Росток дерева. Молодой лес

Российские госкомпании могут обязать восстанавливать леса, уничтоженные в результате их деятельности – например, при разработке месторождений, прокладке дорог или трубопроводов или лесозаготовительных работ. Соответствующее предложение содержатся в поправках в Лесной кодекс, подготовленных Минприроды России при участии Россельхоза.

По мнению экологов, вероятнее всего, что такая программа не даст нужного результата: благодаря массовым посадка деревьев одной породы, как сейчас принято, формируется «мертвый» лес, в котором не живут птицы и звери и даже не растет подлесок. Такой лес, по их оценке, пригоден только для лесозаготовителей, но не способен восполнить ущерб, нанесенный уничтожением полноценного леса.

По оценке главы Минприроды Сергея Донского, подготовка законопроекта завершится в конце мая, и документ будет внесен в Госдуму еще в рамках весенней сессии.

По словам спецпредставителя президента по экологии и транспорту Сергея Иванова, в настоящее время лесные ресурсы используются неудовлетворительно, так, что это не приносит прибыль государству,, однако вскоре для лесного хозяйства будет введен принцип «за 1 гектар вырубок – 1 гектар посадок».

Между тем у ситуации с попытками обязать госкомпании к таким шагам есть и экономический и, возможно, политический аспект. Ситуацию для «Полит.ру» прокомментировал Вячеслав Потапов,  политолог и экологический эксперт. 


 

Трубопровод идущий через лес

«Кажется, мы ко всему уже привыкли, но время от времени появляются в повестке какие-то события и факты, которые очень сложно объяснить. Одним из таких фактов является инициатива, которую высказала федеральная власть, о восстановлении лесов путем привлечения средств государственных корпораций. При этом из новости следовало, что корпорации о согласии особенно спрашивать не будут. А будут их – ну, может, неправильное слово было бы «вынуждать» или «принуждать», так что скажем осторожно – будут им настоятельно советовать последовать рекомендациям свыше.

Здесь возникает большое число вопросов, главным из которых вообще является сам феномен Года экологии. Мы знаем об этом немногое. Но мы представляем себе экологическую ситуацию, которая существует в России, и она в последние годы даже улучшается. Во всяком случае, судя по моему опыту взаимодействия с крупными промышленными корпорациями как человека и специалиста. То же самое, можно, например, вывести из анализа участия России в международных много- или двухсторонних договорах.

Мы знаем про инициативу с возникновением Года экологии. Мы знаем большую и долгую историю, связанную с проблематикой министерства возобновляемых ресурсов. И мы знаем о назначении Сергея Борисовича Иванова помощником президента России Владимира Владимировича Путина по экологическим вопросам. Вот что мы знаем.

Все это, наверное, можно сложить вместе и сделать какие-то выводы. Но разные люди, складывая эти факты, будут делать совершенно разные умозаключения. И здесь мы опять становимся на платформу предположений. Одним из таких предположений может стать предположение о трансформации подходов государства к финансовой прозрачности государственных компаний.

В этой связи можно много чего рассказать и много чего посмотреть, но совершенно очевидно, что прежняя вольница, которую позволял себе, предположим, банк ВТБ (моя любимая история с финансированием футбольного клуба «Динамо» (Москва)), – это уже не просто сказка, а прямо-таки сказочная сказка для тех людей, которые сидят на денежных потоках. Сегодня это невозможно в силу многих обстоятельств – не только потому, что цены на нефть упали в два раза.


 

Торговля на бирже

К обстоятельствам относятся также деятельность Счетной палаты, и деятельность других контрольных ведомств и органов, и так далее, и тому подобное. Вполне возможно, что совершенствование схемы контроля приводят к тому, что прежние пути к децентрализации прибыли и уменьшению видимой рентабельности (а, соответственно, и отчисления денег в федеральный бюджет) в известном смысле исчерпали себя. И вот появляется тематика экологическая, которая позволяет, с большей или меньшей степенью эффективности, решать те же самые вопросы.

Есть и другая история, связанная с поиском свободных денег. Что нам предстоит, для чего деньги нужны активно, где их не хватает? Конечно, в президентской кампании. И вполне возможно, что вот этот косвенный экологический сбор, о котором мы говорим, и может лечь в основу формирования фондов провластных кандидатов. Может сделать это там и в таком количестве, где и сколько это необходимо властным структурам.

Но так это или нет, сказать решительно невозможно. Мы  в очередной раз сталкиваемся с видимым противоречием решения с тем, что можно было бы охарактеризовать как здравый смысл. Но опыт интерпретации поступков власти не оставляет нам надежды на то, что мы, наблюдатели, умные, а власть неповоротлива и глупа. Это совсем не так. В последнее время власть демонстрирует высокую степень адаптации к изменяющимся условиям и безусловную логику в своих действиях.

Другое дело – что логика эта нам недоступна. Ну что ж, попробуем дождаться появления каких-то новых фактов, которые прольют свет на то, что же все-таки у нас происходит с экологией и годом имени нее», – сказал Вячеслав Потапов.

Обсудите в соцсетях
Источник


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*