Фото: Андрей Никеричев / АГН «Москва»

Расширить права родителей, воспользовавшихся услугой суррогатного материнства, решил Верховный суд России. Соответствующие положения содержатся в проекте постановления Верховного суда, подготовленного главой ВС Вячеславом Лебедевым.

В настоящее время суррогатная мать, вынашивающая ребенка, может впоследствии отказалась его отдавать, и клиенты ее ничего не могут сделать, даже если генетически являются родителями ребенка. Как пишет газета «Известия», Верховный суд теперь намерен обязать суды разбираться в вопросе, а не занимать сторону суррогатной матери в спорах с потенциальными родителями.

Кроме того, ВС готовит разъяснение, в каких случаях не стоит лишать отцовства негенетического родителя. Предполагается, что в результате этого неприязненные отношения между родителями больше не смогут стать причиной для судебных решений. Подготовить проект постановления, защищающего права клиентов суррогатных матерей председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев пообещал в феврале 2017 года.


 

Вячеслав Лебедев
Верховный суд РФ

В проекте постановления ВС, с которым ознакомилась газета, отмечается, что при рассмотрении споров по поводу суррогатного материнства и прав на ребенка суд должен выяснить, был ли заключен договор между сторонами, на каких условиях, а также установить, являются ли истцы генетическими родителями ребенка. Кроме того, суд должен определить, по каким причинам женщина отказалась передавать ребенка клиентам.

По словам опрошенных изданием экспертов, на этапе передачи ребенка родителям зачастую возникают вопросы. Однако решаются они достаточно однобоко: в ныне действующем Семейном кодексе не определена ответственность суррогатной матери в случае ее отказа отдавать ребенка. По мнению экспертов, это нарушает права генетических родителей ребенка.

В настоящее время права граждан, которые пользуются услугами суррогатной матери, действительно защищены значительно менее надежно, чем права самой суррогатной матери, подтвердил «Полит.ру» Евгений Корчаго, председатель коллегии адвокатов «Старинский, Корчаго и партнеры».

«На данный момент клиенты, которые воспользовались услугами суррогатной матери, находятся по сравнению с ней в гораздо менее защищенном положении. Семейный кодекс предусматривает, что они могут быть записаны родителями ребенка только с согласия суррогатной матери, независимо от того, являются ли они его генетическими родителями.

Верховный суд высказал вполне справедливую позицию – именно судебная инстанция должна разбираться в том, почему суррогатная мать отказывается отдавать ребенка. Принижение же в правах генетических родителей необоснованно, так как семейное законодательство должно защищать и их права тоже, чего на данный момент не происходит.


 

Фото: Андрей Никеричев / АГН «Москва»

По этому ведь пути идет и судебная практика – заставить суррогатную мать передать ребенка, который даже генетически с ней не связан, его родители не в состоянии, что противоречит всякой логике», – объяснил Евгений Корчаго.

Более развернутое пояснение дала Ирина Берлизова, исполнительный директор «Берлизов.групп». Комментируя ситуацию для «Полит.ру», она заметила, что нынешняя редакция статьи 51 Семейного кодекса дает почву для различных махинаций со стороны суррогатных матерей, тогда как законодательство должно в равной мере защищать интересы обеих сторон.

«В настоящий момент ст. 51 Семейного кодекса всецело защищает права суррогатной матери. Только с ее согласия можно записать биологических родителей в свидетельство о рождении. В результате появилась плодотворная почва для махинаций со стороны суррогатных матерей: они получают значительные вознаграждения за свою работу, чаще всего им обеспечиваются условия для жизни более высокого уровня и после этого они забирают ребенка себе и используют его как предмет торговли с биологическими родителями или в иных корыстных целях – например, чтобы получать пособия как многодетная мать (у суррогатной матери изначально должно быть не менее двух детей). В итоге биологические родители остаются и без ребенка, и без денег, и без надежды ребенка вернуть.

Как справедливо отмечают многие депутаты, сейчас ребенок выступает предметом торговли. Однако я считаю, что если законодательство будет более продуманным, если права обеих сторон будут защищены равнозначно, то из категории «торговля детьми» суррогатное материнство перейдет в категорию «услуг по вынашиванию детей».

Подчеркну, что законодательство должно защищать обе стороны. Когда есть перекос в сторону защиты интересов суррогатной матери, мы видим множество примеров махинаций. Но нельзя также исключать, что биологические родители откажутся признавать ребенка или разведутся (да что угодно может случиться) – и что тогда делать суррогатной матери? Ответа на этот вопрос сейчас тоже нет.

Безусловно, нужны и поправки в Семейный кодекс, и отдельный полноценный закон о суррогатном материнстве. Возможно, люди пока не готовы воспринимать суррогатное материнство как норму, но это явление существует, и оно дает надежду тем, у кого нет других вариантов (сейчас суррогатное материнство применяется, только если испробованы все методы лечения и они не дали результатов). Пока такого закона нет, но ситуации, в которых он нужен, возникают, и они должны быть решены, исходя из принципа разумности и справедливости, в интересах, в первую очередь, детей. Поэтому ВС выпускает, безусловно, крайне необходимое постановление.


 

Консультация в Центре планирования семьи и репродукции
АГН «Москва»

Возможно, через какое-то время, когда появятся соответствующие прецеденты, закон будет принят. Пока, думаю, постановление должно сыграть роль сдерживающего фактора, который заставит суррогатную мать подумать прежде чем осуществлять махинации», – сказала Ирина Берлизова.

Обсудите в соцсетях
Источник


Читайте также:

Один комментарий

  1. Поздравляю с решением ВС по суррогатным матерям. Если проституция у нас вне закона, зато теперь можно покупать суррогатных матерей как на рынке, она стала вещью на основании договора. Ибо суррогатное материнство могут позволить не все, а вот выиграть дело в суде смогут только состоятельные – нужно доказать, что ребенку будет лучше в шикарном доме, а не в бараке или однушке суррогатной матери. Мы вернулись в феодальное государство — право первой ночи.
    Например
    Так, в ноябре 2015 года Мосгорсуд подтвердил решение об изъятии полугодовалой девочки у родившей ее суррогатной матери, жительницы Крыма Светланы Безпятой, и передаче 51-летней москвичке Ольге Миримской, председателю совета директоров одного из московских банков.
    21 февраля 2017 года после подтверждения Петербургским городским судом вступило в силу решение, признающее супругов Сергея и Марину Фроловых родителями близнецов, выношенных из предоставленных ими эмбрионов 35-летней Светланой Суздалевой.
    Вопрос у меня только один – если у женщины отобрать ребенка по суду, которого она родила, даже пусть суррогатно, что станет с ее психикой, и как скажется это на ее собственном ребенке, который 9 месяцев наблюдал за мамой. Ведь суррогатной матерью может стать только уже имеющая детей.
    С Фроловыми — была явная корысть, надо было писать заявление о вымогательстве, предлагала убить плод на 7 месяце если не заплатят, а далее суд и лишение родительских прав по всем детям, а затем под опеку Фроловым. А теперь подняли шум и женщина стала вещью – бесправным инкубатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*