Добыча нефти.

pixabay.com

Цены на нефть марки Brent на мировых рынках на торгах 21 июня на бирже ICE упали ниже уровня в 45 долларов за баррель. Это первый случай падения до такого уровня с ноября 2016 года. В целом снижение цены с начала торговой сессии тогда составило 3%.

На этом фоне биржевой курс евро на Московской бирже вырос к рублю, достигнув уровня в 67,2 рубля, напоминает информационное агентство РБК. В то же время курс доллара достиг 60,3 рубля.

Глава компании ЛУКОЙЛ Вагит Алекперов заявил агентству, что считает такое снижение нефтяных цен временным. Он выразил уверенность, что к снижению цен привели действия спекулянтов, и дал понять, что ожидает резкого роста показателей в ближайшем будущем.

Прокомментировать для «Полит.ру» динамику нефтяных цен на мировых рынках, вероятные причины падения этих цен и возможные последствия согласился заместитель директора по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексей Белогорьев. По его словам, такое снижение вполне укладывается в границы суточных колебаний цен, которые были предусмотрены при среднегодовой цене в 50-52 доллара за баррель, и сами по себе не могут служить основанием для выводов.

В то же время, отметил эксперт, есть причины рассчитывать на повышение цен не только до уровня 50-52 доллара за баррель, но даже и до 60 долларов.


 

Онлайн-биржа / pixabay.com

«Я не стал бы делать из этого снижения цен сенсацию: снижение, которое мы наблюдаем, в общем вписывается в тот условный коридор суточных колебаний цен на нефть, который изначально предполагался при среднегодовой цене на нефть в районе 50-52 долларов за баррель. Колебания между 45 и 57-58 долларами – это тот коридор, который, учитывая высокую волатильность, характерную для нефтяного рынка, вполне естественен.

Опасения, конечно, вызывает то, что сейчас цены достигли нижнего значения коридора. Риск, что они уйдут еще ниже, есть – полностью гарантировать, что этого не случится, нельзя. С другой стороны, каких-то фундаментальных причин для дальнейшего снижения цен тоже не видно.

То обстоятельство, что после майских новостей о продлении соглашения ОПЕК о сокращении добычи нефти до 31 марта 2018 года цены пошли вниз, а не стабилизировались, связано, мне кажется, с двумя факторами. Первое – это то, что эффект от продления соглашения проявит себя только осенью, не раньше, и лишь тогда можно будет оценить его эффективность. Соглашение по сокращению доычи, заключенное в ноябре-декабре 2016 года (его действие сейчас завершается) было достаточно эффективным, но этот фактор в росте цен уже отыгран в первом квартале этого года.

В целом подход инвесторов к нефтяному рынку характерен тем, что смотрят не на ретроспективу, а на будущие события. Эти будущие события закладывают цену сейчас, а когда они непосредственно происходят, они уже мало кого волнуют. Поэтому всегда есть соблазн простой интерпретации изменения цен, когда текущие колебания напрямую объясняются, условно говоря, тем, каковы коммерческие запасы нефти в США или рост добычи сланцевой нефти там же.

Это, безусловно, ошибка: эти обстоятельства уже были отыграны, и сейчас инвесторы смотрят на то, что, скорее всего, будет осенью. Единственное, что тут следует отметить, и – это то, что ситуация с мировыми запасами нефти, вопреки ожиданиям, не улучается. То есть не уменьшаются не только коммерческие запасы – наблюдаются пиковые значения запасов нефти в морских танкерах.

То есть, условно говоря, существенная часть дисбаланса на нефтяном рынке перетекла в «серую» зону – хранение в морских танкерах часто по статистике уже не включается в экспорт, но еще не учитывается в импорт. Так что в целом этот фактор трудноуловим статистически.


 

Танкеры с нефтью / pixabay.com

Но помимо ситуации с запасами, которая оказалась лучше, чем ожидалось, на положение дел влияют все более растущие ожидания от роста добычи в США, Ливии, Нигерии, ряде других стран. В том числе есть такие ожидания и по России и Казахстану. Но это, повторю, действует так: цена в 45 долларов за баррель отражает не текущий рост добычи, а ожидания от будущего роста. А пока нет явных, убедительных для инвесторов, которые играют на этом рынке, сигналов к тому, что продолжается балансировка рынка, – несмотря на то, что в третьем квартале, как это обычно бывает, ожидается существенный профицит спроса над предложением.

Надо сказать, что третий квартал всегда приходится основной прирост спроса на нефтепродукты, за которым не поспевает рост добычи. В этом отношении третий квартал отличается от остальных. Эти ожидания могут привести к существенному росту цен, но пока это мало кого интересует. Все смотрят, что будет уже в четвертом квартале, и здесь ситуация остается очень неопределенной. Никаких явных положительных сигналов инвесторы тут не получают и, естественно, реагируют не стабилизацией цен, а их снижением.

Разумеется, если такие сигналы появятся, то произойдет рост цен. В любом случае, на мой взгляд, во втором полугодии мировые цены на нефть вернутся к значениям 52-55 долларов за баррель. Может быть, даже (в случае благоприятного развития событий) они к концу года придут к уровню в 60 долларов за баррель. Словом, не надо зацикливаться на текущей конъюнктуре – это вещи сиюминутные. Вообще среднесуточные колебания цен на нефть – не тот индикатор, по которому можно оценивать состояние нефтяного рынка», – сказал Алексей Белогорьев.

Обсудите в соцсетях
Источник


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*