Так сложилось, что за минувшие десять лет я был частым гостем в Крыму, приезжая на полуостров при первой представлявшейся мне возможности. В этом году побывал на крымской — уже российской — земле пять раз, с марта по ноябрь. Поскольку я помню и Крым в составе Украины, в этом году воочию наблюдал за изменениями жизни на полуострове после его возвращения в состав России.

Позволю поделиться с читателями своими наблюдениями.

24 марта этого года раним утром я на пароме переправился в Крым — первые дни после референдума самолеты в Симферополь практически не летали, билеты на единичные рейсы стоили баснословные деньги, поэтому проще было добираться самолетом до Краснодара, а затем на такси до переправы.

Такси от Краснодара до порта Кавказ стоило тогда около сотни евро (для латвийского читателя цены буду указывать в европейской валюте), по Крыму от Керчи до Симферополя — также около 100 евро.

24 марта, Крым. В магазинах торгуют все еще только на гривны. Таксисты берут уже в рублях, правда и раньше, во времена Украины можно было расплатиться в российской валюте. После переправы организуем пул желающих поехать на такси, сбрасываемся по 30 евро и мчимся по изрядно разбитым крымским дорогам 250 километров в Симферополь.
 
Таксист попался говорливый — в Крыму они все такие. Рассказал о «зеленых человечках», референдуме и происходящем на полуострове. Мои попутчики из Москвы ошарашили водителя вопросом: «Много на референдуме голосов нарисовали? Сколько реально-то?»  Таксист по-настоящему обиделся и ответил, что цифры-то 90-процентной поддержки возвращения Крыма в Россию — реальные. «Здесь же всегда была Россия, вот мы и голосовали ЗА», — сказал он. «А как же татары?»  — удивились москвичи. «Татары процентов 40 голосовали ЗА, а остальные просто не пошли на референдум», — пояснил таксист.
 
Подъезжая к Симферополю, впервые за дорогу увидели «вежливых людей». А проехали мы, напомню, две с половиной сотни километров. «Да их почти и не видно», — объяснил нам водитель.

Симферополь, 24 мая, одиннадцать утра. Иду по какому-то бульвару. Ко мне подходит пожилая женщина, спрашивает, не из Москвы ли я. После утвердительного ответа, начинает благодарить. «Вы выглядите, как из Москвы. Поэтому я вас и спросила. Спасибо вам за все! Спасибо! Мы этого очень долго ждали», — говорит она. На глазах у старушки слезы.
 
Крым всегда улыбчив. Но в этот март Крым мне показался счастливым. Встречаюсь с крымским политиком. «Мы этого ждали 60 лет! Понимаешь, 60 лет!», — говорит он мне.
 
Сталкиваюсь в Симферополе со старыми приятелями. «Не был ты здесь 16-17 марта… Вот это была эйфория! Люди обнимались и целовались друг с другом», — слушаю я рассказ.
 
«Вот не будет скоро украинских продуктов, чем будут кормить семьи?», — вопрошает меня в Симферополе не довольный возвращением Крыма мужчина средних лет с Украины, подрабатывавший в Крыму.
 
«Продержимся, главное, чтобы Россия нас не бросила. Мы продержимся, сколько надо», — уверяет меня продавец на рынке.

Начало мая, я опять в Крыму. Самолеты курсируют постоянно. Билет стоит около сотни евро. В Крым лечу на новом российском лайнере Ту-204. Отмечаю про себя, что ничуть не хуже «Боинга».

Встречает меня в аэропорту знакомый еще с давних времен таксист Андрей. «Я уже приготовился получать оружие, сражаться за Крым. Но обошлось все мирно. Хорошо мы живем. Паспорт российский скоро пойду получать», — рассказывает он мне. «А как с продуктами?»  — спрашиваю я. «Так украинская пищевка в магазинах вся есть, на рынке половина продукции с Херсонской области, как и раньше», — отвечает он мне.

«А татары как?»  — интересуюсь я. «Первыми за российскими паспортами выстроились»  — ухмыляется Андрей.

Ялта. Знакомая риэлторша устраивает меня в частный сектор. Она родом с Украины. «Предали крымчане Украину», — сетует она. «Так как голосовали, за возвращение?»  — интересуюсь я. «Да, почти все. Неблагодарные, сколько ведь Украина Крыму сделала. Сельское хозяйство наладили, канал для подачи воды прорыли. Но что делать, живем дальше», — вздыхает она.

«А сезон как? Провальный?»  — продолжаю расспрашивать я. «Нет, не провальный, низкий, такой раз в три года бывает, но не провальный».

Отдаю ей 60 евро за два дня за двухкомнатную квартиру в особняке XIX века у моря.

Набережная Ялты. Вечером толпа народу. В обращении одновременно рубли и гривны. Бармены в кафе постоянно путаются в купюрах, еще не привыкнув к российским деньгам. Расплачиваюсь за кофе (стакан — 1 евро) сторублевой банкнотой, бармен по ошибке на сдачу дает 500 рублей. Возвращаю, все шутят и смеются.

По сравнению с украинским временем, на набережной в Ялте значительно меньше патрулей. Полицейские почти не появляются.
 
Захожу в местный сетевой магазин. Молочкой из Днепропетровской области завалены прилавки. Спрашиваю крымчан — как так? «Так сеть принадлежит украинцам, они же не могут потерять прибыли, вот и поставляют всеми правдами и неправдами продукты», — поясняют мне.
 
Овощной рынок Ялты — как всегда, изобилие. Ялтинский лук (прошлогодний, конечно), по полтора евро за килограмм. Свежие местные помидоры по полтора евро за килограмм, огурцы по евро за килограмм.

Рыбный павильон. Кефаль по три евро за килограмм, барабулька в туже цену. Накупаю рыбы, чтобы вечером пожарить.
 
Местное массандровское вино — по несколько евро за бутылку. Элитное, как-то «Белый мускат Красного камня», по 12 евро за бутылку. Но не рекомендую брать в простых магазинах или в барах на разлив — не отравят, конечно, но столкнетесь с более дешевым по уровню вином. Лучше покупать только в фирменных магазинах. В них можно купить и бутылку вина 1944 года разлива — за нее придется отдать сто евро.
 
Еду на машине к переправе. Мне дальше — в Минводы. Водитель останавливается на керченском перешейке. «Вот видите, два ДОТа, в них наши несколько дней немецкую дивизию держали. Все погибли», — говорит он мне.

Конец августа, вновь Крым. Все так же радушно и оптимистично. В ходу уже только рубли, на улицах реклама российских партий. И толпы народа.
 
Спрашиваю ту же знакомую риэлторшу родом с Украины: как сезон? «Туристы есть, не провальный. Нормальный сезон», — утверждает она.
 
Таксисты в Ялте жалуются на пробки в городе. Крым наводнили выходцы из Донецка на своих машинах. Причем машинах дорогих марок. «Донецкие много квартир в собственность за эти годы скупили, вот здесь и пережидают войну на Донбассе», — рассказывают мне ялтинцы.
 
В местном кафе на рынке, где порция шашлыка стоит два евро, обсуждают новости с Донбасса. Мужики делятся друг с другом фронтовыми сводками.

На базаре появилось множество маек с логотипами «Крым — наш»  и «вежливыми людьми». Пользуются неизменным спросом.

«Вот бардак с оплатой пошлин за получение паспортов. Банки плохо работают», — ругается один ялтинский знакомый. «Не жалеете, что в Россию Крым перешел?», — задаю ему вопрос. «Да ты что? Мы с Россией! Не, никакой Украины нам не надо!»  — с некоторым возмущением ответил действительно опешивший от моего вопроса крымчанин.
 
«Началась рутина. Мы в России. Это наш выбор. Но теперь мы как и все россияне критикуем власть», — поясняет мне ситуацию другой знакомый.
 
«Цены выросли процентов на 30-50. Пенсии увеличились в три раза. Зарплаты в муниципальном и государственном секторе выросли в три-пять раз», — рассказал мне местный журналист.
 
Ялта, ноябрь. «Ялта, ноябрь, в Ялте пусто, как в летнем кино…»  — вспоминаются слова Визбора. Жилье в это время дешевое. Прекрасную квартиру можно снять за 15 евро в сутки. Гостиница XIX века с видом на море — 30 евро. Авиабилеты до Крыма тоже становятся дешевле — около 60 евро в одну сторону.

Народу в Ялте, как всегда в ноябре, мало. Люди уже привыкли, что Крым — часть России. Строят планы, сидят в кафешках.
 
«Здесь всегда был Крым, а не Украина. Мы как были в Крыму, так в нем и остались. Теперь только в России», — поделилась своими мыслями знакомая фотограф.
 
Холодно. Иду греться в ресторан. И есть излюбленное блюдо — жареные черноморские мидии.
 
Потом гуляю по набережной. Смотрю на поднимающие ввысь воздушные фонарики. И на штормовое море. И на Ялту в ночных огнях.

Дмитрий Ермолаев

Источник: inosmi.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*