Виктор Агеев, задержанный в Луганской области

Задержанный в Луганской области россиянин Виктор Агеев рассказал, что является военнослужащим-контрактником. Кроме того, СБУ выясняет обстоятельства появления российских военнослужащих, назвавшихся пограничниками. По данным СМИ на настоящий момент, они попали на территорию Украины за минимум полгода до задержания.

Напомним, россиянин Виктор Агеев был задержанный в Луганской области 27 июня. 9 июля в интервью «ТСН.Тиждень» он рассказал, что является военнослужащим воинской части 65246, расположенной в Новочеркасске. Он заявил, что подписал контракт, в котором, «кажется», ничего не говорится об Украине. По словам Агеева, он приехал в Ростовскую область в марте 2017 года, пробыл в части четыре дня и был переправлен в Луганскую область. Агеев сказал, что не знает, посылали ли в Донбасс по этой схеме кого-то еще из военнослужащих, но думает, что могли отправлять.

Минобороны России уже заявляло, что Агеев не является действующим военнослужащим и что его служба по призыву закончилась в мае 2016 года. «Информация о якобы поступлении в последующем Виктора Агеева на военную службу по контракту в Вооруженные силы РФ является вымыслом украинских пропагандистов», – говорится в заявлении Минобороны, поступившем в редакцию информационного агентства РБК.

Глава Минобороны Украины Степан Полторак заявил, что вопрос об обмене Агеева будет решаться после завершения следственного процесса. По его словам, то, что Агеев состоит в российской армии, было «подтверждено документами, найденными при нем».


 

Степан Полторак, глава Минобороны Украины / unian.ua

Между тем открытым остается еще вопрос о двух россиянах, задержанных в ночь на 30 июня в Херсонской области Украины. Как сообщали СМИ, документов при них не было обнаружено, однако украинские пограничники якобы нашли лодку, в которой приплыли россияне. После этого задержанные по решению суда Херсонской области были арестованы на 15 суток.

Прокомментировать ситуацию для «Полит.ру» согласился Георгий Чижов, вице-президент, руководитель украинского бюро фонда «Центр политических технологий». По его оценке, принципиальной новизны в этих ситуациях нет, однако деэскалации конфликта на востоке Украины они явно не способствуют.

«История с Агеевым для России – очень болезненный момент, потому что это – лишнее опровержение того, что российских военных там нет. Но мы уже и раньше говорили, что отличить добровольца от действующего военнослужащего российской военной армии очень сложно. Потому что с 2014 года все уже научились, что прежде чем отправлять кого-то в зону конфликта, его обычно увольняют из армии и он как доброволец вступает в какую-то силовую структуру ДНР или ЛНР и потом, если этот человек специально командирован из России, то, возвращаясь, он вновь принимается в ряды армии.

Соответственно, если с ним что-то происходит в зоне конфликта, всегда можно сказать, что он не является действующим военнослужащим и показать соответствующие документы. И эта схема работает уже довольно давно (не берем 2014 год и даже отчасти 2015 год, когда на территории Украины даже солдаты-срочники оказывались), а почему в случае с Агеевым она дала сбой, не совсем понятно. Насколько я понимаю, у Агеева, с одной стороны, был с собой российский военный билет (возможно, он нарушил некие неписанные инструкции, взяв его с собой). А с другой стороны, его мать рассказала журналистам, что он – сверхсрочник и служит. И, видимо, рассказала раньше, чем его начальство успело разобраться, что он попал в плен, и связаться с нею.

В общем, получился какой-то сбой. При этом, насколько я понимаю, российское Министерство обороны все равно говорит, что на момент попадания на территорию Украины Агеев уже не был российским военнослужащим. И, думаю, при случае они и документы соответствующие покажут, а слова матери и военный билет, найденный украинцами, будут как-то игнорировать. То есть все на самом деле обстоит примерно так же, как прежде. При этом известно, что в составе так называемых вооруженных сил ДНР и ЛНР есть и действительно добровольцы – люди, которые когда-то отслужили военную службу в России, а потом, по какой-то причине, за деньги ли, по убеждению ли, по тому ли и другому вместе, приехали туда. Возможно, по своей инициативе, а возможно, им кто-то и подсказал.


 

На улицах Донецка / theins.ru

Опять же, как мы знаем, в 2014 году некоторых военнослужащих запаса приглашали воевать на восток Украины российские военкоматы – в регионах, не в Москве и не в Петербурге. Сейчас я о такой практике давно не слышал – возможно, ее уже и нет, а есть какой-то естественный поток. Но формально их различить очень сложно. Может быть, по срокам увольнения в запас только можно попытаться. Если человек был уволен в запас, а через три месяца его уже ловят на Украине, то велика вероятность, что на самом деле это был маскировочный уход из армии. Если же человек, скажем, отслужил пять лет назад, то, скорее всего, он приехал туда по собственной инициативе.

Что касается военнослужащих, которых задержали на границе с Крымом, там история достаточно темная. Как я сейчас понимаю, дело было так: где-то у самой границы с Крымом на украинской стороне были задержаны два человека в камуфляже и даже, кажется, с оружием. Представились они российскими пограничниками. На Украине по этому поводу очень радовались – мол, задержали сотрудников ФСБ (поскольку у нас пограничная служба опять входит в состав ФСБ, формально так и есть). Задержанные сказали, что принимали участие в учениях у административной границы, но заблудились и ошибочно вышли на украинскую территорию.

Звучало довольно много голосов, что людей надо просто отпустить. Тем более что вспоминали случай, когда на то же самой границе несколько украинских военнослужащих в не вполне трезвом состоянии, как говорят, отправились брататься на российскую сторону, прихватив с собой выпивку и закуску. Их, конечно, задержали, но через двое суток отпустили, понимая, что в их действиях никакого злого умысла не было. И поэтому когда этим двоим россиянам дали по 15 суток за незаконное пересечение границы, многие считали, что это даже слишком суровое наказание. Ну, случайно люди перешли, не планируя этого делать!

То ли СБУ что-то заподозрило, то ли что-то еще, но пока они отбывали 15 суток, вдруг выяснилось, что на территорию Украины оба въехали не за две минуты до задержания, а больше чем за полгода. В результате против них сейчас возбуждено уголовное дело, и очевидно, что по окончании 15 суток их уже не отпустят, а будут пытаться разобраться, что же они делали более шести месяцев на территории Украины и для чего приехали на административную границу. Возможно, они таким образом хотели уйти, что называется, к своим.

Словом, история детективная, и я пока еще в нее до конца не поверил. Но если СБУ не напутало и все действительно так, то это прямо шпионский сюжет: агенты выполняли какое-то длительное задание, а потом, не имея возможности легально перейти границу, попытались изобразить отбившихся от остальных российских пограничников. Но всему этому нужны, конечно, дополнительные подтверждения.

Кстати, эти 15 суток, которые они получили, можно было бы объяснить тем, что в отношении них возникли некие подозрения, и их не захотели сразу отпускать, чтобы разобраться. По крайней мере, это был бы красивый повод для того, чтобы задержать их на украинской территории на некоторое время.

Что касается возможного влияния этих историй на позиции сторон в вопросе урегулирования, то думаю, что решающего влияния это не окажет. Но, в принципе, это события – не на пользу деэскалации конфликта. Во-первых, каждый пойманный российский военнослужащий с военным билетом – это аргумент для Украины на международном уровне. Тем более что, как мы видим, диалог Запада с Россией во многом начинает сводиться к формуле: «Вы сделали то-то и то-то!» – «Нет, мы этого не делали!» Примерно так ведь Трамп разговаривал с Путиным; ну, и здесь приблизительно то же самое: «Здесь есть ваши военные!» – «Нет, здесь нет наших военных!». И тут очень удачно на Украине оказывается Агеев.

Но в целом все, что сейчас происходит, не выходит за рамки того, что происходит вот уже четвертый год. Поэтому вроде бы не оснований говорить, что это как-то принципиально на что-то повлияет. А с другой стороны, ведь и не было ощущения, что урегулирование уже близко, что предпринимаются какие-то решительные шаги. Все остается примерно как было», – сказал Георгий Чижов.

Обсудите в соцсетях
Источник


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*