Открытие памятника Владимиру Святому

Пресс-служба администрации президента РФ

Пришло время делать прогнозы по президентской избирательной кампании 2018 года, полагает политический обозреватель Андрей Щербаков. В беседе с «Полит.ру» он проанализировал значение заявления об участии Владимира Путина в кампании.

«На этом месте должна была располагаться третья часть наших размышлений о проекте «70/70», но мы ее отнесем на чуть более поздний срок, когда чуть усядется пыль.

Пыль поднята в воздух сегодняшним массовым ночным размышлением о том, что такое – повестка 2018 года и что значит то (и это, наверное, главное), что президент России Владимир Владимирович Путин принял для себя решение участвовать в предстоящих выборах.

Ну, ни первое, ни второе не является какой-нибудь сверхъестественной новостью, но теперь мы имеем юридические или околоюридические основания говорить обо всем без обиняков. При этом подтверждаются как минимум два ключевых положения предстоящей избирательной кампании. Первое: что в ходе предстоящей кампании одной из главных задач будет легитимизация кандидата через явку. И второе: что на сегодняшний момент господствующего сценария решения этих задач не существует.


 

Молебен на Святой Горе Афон
kremlin.ru

И то, и другое правильно и, наверное, не могло бы быть иначе в тех ситуациях, в которых работает новая внутриполитическая команда. Но Сеть кипит. Каждый эксперт считает своим долгом высказаться по поводу того, хорошо или дурно так себе вести, можно ли размышлениями о Путине 2000, 2004. 2012 года формировать повестку-2018… И, что самое главное, немножко в стороне остается, возможно, ключевая часть того, что нам сообщили. А это то, что Сергей Владиленович Кириенко твердо сказал о том, что для Владимира Владимировича это будет последний срок.

Мне-то как раз именно эта часть представляется наиболее значимой – в силу разных обстоятельств. Обстоятельство номер один: Сергей Владиленович – это чиновник, чиновник, чиновник. И он считает необходимым артикулировать только то, что не артикулировать нельзя.

Итак, это первое положение. Второе положение: мы понимаем, что такое реальная политика. Мы понимаем, что вести речи о событиях 2024 года, о тех выборах, на которых должен баллотироваться преемник нынешнего президента, ну очень странно. Поскольку жизнь вносит свои коррективы даже на временном лаге в одну-две недели, что уж тут говорить об одном-двух месяцах или о двух-трех годах! А когда мы ведем речь о событиях, которые состоятся лет через семь, надо быть человеком как минимум очень самонадеянным, чтобы о них что-то утверждать.


 

Антон Вайно, Владимир Путин, Сергей Кириенко
kremlin.ru

Тем не менее, Сергей Владиленович произносит эти слова, а значит, считает нужным определять именно такую повестку. И понятно, что всякие слова могут быть интерпретированы взаимоисключающим образом. Их можно понимать как то, что мы считаем нужным донести до наших партнеров именно этот сигнал. Их можно понимать в том смысле, что речь идет о каких-то внутриэлитных разборках, которые нам неясны. И так далее, и тому подобное. Но ключевой, как мне кажется, остается история, которую мы раскручивали с самого начала – история под названием «70/70».

Для чего власти нужна такая легитимизация? Тут, опять-таки, могут быть самые разные предположения. Например, могут хотеть протестировать управленческие способности Кириенко, еще относительно молодого человека, который интегрирован во власть и очень умело интегрирован в западное общественное мнение (во многом благодаря ему самому) и которого тем самым можно использовать в дальнейшей властной конфигурации если не на любой, то на почти любой должности.

Возможно, это нужно, чтобы кого-то столкнуть с кем-то. Или, наоборот, микшировать все возможные внутриэлитные конфликты, когда существует такой верховный арбитр с таким глобальным даже уже не рейтингом, а мандатом на все.

Есть и третий вариант – тот, который нам все время озвучивают: что это некая история, связанная с легитимацией управления для западного общественного мнения. В это, кстати, мне верится очень слабо, поскольку западное общественное мнение устроено весьма специфическим способом, и тут хоть 70, хоть 80, хоть 90 – не думаю, что эти цифры произведут на западных политиков (ну, кроме специалистов, конечно) какое-то значимое впечатление. Полагаю, что даже если выборы состоятся в идеальном, классическом, дистиллированном виде, в публичном пространстве будут говорить, что их не то чтобы не признают, но закрывают на них глаза.


 

Открытие выставки «Борис Годунов. От слуги до государя всея Руси»
kremlin.ru

Однако существует, как мне кажется, более интересная и более перспективная версия понимания того, что скрывается за цифрами проекта «70/70». Она совершенно не отменяет никаких других версий, но так как коллеги пока не обращают на это внимания, мы попробуем озвучить ее первыми. Эта версия такова: что столь серьезная задача, поставленная перед внутриполитическим блоком, и более того, сама замена внутриполитического блока именно в  рамках такой конфигурации, должна послужить началом разговоров о пятом президентском сроке Владимира Владимировича Путина.

Когда мы говорим про пятый президентский срок и основания для него, мы имеем в виду основания не юридические, а, скорее, понятийные. Поскольку как все было в 2008 году, когда закончился второй, предельно допустимый срок, мы помним. И что было с 2008 по 2012 годы, мы помним также. Нет оснований полагать, что не будет реализован сценарий, в той или иной степени сходный с предыдущим.

Важно другое – важно то, что абсолютная легитимация результата, прежде всего внутренняя легитимация, позволяет запускать несколько разных проектов под условным названием «Не уходи, отец родной». Причем в них может не быть ничего спекулятивного и сиюминутного, поскольку наличие такого государственного деятеля, по истечении стольких лет пользующегося таким народным мандатом, волей или неволей заставляет говорить о том, что всякий закон есть догма для того, чтобы обеспечить некоторые условия развития страны. И любой закон – в частности, Конституция – существует для того, чтобы трансформироваться под страну.


 

Владимир Путин на концерте по случаю Дня города Москвы.
kremlin.ru

Помните, как в Писании сказано? Не человек для субботы, а суббота для человека. Вот здесь мы имеем то же самое. А раз так – то вот вам история Государственного Совета, вот вам история Конституционного Собрания, вот вам история изменений в основной закон страны… А может быть, и нет. А может быть, это будет новая история с премьер-министром и последующим выходом на пятый и даже шестой сроки. И в этом нет ничего ни смешного, ни унизительного, ни чего-либо сверхъестественно несистемного – это нормальная политическая практика, которая реализует себя в данных конкретных политических условиях.

Правда, есть и другой вариант – я слышал эти разговоры с полгода или даже год назад. Герман Оскарович Греф очень любил не то чтобы их вести, но намекать на это. Он говорил: давайте дождемся 2018 года, и тогда-то у нас начнется настоящее экономическое движение и настоящая трансформация экономического поля. Ну, мы-то с вами – взрослые люди, мы прожили большую жизнь. Мы-то понимаем, что это наименее вероятный вариант развития событий. Однако чем черт не шутит!

Возможно, что в скором времени нас ждет и такое представление. Ну, чем дальше, тем интереснее. Будем следить за тем, как события вокруг будут разворачиваться в течение обозримого и даже уже самого ближайшего времени», – сказал Андрей Щербаков.

Обсудите в соцсетях
Источник


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*