выходит за пределы академического сообщества, продолжается использование этих рейтингов ‒ в том числе и в системе управления образованием. К чему это приведет ‒ покажет время», ‒ сказал Владимир Куклин.

Ранее эксперт также высказал мнение о том, будет ли новый рейтинг, который разрабатывался в России, котироваться в мире.

Обсудите в соцсетях
Источник


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*