В начале минувшей недели газета «Ведомости» сообщила, что администрацию президента покидают сразу две довольно влиятельные персоны: глава департамента по социально-экономическому сотрудничеству со странами СНГ, Абхазией и Южной Осетией Владимир Авдеенко и замначальника этого управления Борис Рапопорт.

В политических кругах это расценили как признак серьезного кризиса кремлевской стратегии по проекту «Новороссия», включающему в себя работу с самопровозглашенными Донецкой и Луганской народными республиками, а также пророссийски настроенными активистами ряда других областей Украины: Харьковской, Херсонской, Одесской, Днепропетровской.

Стоит отметить, что генеральная линия Кремля по поводу данного проекта если и колебалась, то не очень сильно. В дни крымского референдума в марте 2014 года, когда стало известно о первых пророссийских выступлениях в Донецке, корреспондент «Росбалта» спрашивала у собеседника, близкого к администрации, о планах Кремля на эти регионы и получила однозначный ответ: присоединять Донбасс Россия не планирует. Эта позиция Кремля оставалась неизменной в течение всего года.

Конкретные планы менялись несколько раз: вынудить Украину остановить АТО, информационно поддерживать пророссийские выступления по всему украинскому юго-востоку, что могло бы привести к распаду этой страны, наконец, идея ее федерализации и гарантии невступления в НАТО путем влияния Москвы на полунезависимые Донецкую и Луганскую области.

По информации корреспондента «Росбалта», на ситуацию при этом оказывали воздействие разные центры силы, каждый из которых занимался своим делом. Неофициальным куратором политики Кремля на украинском направлении считается помощник президента Владислав Сурков, в меньшей степени – советник Путина экономист Сергей Глазьев (только в самом начале истории). Именно в департаменте, входящем в официальную сферу влияния Владислава Суркова (гуманитарное сотрудничество с СНГ, Абхазией, Южной Осетией) числились Рапопорт и Авдеенко. Также в политических кулуарах говорят о том, что к работе по украинскому направлению привлекались и другие люди из окружения Суркова – например, экс-сотрудник администрации президента, ныне возглавляющий Центр политической конъюнктуры Алексей Чеснаков.

Отметим, что все упомянутые выше персоны являются людьми гражданскими и, по информации собеседников «Росбалта», близких к руководству ДНР, никаким военным сотрудничеством с непризнанными республиками не занимались: «танки нам Сурков не покупал». Прокремлевских политологов можно было в эти месяцы встретить в Донецке, а пророссийских украинских политиков – того же экс-депутата Верховной Рады Олега Царева – в Москве в обществе персон, близких к администрации президента и тому же Суркову. Однако принято считать, что речь, прежде всего, шла об информационном сотрудничестве.

Обещания Кремль мог при этом давать самые различные – по крайней мере, до самой осени в руководствах ДНР и ЛНР были уверены, что Москва в случае необходимости их подержит и прямым открытым военным вмешательством. Этого не произошло.

«Сейчас «проект Новороссия» несколько заморожен – Кремль будет настаивать на выполнении Минских соглашений, но не более того, чтобы ситуация вернулась в русло международного права», — отметил один из собеседников издания, близкий к администрации и призвал рассматривать вопрос отношения России к ДНР и ЛНР все-таки в контексте общих российско-украинских отношений. Это становится в один ряд и с посланием президента Владимира Путина Федеральному собранию: Путин говорил о правах населения юго-востока Украины, но не произнес ни слово «Новороссия», ни аббревиатуры «ДНР» или «ЛНР».

Собеседники объясняют уход Авдеенко и Рапопорта личными причинами: по их словам, Авдеенко вообще занимался экономикой, а Рапопорт серьезно болен и интенсивно работать дальше не сможет. На место Рапопорта ожидается приход еще одного старого соратника Владислава Суркова — Игоря Удовиченко, поэтому говорить о радикальной смене команды действительно не стоит.

Алексей Чеснаков в разговоре с «Росбалтом» подтвердил, что причины увольнения, по его информации, были сугубо личными, и добавил, что работой с Новороссией эти сотрудники не занимались.

Впрочем, и тема «закрытие проекта Новороссия», и трактовки увольнений Рапопорта и Авдеенко как признания самой стратегии работы Кремля по этому направлению неэффективной, продолжают жить отдельной жизнью и активно обсуждаться.

«Авторами стратегии не были Сурков или Глазьев, поэтому их увольнять не за что, но если меняется сама стратегия работы по проекту, логично, что меняются и ее рядовые исполнители», — поделился своим мнением с «Росбалтом» один бывший сотрудник администрации.

Есть и еще одна версия: увольнение Авдеенко и Рапопорта может быть использовано врагами Владислава Суркова в необъявленной информационной войне между разными «башнями Кремля». В частности, и внутри Кремля, и в кругу лиц, плотно с ним взаимодействующих, есть довольно много персон, которые не хотят его возвращения во внутреннюю политику – о котором, кстати, речи не идет последние три года: позиции нового первого замглавы администрации президента Вячеслава Володина прочны.

Суркову в информационном пространстве «не везет» уже вторую неделю: в суде над бандой неонацистов, совершившей не один десяток убийств, Евгения Хасис, осужденная за соучастие в убийстве адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой, заявила, что банда была уверена, что действует с одобрения администрации президента и лично Суркова.

Критикуют Суркова и по линии проекта «Новороссия» те, кто искренне поверил, что ДНР и ЛНР войдут в состав России или хотя бы добьются независимости по приднестровскому сценарию. В частности, речь идет о бывшем министре обороны ДНР Игоре Стрелкове, философе Александре Дугине и других.

«Насколько я знаю, причины увольнения были все-таки личными. Что касается проекта «Новороссия», то пока он, по моим ощущениям, поставлен на паузу. Я так понимаю, что тактика сейчас в том, чтобы дать президенту Украины Петру Порошенко и его команде проявить себя «во всей красе», сохранить ДНР и ЛНР, не дав им замерзнуть зимой и, оказав минимальную материальную помощь, ждать, пока Украина обанкротится в экономической сфере», — считает глава Международного института политической экспертизы Евгений Минченко.

«Я склонен придерживаться той версии, которую озвучил Алексей Чеснаков — чиновники ушли сами, добровольно. Такое тоже бывает. В увольнениях нет ничего сверхъестественного – ротация кадров и поиски комфортной среды обитания. Владимир Авдеенко занимался вопросами взаимоотношений России с Абхазией и Южной Осетией, так что это вообще отдельная тема. Борис Рапопорт отношение к ДНР и ЛНР, конечно, имел. Иначе фанаты Новороссии не называли бы его как лучшую на их взгляд альтернативу Суркову. Но и тут вопрос — насколько его уход был вынужденным, а насколько зависел от его собственного желания. Как я уже сказал, думается, что желание было первичным. А вот отчего он ощущал дискомфорт — вопрос интересный. Может, от того, что первоначальная стратегия действительно провалилась, ситуация загнана в тупик, а переломить сложившееся отношение большинства украинцев к России как к врагу вряд ли может даже коллапс украинской экономики», — считает глава Политической экспертной группы Константин Калачев.

Источник: rosbalt.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*