Еще совсем недавно специалисты говорили о стабильном улучшении ситуации в американской экономике — на зависть другим странам. Но в последнее время больше слышно об успехах стран Евросоюза, которые окончательно вылечились от затяжной рецессии, о выздоровлении японской экономики, о повышении темпов роста ВВП Китая… Правда, согласно прогнозу МВФ, экономика США вырастет в этом году на 2,3% против роста на 1,6% в 2016-м, но в самой Америке все меньше специалистов верит в этот прогноз. Итоги I квартала весьма скромные: рост ВВП лишь на 0,7%.

В оценке экономических перспектив своей страны американские эксперты в большинстве своем далеки от энтузиазма. Даже на дальнем горизонте пока не видно обещанного Трампом годового роста ВВП на 4% и более. Не просматривается и быстрого осуществления задуманных им реформ — медицинской, налоговой, инфраструктурной…

Впрочем, если вы хотите услышать оптимистов, ищите их на Уолл-стрит, где биржа бьет рекорд за рекордом, или в Центробанке США — Федеральной резервной системе. В марте Федрезерв поднял свою учетную ставку (в третий раз после окончания «великой рецессии» в 2009 году) и пообещал еще два ее повышения в этом году. ФРС считает, что экономика США вернулась в нормальное состояние и что ее рост уже пора тормозить повышениями учетной ставки, чтобы не перегрелась. Недавно глава Федерального резервного банка Сан-Франциско (одного из 12 региональных банков ФРС) Джон Уильямс заявил, что «в основном достигнуто экономическое выздоровление, к которому мы стремились последние девять лет», и дал понять, что до конца года может быть не два, а три повышения учетной ставки, помимо мартовского.

Розничный апокалипсис

Если смотреть на ситуацию с колокольни ФРС, то все замечательно. Главный мандат Федрезерва — балансировать низкую безработицу с небольшой инфляцией. Сегодняшний показатель безработицы — 4,4% — самый низкий за последние 10 лет. В минувшем апреле в американской экономике было создано 211 тысяч новых рабочих мест — хороший темп. Который превысил ожидания аналитиков. Инфляция, которая долго не хотела подняться до желаемого уровня (таковым ФРС считает 2%), сейчас вплотную подошла к этой цифре. Однако рост заработной платы по-прежнему плетется в хвосте экономических индикаторов, а это внушает тревогу: когда в кармане потребителя пустовато, замедляется главный двигатель экономики США — потребительский спрос, который обеспечивает более две трети ВВП страны.

Экономисты озабочены еще одним явлением: в Америке умирает традиционная розничная торговля — ее вытесняют коммерческие интернет-порталы. Магазинные сети — такие как Sears, Macy’s, JC Penney — объявляют раз за разом о закрытии сотен своих предприятий. Вместе с ними нередко схлопываются крупные торговые центры — шопинг-моллы, которые держатся, как правило, на двух-трех больших универмагах (их называют якорями), а уже в дополнение к ним в молле гнездятся мелкие бутики.

Между тем закрытие магазинов означает потерю работы для огромного количества людей. За полгода, с октября по март, лишились рабочих мест 89 тысяч сотрудников универмагов. Как отметил в интервью с интернет-ресурсом Business Insider Марк Коэн, директор по изучению розничной торговли бизнес-школы Колумбийского университета, «создается медленно надвигающийся кризис: люди, которые работают в розничной торговле, теряют работу и тратят меньше денег на покупки, нанося дополнительный удар по розничной торговле».

The New York Times пишет, что продавцы и другие магазинные работники (а они составляют 10% всей рабсилы в США), как правило, не обладают квалификацией, которую можно было бы перенести на другую работу. Им мало платят, зато берут на работу многих нетрудоустраиваемых — людей пожилого возраста, без какого-либо специального образования и даже с ограниченными психическими или физическими возможностями. Когда такие люди теряют работу в магазине, им бывает крайне трудно найти что-либо взамен.

Упадок традиционной розничной торговли вызван не только онлайновой конкуренцией — появился еще один важный фактор. Как указывает агентство Bloomberg, потребитель тратит все больше денег не на товары, а на услуги — юридические, кредитно-финансовые, здравоохранение, образование… По данным прошлого года, медицина и фармацевтика съедают 21% всех потребительских расходов. Bloomberg констатирует, что такой большой удельный вес медицины в расходах американцев наводит на мысль: что-то неправильно устроено в системе здравоохранения США.

Образование, как и медицина, в Америке не право каждого, а привилегия имеющих деньги. По данным журнала U.S. News & World Report, за последние 20 лет стоимость образования в частных университетах национального значения выросла в 2,8 раза, в государственных университетах — в 3,3 раза для студентов из других штатов и в 4 раза для студентов из своего штата.

Что касается кредитно-финансового сектора, то он все больше закабаляет розничного потребителя. Американцы в долгу как в шелку из-за дорогостоящих страховок, ипотечных займов, автомобильных кредитов, долгов по кредитным картам. Им всегда готовы прийти на помощь (например, оформить персональное банкротство) бесчисленные адвокаты, тут же предлагают свои услуги (не бесплатно, разумеется) всякие паразитические фирмы, которые обещают быстрое освобождение от долгов…

Сложившаяся в США извращенная модель потребления сильнее всего бьет по ритейлерам, торгующим пищевыми продуктами и одеждой. Хотя отток потребительских денег ощущают и автомобильные дилеры, и мебельные магазины, и другие традиционные потребительские сектора. Всем крупным ритейлерам приходится, чтобы не уйти в убыток, конкурировать самим с собой — продавать товары через Интернет параллельно с торговлей через магазины. Но и этого недостаточно, чтобы «наземные» магазины удержались на плаву. Кризис розничной торговли может стать детонатором общего краха экономики, предупреждают эксперты.

Налоговую реформу ждет участь медицинской

Трамп-кандидат обещал, что проведет реформы, которые подстегнут экономику и повысят уровень жизни американцев. У Трампа-президента пока это слабо получается. Он хотел отправить на свалку истории «Обамакэр» — принятый в 2010 году Закон о доступном здравоохранении, благодаря которому впервые получили медицинскую страховку более 20 млн американцев. Но законопроект об отмене и замене «Обамакэра» забуксовал в стенах Конгресса США, натолкнувшись на сопротивление демократов и даже части республиканцев. Этот билль еле-еле прошел со второй попытки через палату представителей, и неизвестно, пройдет ли он через Сенат.

Между тем, если данный законопроект не будет принят, это, в свою очередь, затруднит налоговую реформу, обещанную Трампом в течение первых 100 дней его президентства. Сто дней благополучно миновали, реформы налоговой системы пока нет, и неизвестно, когда она станет возможной, пишет Chicago Tribune.

Кроме того, как считает экономическая редакция телекомпании CNN, принятию закона о налоговой реформе в 2017 году воспрепятствуют нехватка времени и предельно насыщенная повестка дня Конгресса США. Налоговый кодекс, который хочет изменить американский президент, — сложнейшая материя, и обещания Трампа быстро с этим разобраться — популистские фантазии и не более.

Среди прочего Дональд Трамп хочет ограничить налог на любой частный бизнес ставкой в 15% — при том, что сегодня ставка корпоративного налога колеблется от 15% до 35%. Именно низкая налоговая ставка, по замыслу президента, заставит американские компании отказаться от вывоза капитала за рубеж. Налоги на физических лиц, согласно плану Трампа, тоже должны сократиться. В результате казна недосчитается, по некоторым оценкам, $1 трлн. Но Белый дом уверяет, что недостачи не будет — ее компенсирует новая импортная пошлина в размере 10%. С этим утверждением не согласны даже самые правые республиканцы в Конгрессе США — они называют новую пограничную пошлину триллионным налогом на американского потребителя: компании-импортеры наверняка переложат бремя нового государственного побора на плечи потребителей.

ФРС может передумать

На повестке дня также восстановление запущенной инфраструктуры. Необходимость срочных мер очевидна всем: поезда сходят с рельсов, тысячи мостов и тоннелей дышат на ладан, автомагистрали в колдобинах, школы без кондиционеров, аэропорты оснащены старым авиадиспетчерским оборудованием, ветхие плотины угрожают жизни людей, водопроводные и канализационные сети изношены до предела… Американское общество инженеров гражданского строительства считает, что в ближайшие 10 лет надо потратить на инфраструктуру $4,59 трлн. Трамп обещал в качестве «великого подарка нации» потратить $1 трлн, но этого триллиона нет, и пока неизвестно, откуда он возьмется.

Глава Белого дома хочет переложить основное бремя инфраструктурных затрат на частных инвесторов (повышать налоги для него и других республиканцев — табу), идя по пути приватизации объектов инфраструктуры. Но критики говорят, что это никогда не приводило ни к чему хорошему: бизнес думает о прибыли, а не о социальной ответственности, он будет сокращать свои расходы на ремонтно-строительные работы и обирать рядовых граждан, повышая плату за проезд по дорогам и мостам.

Экономистов тревожат также антииммиграционные шаги Белого дома. В письме президенту и Конгрессу около 1500 экспертов призвали власти не ограничивать иммиграцию, которая является благом для экономики, а просто модернизировать систему въезда рабочей силы. Но Трамп со товарищи пока отказываются к этому прислушаться.

В общем, трампономика вдохновляет разве что фанатично преданных нынешнему американскому лидеру сторонников. Экономисты предупреждают, что Америка может не оправдать ожиданий, возлагаемых на нее МВФ, и тогда оптимистичный прогноз фонда о глобальном росте экономики на 3,5% вряд ли сбудется, ведь ВВП США составляет четверть мирового.

Если дела в Штатах будут идти так себе, Федрезерв может отказаться от курса на быстрое повышение учетной ставки. И доллар США пойдет вниз, а непотопляемый российский рубль вновь воспрянет — на радость потребителям и к огорчению правительства, которое продает нефть за доллары, а казну пополняет рублями.

Ну а если американская экономика покатится под горку, тогда уже никто не сможет ждать для себя ничего хорошего. Скорее всего, мир тогда ждет новый кризис — подобный тому, что разразился из-за американских ипотечных бумаг в 2008–2009 годах. По российской экономике волна того кризиса ударила достаточно болезненно — не пощадит, если подобное повторится, и сейчас.

Источник


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*