Митинг с требованием отставки губернатора Красноярского края. Март 2017

Александр Козырев / Пресс-служба Красноярского крайкома КПРФ

Фонд «Петербургская политика» опубликовал очередной, апрельский рейтинг социально-политической устойчивости регионов. Эксперты отмечают, что арест главы Марий Эл Леонида Маркелова и главы Удмуртии Александра Соловьева ударил не только по этим регионам, но и в целом по положению губернаторов в стране — в том числе и из-за этого уровень социально-политической устойчивости снизился сразу в 33 субъектах. Но причастна к этому не только большая политика: учитывать также стоит многочисленные местные проблемы, которые у каждого региона свои.

Больше всего в новом рейтинге потеряли, как и следовало ожидать, Марий Эл и Удмуртия — по 1 баллу (максимальная оценка — 10 баллов, минимальная — 1 балл). Оба региона перешли из группы с «пониженной устойчивостью» в группу со «слабой устойчивостью».

«Арест и увольнение главы Удмуртии Александра Соловьева, а также арест спустя несколько дней после «добровольной» отставки главы Марий Эл Леонида Маркелова стали серьезным ударом по политической субъектности региональных элит», — отмечают эксперты. «Несмотря на то что это уже далеко не первое уголовное преследование глав субъектов федерации, в данном случае оно было воспринято в качестве «показательных» репрессий. События вокруг Соловьева и Маркелова были прочитаны многими представителями региональных элит как элемент нарастания децентрализации и хаотичности в принятии политических решений об арестах», — говорится в докладе. А «последующее широкое тиражирование (в том числе с подачи правоохранителей) информации о неблагоприятных условиях пребывания под стражей» арестованных губернаторов «содействовало росту деморализации и дальнейшему понижению статуса государственной гражданской службы».


 

Бывший глава Удмуртии Александр Соловьев в Басманном суде. 4 апреля 2017
Александр Авилов / АГН «Москва»

О неустойчивом положении губернаторов, считают авторы доклада, говорит и появившаяся информация о скорой отставке новой партии губернаторов (называются главы Калужской, Омской, Псковской, Самарской областей, Приморского края — падение от 0,2 до 0,3 балла). Еще несколько регионов «оказались дестабилизированы отставками председателя правительства (Астраханская область, -0,3 балла) или даже всего правительства (Хакасия, -0,3 балла)».

Особо отмечается рост влияния местной повестки «на общий социальный фон в миллионниках и крупных городах», где в итоге рос уровень напряженности. В докладе перечисляются примеры: «Срыв выборов мэра Омска (-0,3 балла в рейтинге региона), обострение конфликта вокруг формирования городских органов власти в Красноярске (-0,2 балла), неудавшиеся попытки краевой администрации взять контроль над мэрией Владивостока (-0,2 балла), рост напряженности в отношениях республиканских властей Башкортостана и мэрии Уфы (-0,2 балла), успех протестов в Новосибирске против 15-процентного повышения тарифов на коммунальные услуги».


 

«Тарифный» протест в Новосибирске
Рот Фронт

В итоге уровень социально-политической устойчивости снизился в 33 регионах страны, а вырос только в 12.

Глава фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов рассказал «Коммерсанту», что не стал бы говорить об «обвальном падении устойчивости», но, тем не менее, свою роль в ее понижении сыграли несколько факторов. «Правоохранительный фактор, слухи о продолжении замены губернаторов, рост напряженности в элитах крупных городов, акции дальнобойщиков, где регионы во многом остались один на один с протестующими и импровизировали, — перечисляет он. — Потенциально лето — хорошее время для отращивания рейтинга обратно вверх. Но многое будет зависеть от того, «рассосутся» ли события, которые весной рассматривались как тревожные».

Обсудите в соцсетях
Источник


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*