Здание парламента Великобритании

pixabay.com

СМИ продолжают осмыслять и комментировать итоги досрочных парламентских выборов в Британии, состоявшихся 8 июня. Их специфика в том, что, по замыслу правительства, консерваторы должны были получить в результате больше мандатов в нижней палате, что, в свою очередь, дало бы премьер-министру больше свободы в ведении переговоров с ЕС по отделению Британии. Но в результате консерваторы получили еще меньше мандатов, чем у них было до выборов.

По мнению одного из комментаторов в The Economist, главная мораль этих выборов в том, что предвыборная кампания все-таки имеет значение. Политологи, пишет автор, часто пренебрежительно отзываются о кампаниях, потому что считают, что они оказывают в лучшем случае крайне незначительное влияние на исход голосования, а скорее не оказывают никакого.

Нынешние британские выборы показали, что это не так, потому что кампания сыграла огромную роль. Когда премьер-министр Британии Тереза Мэй в апреле объявила о предстоящих досрочных выборов, консерваторы обгоняли по популярности лейбористов на 20 процентных пунктов. 4 мая прошли местные выборы, где тори обогнали лейбористов в среднем на 10 пунктов, что тоже свидетельствовало об их незаурядной популярности.

А потом началась кампания. По большинству оценок, кампания Мэй получилась крайне неудачной. Ее критиковали за шаблонность и снисходительный по отношению к избирателям тон. Ключевой оппонент Мэй лидер лейбористов Джереми Корбин, наоборот, провел исключительно вдохновенную кампанию и вопреки ожиданиям пришел к финалу с большими достижениями.


 

Джереми Корбин, лидер лейбористской партии / flickr.com

Команда Мэй, считает автор, допустила четыре непростительные ошибки. Во-первых, у них изначально были завышенные ожидания, и они вели себя соответственно. Во-вторых, вся кампания консерваторов строилась вокруг Мэй как символа переговоров с ЕС об отсоединении Британии от ЕС. На этом фоне лейбористы, говорившие о насущных внутренних проблемах, оказались в выгодном положении. В-третьих, своей программой в отношении престарелых, которая была воспринята как «налог на деменцию», консерваторы отпугнули своих самых верных сторонников. В-четвертых, они с презрением относились к избирателям, что, в частности, выражалось в шаблонных лозунгах, никак не адаптировавшимся к текущей ситуации. Всё это привело к тому, что консерваторы утратили те несомненные преимущества, которые у них были до кампании.


 

Тереза Мэй выступает в парламенте / flickr.com

BBC рассуждает о том, как результаты выборов скажутся на дальнейших переговорах Британии с ЕС. Итог сводится к тому, что Мэй, вопреки планам, не удалось закрепить за собой легитимное право на проведение переговоров по жесткому сценарию. Теперь у ее однопартийцев оказалось даже меньше мандатов в палате общин, чем было до выборов. Это значит, что новому правительству, каким бы оно ни было, придется перерабатывать первичную стратегию переговоров, до начала которых осталось чуть больше недели.

Для ЕС сложившаяся ситуация тоже нехороша, считает автор. Они надеялись, что в лице Мэй они будут иметь дело с сильным переговорщиком, который за счет избирательской поддержки и парламентского превосходства будет меньше зависеть от несогласных в ее лагере. Теперь им придется взаимодействовать с далеким от единодушия парламентом, представляющим далекую от единодушия страну. В связи с этим появились спекуляции о том, что начало переговоров придется отложить.

Обсудите в соцсетях
Источник


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*