Сирия, Манбидж

Kurdushstruggle

В четверг, 4 мая, Россия, Иран и Турция подписали в Астане меморандум о создании зон безопасности в Сирии. Делегация от сирийской оппозиции отказалась его подписывать. СМИ пытаются интерпретировать сложившуюся ситуацию. Многие комментаторы, впрочем, воздерживаются от прогнозов.

Wall Street Journal пишет, что США отреагировали на подписание меморандума скептически, мотивируя скепсис тем, что совместная инициатива, в которой участвует Иран, едва ли может увенчаться успехом. Решение о создании зон безопасности, отмечает WSJ, ссылаясь на турецкое министерство иностранных дел, основывается на соглашении о прекращении огня, которое Россия и Турция объявили 30 декабря 2016 г. Цель создания зон в том, чтобы положить конец конфронтации, в частности воздушным атакам, а также упростить доступ к этим областям гуманитарным конвоям.

Госдепартаменту США во всей этой истории больше всего не нравится участие Ирана. Один из главных пороков Ирана они видят в том, что он поддерживает сирийского президента Башара Асада. Авторы, впрочем, приводят и мнение иранского аналитика, который считает, что Иран оказался участником сирийского конфликта с самого начала, поэтому его участие в прекращение этого конфликта важно. Кроме того, Иран заинтересован в том, чтобы отстаивать свои региональные интересы в соседнем государстве.


 

Тегеран, 28 апреля 2017. Встреча российских и иранских дипломатов перед переговорами в Астане
Tasnimnews

Авторы также отмечают, что перспективы новой сделки пока неопределенны. Это уже далеко не первая попытка прекратить усугубляющийся гуманитарный кризис в Сирии. По мнению некоторых наблюдателей, оговаривает WSJ, такие проекты должны включать в себя механизмы принуждения, а без них они не работают. Непрочность новой инициативы, по мнению комментаторов, на которых ссылается WSJ, обусловлена еще и тем, что делегаты от сирийской оппозиции отказались подписывать меморандум.

Аналитический центр Stratfor опубликовал материал о том, что Россия заинтересована в завершении сирийского конфликта, и пока он не будет завершен, она не сможет прекратить свое вмешательство. Российская интервенция в поддержку Асада во многом была успешной. Благодаря этому в конфликте восстановилось силовое равновесие, и сирийская армия смогла вернуть контроль над некоторыми территориями. Кроме того, Россия, вступив в конфликт, продемонстрировала свои военные возможности. Наконец, эта интервенция повысила геополитический статус России.

Но сейчас, сыграв свою видную роль, Россия хочет выйти из игры, пишет Stratfor. При всех бонусах, которые она получила в ходе этой кампании, есть и издержки. И если она будет нести эти издержки дальше, то они могут перевесить выгоду. Что еще важнее, есть риск, что чем дольше она остается в Сирии, тем труднее достичь такого соглашения, которое бы ей нравилось.


 

Фото: mil.ru

Проблема в том, что достичь политического решения конфликта в Сирии уже сейчас труднее, чем тогда, когда Россия впервые попыталась выйти из игры. Аналогичная ситуация сложилась у Ирана. При этом сдавать позиции Россия не хочет. Каким будет дальнейшее развитие событий и какое решение можно было бы считать наиболее жизнеспособным, авторы не предсказывать не берутся.

Обсудите в соцсетях
Источник


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*