Журналисты у штаба А.Навального в Москве

YouTube.com

В предвыборных штабах оппозиционера Алексея Навального в ряде российских городов, включая Москву, Новосибирск, Орел и Вологду, прошли обыски и изъятие некоторых печатных материалов и техники. 

Обыски также прошли в штабах Навального в Екатеринбурге, Астрахани, Чебоксарах и Казани. В большинстве случаев полиция объясняла свои действия тем, что штабы якобы ведут «незаконную агитацию». Что касается московского штаба, то туда полиция пришла, по словам заместителя начальника уголовного розыска отдела полиции по району Замоскворечье Евгения Тихомирова, в рамках расследования уголовного дела о самоуправстве.

Относительно дела о самоуправстве (занятом штабом помещении, которое якобы не имели права сдавать ему в субаренду) представители московского штаба, по сообщениям СМИ, заявили, что все это ложь. Что же касается незаконной (с нарушением сроков) предвыборной агитации, то ЦИК в конце июня 2017 года выпустил специальное разъяснение, где напомнил, что выборы не будут объявлены до декабря 2017 года. Там говорилось прямо: все, что сейчас делают штабы Навального, находится «вне регулирования законодательства о выборах». Поэтому незаконной такая агитация быть не может в принципе.

Прокомментировать для «Полит.ру» происходящее и его возможные причины согласился политолог Алексей Макаркин, первый вице-президент Центра политических технологий, главный редактор «Политком.ру». По его оценке, эти действия вполне могли быть вызваны желанием власти сломать планы Навального, не дожидаясь наступления 2018 года.


 

Журналисты у штаба А.Навального в Москве / YouTube.com

«Думаю, Навального опасаются. Официально, конечно, никто этого не скажет, но думаю, что опасаются. Почему опасаются? Потому что заканчивается действие консолидирующего крымского фактора. Это хорошо было видно по фильму о Медведеве. Если бы этот фильм появился в 2014 году, его бы, наверно, расценили как вражескую диверсию. Но даже в 2015-2016 годах он, в общем, не вызвал бы особой реакции. Ну, Медведев и Медведев, и что? Тогда такая позиция в обществе была очень распространена.

Тогда также была распространена (а некоторые занимают ее и до сих пор) позиция, что все разоблачения – клевета, ложь. Это была позиция провластная, полностью лояльная, такая твердокаменная. Но достаточно распространенной была и другая позиция.

Вот какая: «Наверно, это все так или в этом есть и правда, полностью или частично. Но насколько это правда, мы никогда не узнаем, нам никогда не расскажут объективного. А если уж мы никогда не узнаем, где правда, то давайте ориентироваться на то, что нам – стране, России – выгоднее в политическом плане. В мире сейчас сложная ситуация, на нас вот-вот могут напасть враги, мы ведем против них холодную войну (с элементами горячей). Так что давайте не ослаблять позиции собственной страны». Вот эта позиция тоже была очень распространенной.

Что касается людей, которые полностью за власть, для них ничего не изменилось. А вот среди тех, кто считал, что надо «не ослаблять позиции страны», начинаются достаточно сложные процессы. Эти люди уже начинают поглядывать и в сторону критики власти. Пока только поглядывают, пока обсуждают – на улицы эта часть общества, конечно, не выходит. Но они начали поглядывать, и в этом уже есть проблема: если они сейчас начали поглядывать, то что же будет дальше?

А дальше что будет? Будет 2018 год, президентские выборы. Я понимаю, что Навальный не будет в них участвовать. Но кампания Навального ориентирована на то, чтобы его дополнительно раскрутить, дать стимул его сторонникам. Ведь на президентских выборах наша политическая история не заканчивается, дальше будет что-то другое. А что? Вот сейчас власти, в преддверие президентских выборов, стараются не трогать ни одну из болезненных тем. По сути, сейчас существует такой неформальный мораторий на принятие непопулярных решений.

Но мораторий этот невозможно будет продолжать после президентских выборов. В этом году, видимо, уже исчерпывается Резервный фонд. Дальше, видимо, придется тратить Фонд национального благосостояния. Счетная палата этой перспективой уже недовольна, и все же, конечно, если будет политическое решение, будут тратить. Но ведь и этот фонд возможно исчерпать. И что дальше?

В свое время советское руководство максимально оттягивало принятие непопулярных решений – их принимали уже в 1990-м году. Из-за этого рухнуло правительство Рыжкова, пришло правительство Павлова, которое продолжило эти решения, и тоже без особых симпатий со стороны населения и без особых результатов. Все рассыпалось: и популярность упала, и результатов не было. Поэтому сейчас многие эксперты призывают скорее принимать эти решения.


 

Старый мастер за работой / pixabay.com

В первую очередь речь идет о таком знаковом событии, как повышение пенсионного возраста. Понятно, как на такие решения будет реагировать описанная мною часть общества, которая относится к власти достаточно критично, но в 2014 году пришла к заключению, что надо поддержать власть. С учетом того, что крымский фактор будет и дальше сжиматься, и все события 2014 года будут уходить в историю. Поэтому, наверно, у власти есть желание уже сейчас, превентивно сломать ту кампанию, которую начинает Навальный, и ту инфраструктуру, которую он строит. Тем более что строит он ее явно не только с расчетом на свою виртуальную президентскую кампанию. Это воспринимается властью как серьезный фактор.

И второй серьезный фактор есть – он связан уже с фигурой собственно Навального и с теми людьми, которые поддерживают оппозицию. Тех, кто ее в той или иной степени поддерживает, сейчас, по разным данным, в обществе где-то 12-15%. Среди них есть и те, кто всегда поддерживал, и другие.

Вообще если взять традиционное представление о том, что в обществе 84% поддерживают власть и 16% против власти, то на эти цифры надо смотреть очень внимательно. Потому что не все эти 16% являются потенциальными сторонниками Навального. В этих 16% есть и те люди, которые считают, что «надо Киев брать», и те, которые считают, что «власть всегда плоха», и у них просто руки уже опустились, но и «оппозиция всегда плоха». Словом, самые разные категории.

Для многих из них Крыма как консолидирующего фактора было недостаточно уже тогда. Но я бы сказал, что в ситуации 2014 года было, условно говоря, 5-6% людей (в рамках тех знаменитых 16%), которые критиковали власть с демократических или, например, пацифистских позиций. Сейчас их число вполне может увеличиться за счет этих колеблющихся, о которых я говорил. И, кроме того, эта демократическая часть, как показали парламентские выборы, не хочет голосовать за «Яблоко» и, тем более, за «ПАРНАС», которые получили мало голосов. Эти партии вызвали разочарование.


 

Г. Явлинский на митинге / YouTube.com

Можно говорить о том, что у «Яблока» был существенно более интересный и сильный список, а у «ПАРНАСа» он был слабее и, кроме того, шокировал многих либералов тем, что туда пришел Мальцев. Но, как мы видим, несмотря на высокое качество списка «Яблока», «Яблоко» получило только немногим больше, чем «ПАРНАС». Связано это с неверием, что Явлинский и Касьянов являются перспективными фигурами. То же самое можно сказать и о большинстве политиков этого фланга.

И в этой ситуации остается Навальный, который не участвовал в этих выборах ни в каком виде. Он одно время собирался поддерживать «ПАРНАС», потом там произошел внутренний конфликт, и Навальный ушел. В этом смысле ему сильно повезло, потому что он не имеет отношения к этому поражению партии.

В качестве кого он сейчас выступает? Во-первых, в качестве человека, у которого нет «морального износа», существующего у многих либеральных политиков, не только у Касьянова и Явлинского. Во-вторых, Навальный вызывает эмоцию, и достаточно сильную – у многих отрицательную, но у кого-то и положительную. Отрицательных эмоций он сейчас вызывает больше, если брать население в целом, но среди своих потенциальных сторонников он является фигурой скорее со знаком «плюс». И, что важно, он способен заинтересовать собой молодых людей – это было видно по тем акциям, которые он проводил.

Причем сейчас распространено мнение, будто это были только школьники старших классов, которые хотели просто самовыразиться. Но это не совсем так. Школьники там, конечно, тоже были, но основная часть там была – студенты, молодые выпускники. Они его не обожествляют, конечно, как немалая часть советской интеллигенции в 1989 году обожествляла Бориса Николаевича Ельцина. Для этой части общества вообще безусловных авторитетов не существует. Но Навальный для них интересен, и они к нему идут, в том числе в эти штабы. Значит, его инфраструктура работает.

Причем идут в к нему штабы не только в столице, но и в регионах. Мы видим митинги, которые там организуются сторонниками Навального. Туда приходит довольно большое количество участников. Ну, большое, конечно, – для региональной политики.

Вот, наверное, все эти факторы в сумме и ведут к тому, что отношение к Навальному вполне серьезно, и мы это видим. И у власти есть желание уже сейчас сломать его планы, не дожидаясь 2018 года, когда ситуация будет еще сложнее для власти», – объяснил Алексей Макаркин.

Обсудите в соцсетях
Источник


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*