Сувенирный билет в автозак

Photo CC-by-2.0: Evgeny Isaev / Flickr. Some rights reserved.

Российские власти уделяют значительное внимание протестным выступлениям, а для общественности не менее острым является вопрос о том, как власть на эти выступления реагирует. Эксперт анализирует ситуацию с протестами и действия властей.

Тема массовых протестов, состоявшихся в России в последние месяцы, поднималась на встрече первого заместителя руководителя администрации президента Сергея Кириенко с президиумом Совета по правам человека при президенте России. Как пишет газета «Коммерсантъ», разговор о протестах начали правозащитники.

По словам члена президиума СПЧ Кирилла Кабанова, Кириенко, со своей стороны, сравнил протесты 26 марта (на антикоррупционные акции во многих городах России призывали граждан оппозиционер Алексей Навальный и его сторонники, и эти акции не были согласованы с властями) и акцию 14 мая на проспекте Сахарова в Москве (имеется в виду согласованный с московской мэрией митинг против реновации пятиэтажек в столице). Как пояснил Кабанов, проводя это сравнение, Кириенко был убежден: «Если люди хотят площадку получить и получат, то их услышат.».

Представитель администрации президента при этом подчеркнул, добавил Кабанов, что результат митинга на проспекте Сахарова очевиден: «Смотрите, сколько поправок внесено». Действительно, в закон о реновации жилфонда внесли исправления и депутаты, и правительство. О последствиях акций 26 марта он не рассказал.


 

Митинг на проспекте Сахарова против реновации / flickr.com

Между тем нельзя утверждать, чтобы эти митинги не имели последствий: только в Москве было задержано свыше тысячи человек (в том числе – много несовершеннолетних), и непосредственно в день проведения акций было возбуждено уголовное дело – в связи с нападением на полицейских в ходе акции, а затем еще несколько дел. Спустя примерно месяц после событий, к 24 апреля 2017 года над делами по митингам 26 марта, по данным интернет-издания «ОВД-Инфо», только в Москве работали уже не менее 145 следователей.

Причем, по информации издания, в числе этих следователей были участники расследования «болотного дела», в том числе руководитель следственной группы генерал-майор юстиции Рустам Габдулин. В Москве по итогам митинга были возбуждены уголовные дела по четырем статьям – в связи с нападением на полицейских в ходе акции. В качестве обвиняемых по этим делам проходят пять человек (по сведениям информационного агентства РБК, пятый фигурант был арестован 18 мая).

Кроме того, спикер Совете Федерации Валентина Матвиенко заявила журналистам, что считает желательным законодательно запретить участие в несогласованных акциях несовершеннолетним и не исключает, что инициатива будет рассматриваться сенаторами.

Российская власть видит в акциях протеста угрозу своему имиджу, и стремится сделать так, чтобы у людей не было больше ни желания, ни готовности выходить на не согласованные с властями митинги. Такое мнение высказала в беседе с «Полит.ру» Наталья Таубина, директор фонда «Общественный вердикт».

«Я бы говорила о том, что острой является не проблема с самими акциями протеста, а проблема, касающаяся реакции на согласование любой протестной акции и, соответственно, на дальнейшее поведение правоохранительных органов в момент ее проведения. Ситуация с митингами 26 марта показала, что власть продолжает бояться публичного протеста на улице, продолжает считать это для себя угрозой. И, соответственно, реакция на это у нее, с моей точки зрения, неадекватна.

Власть продолжает действовать, используя только один инструмент из веера у нее имеющихся, а именно – подавление протеста. Хотя можно было бы более разумно использовать другие инструменты, начиная с диалога, заслушивания требований и попыток каким-то образом им соответствовать. Но наша власть использует только один метод – подавление. И последовавшие после акций 26 марта возбуждение уголовного дела, а также попытки обсуждения изменений в законодательстве, которые запрещали бы несовершеннолетним участвовать в этих акциях, свидетельствуют о том же.


 

Арестованный в автозаке / Photo: Ilya Shchurov / Flickr. Some rights reserved

Учитывая, что следующий год – это год президентских выборов и год Чемпионата мира по футболу, который должен пройти в России, власть, безусловно, хочет достаточно положительно выглядеть в глазах международной общественности. И, как мне кажется, по мнению власти эти протесты могут мешать ей поддерживать хороший имидж.

Я полагаю, что ее последние попытки повлиять на ситуацию – такие, как история с уголовным делом после митингов 26 марта, – все нацелены на возбуждение страха, на то, чтобы люди не готовы были выходить на улицы. И все действия, связанные с уголовным преследованием, а с запретами на участие в акциях несовершеннолетних, в моем понимании, – это подготовка к тому, что называется «зачисткой площадки» и обеспечение невыхода людей на улицы в следующем году.

Следует ли ожидать еще каких-то действий со стороны властей в этой связи? Ну, мы уже имеем уголовное дело, и есть риск, что оно может развиваться так же, как дело «болотное». А ведь «болотное дело» возымело нужный эффект: активная фаза акций протеста, которая была в конце 2011 – начале 2012 года, закончилась. Соответственно, если сейчас новое уголовное дело (даже уже несколько дел) будет развиваться так же активно, как предыдущее, это окажет влияние на ситуацию.

А ведь уже даже судебные разбирательства начались – в «болотном деле» этого так быстро не происходило, видно, что власти торопятся. И, если помните, в отдел полиции уже поступила информация о тех, кто был задержан – а так как среди них было много несовершеннолетних, начинаются всякие профилактические мероприятия у них по месту учебы, по месту жительства. И так далее.

Словом, на основании того, что мы видим, и той информации, которая есть в публичном пространстве, складывается ощущение, что да, действительно, сейчас идет работа по превенции публичных мероприятий такого сорта в будущем. Работа, направленная на то, чтобы у людей не возникало такого желания, не было готовности: на то, чтобы их останавливал страх», – сказала Наталья Таубина.

Добавим, что представители властей подчеркивают, что отреагировали очень мягко. Как сообщает информационное агентство РБК, спикер Госдумы Вячеслав Володин, говоря о разгонах акций протеста, заявил, что в России водометы, которые применяют в Европе для разгона протестующих, наверное, давно заржавели, да и непонятно, где же резиновые пули. Речь об этом он вел на пленарном заседании нижней палаты российского парламента 24 мая.

Ранее, а именно в последних числах марта, Володин уже заявлял, что российские силовики не применяют к протестующим водометы и резиновые пули, потому что действуют «более корректно, в более мягкой форме, чем представители ряда европейских стран». Тогда спикер добавил, что полиция «делает все, чтобы соблюсти закон».​ Так Володин ответил на встрече с главой ПА ОБСЕ на вопрос о действии полиции в ходе акций протеста 26 марта в России.

Обсудите в соцсетях
Источник


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*