В России трудно найти человека, который бы не следил за курсом рубля. Причем выиграть на взлетах и падениях курса мечтают и те, у кого денег куры не клюют, и те, у кого их хватает от получки до получки. Но в последнее время понять поведение рубля невозможно: когда его обрекают на падение, он растет, когда прочат укрепление — он дешевеет. Акции, облигации и другие ценные бумаги, обращающиеся на фондовом рынке и испытывающие сильную зависимость от рубля, ведут себя так же. Этот период можно считать наиболее благотворным для биржевых игроков, которые умеют обогатиться и на взлетах, и на падениях курсов и котировок. Но по силам ли это рядовому гражданину, не поднаторевшему в спекулятивных сделках?

Лучше быть «лентяем», чем «безумцем»

В последнее время все больше частных лиц приходят на фондовый рынок в надежде разбогатеть на игре курсов и котировок, но, как свидетельствует статистика, подавляющему большинству из них стать хоть сколько-то богатыми людьми не суждено. Дело в том, что секрет успеха на бирже кроется не в умении грамотно прогнозировать курсы акций и заключать сделки. С таким умением можно быть успешным наемным работником в инвестбанке и получать там неплохую зарплату и бонусы.

Чтобы стать мультимиллионером, нужно другое. Например, правильно спрогнозировать успех в той области, которую большинство инвесторов игнорируют, и вложить деньги в данную сферу. В этом заключается секрет успеха американских магнатов, которые обогатились на финансовых рынках, — Уоррена Баффета и Марка Мобиуса.

В отличие от трейдеров, которые следят за котировками и каждый день какие-то бумаги покупают, а другие продают, будущий миллиардер Уоррен Баффет был «лентяем». Он покупал акции со сроком инвестирования на несколько лет вперед и больше ничего не делал. Если не считать того, что посвящал все свободное время анализу производственных результатов, бизнес-моделей, стратегии, а также финансового состояния компаний, чьи акции покупал.

Никакого азарта. Это не «красное» и «черное» на рулетке. Интерес Баффета к бизнесу можно сравнить с интересом занудного аналитика и бухгалтера. Он не раз говорил, что любит экономическую литературу и читает ежедневно по 500 страниц. И называет себя человеком, который заработал деньги собственным умом. Это долгосрочное инвестирование принесло ему огромный успех. Объем средств принадлежащего Баффету инвестфонда, созданного фактически за копейки, превышает сейчас $70 млрд.

Успех по рецепту Баффета уже несколько десятилетий пытаются повторить множество трейдеров. Богатыми становятся многие, миллиардерами — единицы. Все потому, что долгосрочное инвестирование перестало быть сверхдоходным бизнесом.

Другой пример — Марк Мобиус. В 1989 году на фоне краха «мирового социализма» в Восточной Европе он занялся инвестициями в бумаги развивающихся стран. По мнению Мобиуса, они, несмотря на риски, могли принести высокий доход. Тогда он выглядел безумцем. Но потом удивил скептиков, увеличив первоначальный капитал своей компании со $100 млн до нескольких миллиардов. Сейчас к его прогнозам прислушивается весь мир. В 2014 году, накануне обвала рубля, он на треть сократил объем инвестиций в российские активы и оказался прав.

Опять же многие мечтают о славе и деньгах Мобиуса. Но доходность инвестиций на мировых рынках уже не так высока, как в 1990-е. Впрочем, этот год Всемирный банк прогнозирует как позитивный для развивающихся рынков. По его подсчетам, экономика в Восточной Европе, так же как и во всем мире, вырастет примерно на 3%. Поэтому не исключено, что в ближайшее время появятся новые Баффеты и Мобиусы.

Скольких миллионеров недосчиталась Россия?

В России фондовый рынок появился в 1994–1995 годах. Большинство предприятий стали публичными компаниями, их акции обращались на бирже, где их мог свободно купить любой желающий, даже имея небольшие деньги. Котировки росли уже в сотни раз, поэтому увеличить богатство мог бы любой миноритарный акционер, а не только олигархи. Почему же тогда обогатились избранные, а большинство обнищало?

В недрах Интернета можно найти биржевые списки акций предприятий, которые в середине 1990-х годов торговались на биржах РТС и ММВБ. Многие из них уже не существуют, хотя когда-то они казались столпами нашей экономики. Из знакомых имен мы увидим разве что акции предприятий, в названии которых присутствуют слова «электро», «связь», «телеком», «энерго» и «нефтегаз».

Куда же делись предприятия, названия которых уже и не вспоминают, — причем со всеми своими активами, землями, производственными помещениями и лицензиями? Они исчезли как юридические лица, так как были куплены более крупными и успешными компаниями.

Некоторые из этих холдингов были государственными. Например, в ходе реформы отрасли телекоммуникаций в начале «нулевых» более 70 региональных операторов проводной телефонной связи были присоединены к семи крупным телекоммуникационным холдингам, а их акции были конвертированы в бумаги материнских компаний.

Примерно такая же ситуация сложилась в электроэнергетике. Контрольные пакеты акций небольших нефтяных компаний скупались крупными холдингами. После серии слияний, консолидаций и поглощений образовались сегодняшние корпорации.

Таким образом, если бы вы в 1990-е годы стали акционером какой-нибудь небольшой региональной «электросвязи» или держателем акций маленькой нефтекомпании в расчете на то, что с годами их цена возрастет в десятки или сотни раз, то на деле вы бы владели этими акциями недолго. Вам бы пришлось обменять их на акции более крупной компании, причем, как правило, не на самых выгодных условиях. Там, где вы надеялись получить хотя бы маленький, но лакомый кусочек, вам оставили только крошки. Причем не всегда государство выступало бы в роли главного бенефициара.

Спросите, а как же «Газпром»? Ведь газовая корпорация никем не была скуплена. По крайней мере ее самый крупный пакет так и остался у нашего правительства. Но ведь кто-то же стал миллионером, владея акциями «Газпрома» и ничего с ними не делая?

После биржевого обвала осенью 1998 года, когда власти России объявили об одновременной девальвации рубля и дефолте по государственным облигациям, за одну акцию «Газпрома» на бирже давали 35 копеек. У трейдеров была в ту пору в моде горькая поговорка: «Наше национальное достояние стоит дешевле коробочки соуса».

Однако пока одни предавались грустным размышлениям, другие покупали акции «Газпрома» по 35 копеек, чтобы потом продать, но уже по рублю. Так действовали активные спекулянты. Миллионерами, может быть, им стать и не удалось, но неплохую прибавку к обесценившейся после девальвации зарплате они себе обеспечили.

А почему не стали миллионерами те, кто покупал акции «Газпрома» на длительную перспективу? Сейчас в это трудно поверить, но на тот момент риски долгосрочных инвестиций именно в бумаги газовой монополии казались слишком высокими. Ведь вплоть до середины «нулевых» «Газпром» был низкорентабельной компанией с непонятным фондовому рынку и общественности менеджментом, где государству принадлежало всего лишь 35% акций. Рынок акций «Газпрома» был раздроблен. Акции корпорации в России и за границей торговались по разным ценам (причем за рубежом акции стоили на 30–35% дороже). На ММВБ они вовсе не были представлены, поскольку государство опасалось, что контрольный пакет «национального достояния» скупят недобросовестные инвесторы.

К этому можно было добавить постоянные дискуссии в правительстве о дроблении «Газпрома» на несколько компаний: добывающую, транспортную и сервисную. Таким образом, даже те акционеры, которые получили акции в ходе приватизации в начале 1990-х годов, со временем продали их, опасаясь, что в дальнейшем они попросту обесценятся.

Судьба другого государственного энергогиганта — РАО «ЕЭС», который распался на множество «реформированных» энергокомпаний, также стала негативным примером того, что государство может сделать с компанией, находящейся в ее собственности, если на то будет политическая воля.

Тем не менее 1999 год был золотым временем для заработка на акциях. А все потому, что этот год вошел в историю России чуть ли не ежеквартальной сменой правительства. Объявят об отставке премьер-министра — акции падают, пора покупать. Назначат нового премьера и новый кабинет — акции взлетают, и ты в плюсе. Но те времена ушли в прошлое. С 2000 года в стране относительная стабильность, которая, вероятно, хороша с политической точки зрения, но мало перспективна для биржевых спекулянтов.

Кошелек или жизнь?

Так можно ли сегодня заработать на фондовом рынке? Вполне. Для этого частному инвестору прежде всего нужно определить уровень риска своих вложений. Как много денег он готов потерять на бирже в случае, если внешние обстоятельства сложатся неблагоприятно? Если вы отвечаете себе на этот вопрос фразой «я не готов потерять даже копейку», то наилучшие инвестиционные стратегии для вас — либо держать деньги на депозите в надежном банке и получать проценты, либо вложиться в акции на длительный срок, ради получения в будущем дивидендов.

Тем, кто готов рискнуть, нужно как минимум посетить учебные курсы и почитать специальную литературу о биржевой торговле, чтобы выработать оптимальную стратегию, соответствующую своему уровню риска. Более рисковые люди будут наверняка готовы торговать «с плечом», то есть получить краткосрочный заем от брокерской компании, но не в деньгах, а в виде определенного количества высоколиквидных акций, от которых легко и выгодно можно «отделаться».

Если вы удачно продали акции по высокой цене перед их падением (это называется «игра на понижение»), то забирайте прибыль. А вот если неудачно… Конечно, потери на бирже можно со временем отыграть, но каждому игроку следует помнить горькую поговорку, появившуюся в России в начале «нулевых»: «Купил акции. Продал акции, квартиру, дачу и машину». То, что на бирже доход никто не гарантирует, — это очевидно.

Но появление в обиходе такой поговорки совпало с периодом, когда фондовый рынок в стране стал более-менее ликвидным и когда на него устремились частные инвесторы с одной-двумя тысячами долларов, представлявших собой сбережения, которые копились на депозите годами. В период обвалов с рынка в первую очередь сбегают именно такие инвесторы. Увы, но опыт торговли на фондовом рынке — тоже учеба, и далеко не бесплатная.

Валютный рынок (он же Форекс) не менее рискованный. Чтобы успешно торговать валютными парами (рубль—доллар, доллар—евро, рубль—евро), мало уметь анализировать биржевые графики. Нельзя игнорировать и макроэкономические тенденции страны, валютной парой которой вы торгуете. Например, если это пара фунт стерлингов — евро, то вы должны себе представлять, что происходит и в экономике Евросоюза, и в экономике туманного Альбиона. Каковы могут быть последствия выхода Британии из ЕС для обеих сторон? Будет ли там продолжаться рост или они войдут в стагнацию?

Однако даже если обладать солидными теоретическими знаниями в области экономики Европы, не факт, что можно стать успешным игроком на валютном рынке. Здесь нужна еще и «трейдерская жилка», то есть понимание, когда валюта переоценена относительно другой, а когда недооценена. Порой необходима просто хорошо развитая интуиция. Но если вы совсем не знаете макроэкономики и впервые слышите мудреное слово — Форекс, то лезть напролом на эту площадку вам точно не стоит.

Вера в рубль

Увы, прошли времена «лихих» 1990-х и даже начала «нулевых», когда самой эффективной стратегией «не потерять деньги» было купить доллары и держать их даже не на банковском депозите, а под матрасом. В ту пору не было сомнения, что доллар будет расти при любых обстоятельствах. И он рос, а в рубль тогда никто не верил.

Но сейчас все поменялось. После сильных обвалов 2008–2009 гг. и 2014–2015 гг. рубль начинает укрепляться. В 2016 году наш «деревянный» стал, согласно американскому агентству Bloomberg, «супердоходной валютой», укрепившись к доллару на 18%. По подсчетам других экспертов, рост составил 25%. Судите сами: в начале января 2016 года за доллар в России на бирже ММВБ давали 74,4 рубля. В конце января доллар подорожал до 80 рублей. А в последние дни декабря валютные трейдеры могли выручить за доллар всего 61 рубль.

То есть депозит американской валюты в прошлом году оказался менее выгодным вложением, чем рублевый. В социальных сетях можно найти истеричные посты, что какие-то «темные силы загнали» людей в доллары по 80 рублей, а потом начали опускать курс «зеленого», чтобы вкладчики понесли убытки. Хочется иронизировать: куда смотрел Обама и почему США не ввели санкции против России за падение доллара?

Да и Евросоюз «проморгал», ведь евро тоже подешевело по отношению к рублю. А на самом деле произошло вот что: нефть весной прошлого года прекратила падать, а где растет нефть, там и рубль укрепляется. Трейдеры считают рубль самой нефтяной валютой мира, хотя в последние несколько лет не всегда эта связь между ценой барреля и курсом рубля срабатывает.

В общем, если хотите не просто держать доллары, евро, фунты, иены, а торговать ими, помните, что без знания макроэкономики, взаимосвязи экономических факторов разных стран не обойтись.

Источник


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*