Политика

Как Молдова спасалась от «русской весны»

На площади Великого национального собрания в центре Кишинева несколько десятков человек на небольшом катке. Каток с предвыборной рекламой по бокам: «Vot Partidul Liberal» – «Голосуйте за Либеральную партию». Либеральная партия – участник правящей коалиции Альянс за европейскую интеграцию. 

Двумя днями ранее на той же площади выступал Филипп Киркоров в поддержку Демократической партии – тоже из правящей коалиции. «Демократы – это люди, которым можно верить, которые могут сделать много хорошего, –  объяснял российский певец. – Мы – вместе с партией, которая защищает семью и семейные ценности». Вместе с Киркоровым за европейский курс Молдовы агитировали Николай Басков и Максим Галкин, Лайма Вайкуле и Андрей Малахов, который вел предвыборный концерт. 

У сторонников пророссийских партий тоже был шанс оказаться на главной площади Кишинева. 

«Приходи в воскресенье в 21:30 после закрытия участков к арке Победы. Защити свой выбор!» – гласит надпись на сайте организации «Социальный форум», поддерживающей Партию социалистов Республики Молдова.  

Однако активисты, которые могли бы заступиться за свои голоса, были задержаны спецслужбами по обвинению в подготовке государственного переворота. Борьба с «экстремизмом», «майданом» и «Донбассом в Молдове» стала главным трендом избирательной кампании перед выборами, которые назвали «геополитическими».

«Русская весна» в Гагаузии

Пятого декабря в Кишиневе начинается судебный процесс по «делу гагаузского экстремистского подполья». Дмитрия Кузнецова и Дмитрия Бойкова обвиняют в подрыве государственного строя. Каждому предъявлен целый букет статей: наемничество, организация незаконного вооруженного формирования и измена родине. По версии спецслужб, обоих молодых людей готовили воевать на территории России. В общем, донбасский сценарий, только в Молдове, а точнее, на юге, в Гагаузии.


Фото: REUTERS / Viktor Dimitrov

Гагаузская автономия на юге страны – это 150 тысяч человек (около четырех процентов от голосующих на выборах). В реальности – еще меньше: как и в остальной Молдове, люди уезжают из родных мест на поиски работы. 

В столице Гагаузии – Комрате – редко встретишь вывеску на молдавском, гагаузский язык – тюркский, однако говорят тут на русском. О статусе Автономного территориального образования Гагаузии Комрат и Кишинев договорились в 1994 году, а до этого события в области развивались по приднестровскому сценарию. Республика провозгласила государственную самостоятельность, в ответ из Кишинева в Комрат отправились автобусы с националистами. В гагаузских селах стали создавать отряды самообороны, на помощь пришли приднестровцы – в результате радикалы отступили, а Гагаузия просуществовала в качестве непризнанного государства еще четыре года. 

Регион считается пророссийским: неслучайно спецпредставитель президента России по Приднестровью Дмитрий Рогозин обещал Кишиневу «проблемы» в Гагаузии в случае, если Молдова подпишет соглашения об ассоциации с ЕС. 

И действительно: перед Вильнюсским саммитом в ноябре прошлого года, где премьер Молдовы Юрий Лянкэ парафировал соглашение об ассоциации с Евросоюзом (а Виктор Янукович роковым для себя образом отказался), в Гагаузии объявили о проведении консультационного референдума: вступать в Таможенный союз или поддерживать интеграцию с Европой. 

Голосование провели 2 февраля – на фоне событий киевского Майдана. Вопросов было три: «Одобряете ли вы курс на вступление в Европейский союз?», «Одобряете ли вы курс на вступление в Таможенный союз?» и «Согласны ли вы принять проект закона “Об отложенном статусе народа Гагаузии на внешнее самоопределение” в случае, если Республика Молдова утратит статус независимого государства?». Девяносто процентов проголосовало за Таможенный союз, против ЕС и за самоопределение.

«Русская весна» на востоке Украины не прошла в Гагаузии незамеченной. «Во многих селах были сходы после того, как начался военный конфликт в Донбассе, звучали призывы, что надо образовывать отряды самообороны. И даже, в случае чего, выехать на помощь Донбассу. В апреле – мае было ощущение, что вот-вот что-то должно начаться», – рассказывает депутат уходящего молдавского парламента от Гагаузии из партии либерал-демократов Петр Влах.  

Однако никаких волнений в автономии не возникло, зато появилось «дело гагаузских сепаратистов». 25 июня, за два дня до подписания Молдовой соглашения об ассоциации с Евросоюзом, служба информации и безопасности (аналог ФСБ) задержала троих молодых людей, которые «рекрутировали молодежь и планировали вывозить ее в Российскую Федерацию для прохождения спецподготовки в военизированных лагерях». Дело возбудили по доносу.

Двое из них, Василий Мавроди и Виктор Урум, дали показания и уже спустя месяц были осуждены на условные сроки – оба получили по пять лет. 

По материалам дела именно Дмитрий Кузнецов, который сейчас ждет суда, завербовал еще несколько человек для поездки в Россию. Кузнецов был «поддержан, в том числе финансово», специальными службами РФ и «участвовал в вербовке и прохождении военно-диверсионной подготовки». Из показаний Василия Мавроди следует, что подготовка проходила сначала на территории «санатория МЧС» в Ватутинках, в Троицком районе Новой Москвы, а потом на военном полигоне в городе Аксай в Ростовской области. Цель (цитата из уголовного дела) – «провоцирование событий, идентичных произошедшим в Крымской, Донецкой и Луганских областях Украины».

В «санатории МЧС», рассказывает Мавроди, молодые люди сначала прошли тест на полиграфе – их спрашивали о биографии, затем дали подписку о неразглашении того, где были и чем занимались. Они побывали на семинаре по оказанию медицинской помощи в боевых условиях и по физической подготовке. Оттуда отправились в Ростовскую область – обучаться «ведению боев в городских и полевых условиях», стрельбе из автоматического оружия и метанию гранаты. 

Тренировки нужны на случай, «если что-то случится – переворот, Майдан», объясняли инструкторы, – об этом рассказывает в показаниях Владимир Андрушой, по доносу которого и было возбуждено уголовное дело (сам он проходит свидетелем). «Все инструкторы торопились, говорили, что “приближался срок”. Мое мнение – это была подготовка к какому-то действию, скорее всего в Гагаузии», – делает предположение Андрушой. 

К этому предположению спецслужбы отнеслись со всем вниманием, несмотря на то что на всю «военно-диверсионную подготовку» ушло двенадцать дней: 5 июня молодые люди улетели в Москву, а 17-го вернулись в Кишинев. 

С родителями задержанных мы встречаемся в баре «Бульвар» в центре Комрата – согласно материалам дела, именно там Кузнецов осуществлял «вербовку» одного из осужденных, Василия Мавроди. Вячеслав Кузнецов говорит, что не верит в вину сына: когда тот узнал, что у него обыск, то пошел домой, посмотреть, в чем дело, и был задержан. Мать Дмитрия Бойкова, Елена, рассказывает, что перед арестом сын вернулся из Москвы, где искал работу, и тоже не подозревал, что чем-то заинтересовал спецслужбы. 

Родители подтверждают, что дети были в лагере, но свергать власть не собирались: «Это у них что-то вроде «Зарницы» было». В сепаратистское подполье тоже не верят: «Что может этот город, против кого воевать? Здесь и людей-то не осталось, одни старики», – рассуждает Елена Бойкова. Она приводит в пример митинги в поддержку задержанных жителей Комрата: людей собралось совсем немного, на первый, в сентябре, человек сто, и в октябре – сто пятьдесят.

Кузнецов уверен, что дело носит политический характер – ведь сыну, по его информации, предлагали дать показания против башкана (главы) Гагаузии, под началом которого в автономии как раз и проводили референдум. Для успешного разрешения дела, то есть оправдания Кузнецова и Бойкова, необходима смена власти, уверены родители (разговор шел перед выборами). А если сына осудят, Кузнецов обещает идти в Европейский суд по правам человека.

К выборам вновь вспомнили о «гагаузском сепаратизме». 29 октября в аэропорту Кишинева был задержан молодой человек Артур Кандидатов, который возвращался из Москвы. В отличие от других участников «экстремистского подполья Гагаузии» Кандидатов не только получил «военную подготовку», посчитали спецслужбы, но и применил навыки на практике – правда, не в Гагаузии, а в Донбассе, где принял участие в боевых действиях.  

В качестве доказательств противоправной деятельности на общественное обозрение была представлена камуфляжная форма с георгиевской ленточкой и нашивкой «G. E. Army» (Gagauzia Eri Army, армия земли Гагаузия). Через четыре дня после задержания Кандидатова Служба информации и безопасности распространила видеозапись в Youtube с чистосердечным признанием гагауза. Молодой человек рассказывает, что приобрел военную форму, чтобы участвовать в военных действиях в составе батальона «Призрак» на территории Луганской области, а в случае начала военных действий в Гагаузии – защищать дом. Предложение отправиться в Донбасс ему поступило в Москве, куда Кандидатов уехал на заработки, он согласился – из-за «материальной несостоятельности».

На записи демонстрируется скриншот с его странички «ВКонтакте». Там молодой человек в военной форме и лозунги: «Новороссии – быть!» и «Вежливость города берет». 

Впрочем, предполагаемая деятельность Кандидатова в качестве «вежливого человека» прокуратуру не заинтересовала: как «лицо, добровольно прекратившее участие в незаконном военизированном формировании и сдавшее оружие», его амнистировали и освободили, но фигурантом «дела о гагаузском подполье» он продолжает оставаться. 

«Признаю, что приобрел форму военного образца для защиты территории Гагаузской автономной республики, – сообщает Кандидатов в своем видеопризнании. – Так как слышал, что военные силы НАТО, Румынии или Молдовы в конце года совершат военные действия против населения Гагаузии». – «Кто ведет пропаганду о какой-то войне в Гагаузии, на территории Молдовы?» – спрашивает оперативник за кадром. «Я слышал об этом по слухам населения».   

Комратский политолог Александр Ангели называет политические обвинения в адрес гагаузских сепаратистов «домыслами о намерениях, основанными лишь на доносах и более чем сомнительных признательных показаниях». Доказанным фактом является посещение в России «военно-спортивного тренировочного лагеря типа ДОСААФ», рассказывает политолог изданию Newsmaker. Однако, говорит Ангели, подобные военно-спортивные лагеря регулярно организуются в Румынии для молодых унионистов (сторонников объединения Румынии и Молдовы), и ни разу эти мероприятия и их участники не стали предметом интереса для молдавских спецслужб.


Михаил Формузал. Фото: REUTERS / Viktor Dimitrov

Башкан Гагаузии Михаил Формузал, который оказался под ударом в связи с «делом о подполье», видит в нем политическую атаку на автономию со стороны Кишинева, которому нужно представить гагаузов сепаратистами. Как и родители обвиняемых, он готов искать правосудия в Европе: 

«Если центральные органы власти или спецслужбы еще один раз запустят какую-нибудь пульку относительно того, что гагаузы – сепаратисты, я встречусь с новым руководством Европейского союза, я доведу тревогу жителей Гагаузии до руководства ЕС. Вы увидите, как гагаузы с плакатами в руках будут стоять в Брюсселе перед Европарламентом. Мы, гагаузы, законопослушные граждане Молдовы», – говорит глава автономии. 

Суд над обвиняемыми должен был состояться еще в начале ноября – причем его перенесли из Комрата в Кишинев (первых фигурантов судили в столице автономии), а затем отложили на месяц, на первую послевыборную неделю. В предвыборную пору о «гагаузском ополчении» вспоминали через запятую после других громких дел.

«Существуют опасные политики»

Полторы недели назад в эфире популярных молдавских телеканалов Publika, Prime,Canal 2, Canal 3, Jurnal TV и Pro TV неожиданно стали крутить предвыборный ролик партии «Pentru Neam şi Ţară» – «За народ и Отечество», по всем опросам получавшей результат в пределах статистической погрешности (и получившей по итогам примерно 0,11%). Зритель видел видеокадры событий на киевском Майдане и слышал текст: «Это происходит прямо сейчас на Украине. Страшно, что это может случиться опять – здесь, в Республике Молдова». «Существуют опасные политики», – делал утверждение закадровый голос. На этих словах на экране возникали изображения лидеров двух пророссийских партий – Игоря Додона из Партии социалистов Республики Молдова, Ренато Усатого, лидера Patria («Родина»), а затем их соратников. «Люди даже не подозревают, на что они способны. Мы должны их остановить. Скажите «нет» партиям войны. Спасите народ и страну от кровопролития!» – завершался призывом рекламный ролик. 

О самой партии «За народ и Отечество» речи в рекламе не было, а в финансовом отчете политического объединения в графе «Расходы» стоял прочерк – в ходе избирательной кампании партия не потратила ни лея, рассказывал представитель партии Усатого Patria. И это притом, сообщал представитель «опасного политика», что стоимость минуты на телеканалах Prime или Jurnal TV доходит до нескольких тысяч евро.  

Призыв не поддерживать «опасных политиков» совпал с задержанием левых активистов.

Еще 14 ноября в квартирах активистов прошли обыски. Через три дня из Молдовы были депортированы шесть человек – двое россиян, Максим Фирсов и Виктор Шапинов, и четверо украинцев: Алексей Дикий, Дмитрий Каминский, Владимир Храчов и Александр Семенец. Суд арестовал их на 72 часа, а затем все шестеро были депортированы – с запретом на въезд в Молдову на пять лет. 

В молдавской прокуратуре рассказали, что нашли у депортированных «денежные средства сомнительного происхождения» – 18 тысяч долларов, 30 тысяч леев (около девяноста тысяч рублей) и чеков на сумму более ста тысяч леев. Иностранные граждане «занимались подготовкой рекламных материалов подрывного и дезинформационного характера, вербовкой людей для участия в различных собраниях и мероприятиях, оказанием информационной и организационной поддержки лицам и организациям, вовлеченным в деятельность общественно-политического характера». В сообщениях прокуратуры подчеркивалось, что граждане Украины были членами объединения «Боротьба», которое украинские власти внесли в список сепаратистских организаций. 

Среди задержанных были и граждане Молдовы. Один из них, бывший член Компартии, активист «Социального форума» Павел Григорчук, через несколько часов был отпущен под подписку о невыезде.

Григорчук рассказал, что для проведения обыска у него дома была организована небольшая спецоперация: силовики вломились через окно, положили его «лицом на пол», а затем открыли дверь представителям прокуратуры и СИБа. Григорчук говорит, что еще с сентября в квартирах, где жил он и активисты с Украины, были установлены камеры наблюдения.

Правоохранители причисляли задержанных молдаван к «радикальному движению антифа». Сам Григорчук объяснял, что антифа – не то же самое, что молодежная субкультура, а главные ее задачи – «борьба с проявлениями фашизма».

В начале мая активисты проводили акции по закрашиванию «нацистской и унионистской символики» (на улицах Кишинева можно встретить надписи вроде «Молдаване это румыны» и призывающие к объединению страны с Румынией). Кроме того, в мае у посольства Украины представители антифа нанесли на асфальте большую надпись #Savedonbasspeople. Похожие акции в России проводят прокремлевские молодежные движения.


Сторонники объединения Молдовы с Румынией. Фото: REUTERS / Gleb Garanich

Организацию «Антифа» молдавские правоохранители связывают с другой организацией – «Социальный форум», созданной при участии тех же активистов. 

В преддверии избирательной кампании Григорчук и коллеги из «Боротьбы» зарегистрировали сайт «Социальный форум». Именно там появились баннеры с призывом «защитить свой выбор в день голосования» и в поддержку Партии социалистов Республики Молдова.

Однако до выборов «Соцфорум» не дожил. Сначала спецслужбы арестовали и выслали боротьбистов, а затем, в начале предвыборной недели, под арест попали местные активисты, в том числе и Григорчук. 

«Лидеры и члены радикальной организации «Антифа» готовили «насильственный захват власти, а также дестабилизацию общественно-политической ситуации” после парламентских выборов», – сообщили в прокуратуре. 

Заместитель начальника Генерального инспектората полиции Молдовы Георгий Квакалюк сообщил: во время обысков было обнаружено «множество улик», свидетельствующих о том, что «готовились провокации», изъято оружие: два гранатомета, патроны, гранаты, тротил, маски, военная форма, а также крупные суммы денег. Молдавские правоохранители нашли план проникновения в ряд государственных учреждений, в том числе в помещение Центральной избирательной комиссии и общественной компании «Телерадио-Молдова».

Украинский журналист и один из координаторов «Боротьбы» Андрей Манчук называет заявление молдавской прокуратуры «бредом»: «По моим сведениям, актив «Соцфорума» – 30–40 подростков по стране. Без всякого военного опыта, которые и стрелять-то не умеют. Это на фоне сотен правых боевиков, которые действительно штурмовали здания во время «молдавской революции». Как они, даже гипотетически, могли захватить государственные учреждения?»

А вот координатор украинской организации «Спильна справа», а сейчас глава Центра оборонной реформы Украины Александр Данилюк, с которым корреспонденту Slon удалось пообщаться в Кишиневе, аналогию между событиями в Молдове и на Украине поддерживает. Данилюк считает, что выборы вполне могли закончиться крымским или донецким сценарием.

«Боротьба» нужна для того, чтобы создать видимость общественного движения. А организовывать все будут российские спецслужбы», – говорит Данилюк. Он приводит в пример Харьков, где, по его словам, участники «Боротьбы» занимались сепаратистской деятельностью. 

Правда, в главную роль боротьбистов в теоретическом перевороте Данилюк не верит. «У них нет реальной истории, реальных direct actions, они – говорящие головы. России не нужны местные боевики. Рядом есть Приднестровье – где много оружия и военных». 

«Для того чтобы занять город, нужно двести человек. А пять человек будут ходить перед камерами и говорить, что они местное ополчение», – комментирует задержания активистов Данилюк.

Данилюка и самого обвиняли в захвате государственной власти и свержении конституционного строя, – практически в том же, в чем сейчас заподозрили боротьбистов и активистов «Антифа». Во время событий на Майдане в январе этого года он возглавлял организацию «Спильна справа», которая захватила несколько ведомственных зданий в центре Киева. В конце января он уехал с Украины в Лондон и вернулся только после бегства бывшего президента Виктора Януковича. Летом нынешнего года Данилюк стал советником сначала министра обороны Украины Валерия Гелетея, а после его отставки – министра обороны Степана Полторака. 

О своей миссии в Молдове бывший советник украинского министра обороны говорит уклончиво: «Наблюдаю за выборами».

За три дня до выборов с предвыборной гонки сняли партию Ренато Усатого – Patria.

Несмотря на то что официальной причиной снятия Усатого стало финансирование из-за рубежа, объявленная кампания по борьбе с экстремизмом также сыграла свою роль, объясняет политолог Корнелиу Чуря. «Люди не понимают, за что сняли Усатого. У многих могло сложиться впечатление, что от него отделались из-за попыток организовать здесь Майдан. Полностью это нельзя назвать успешным, однако определенного эффекта они добились».

Победу проевропейской коалиции на фоне снятия партии Ренато Усатого нельзя считать честной, соглашается политолог. «Некоторое время нам всем будет стыдно смотреть друг другу в глаза», – иронично комментирует он.

По мнению Чуря, Запад оставит это без внимания и, скорее всего, будет искать новых проевропейских лидеров в Молдове, на которых можно будет опереться при проведении реформ в стране.


Фото: REUTERS / Gleb Garanich

Однако главное, что проевропейский курс будет сохранен. На фоне событий на востоке Украины подписание соглашения об ассоциации с Молдовой перенесли с сентября на июнь. Однако три левые партии заявляли о евроскептицизме. В Patria говорили о референдуме по поводу ассоциации с Европой, социалисты обещали ассоциацию отменить и направить страну в Таможенный союз, коммунисты – лишь «пересмотреть отдельные пункты» договора о евроассоциации. 

Если бы выборы состоялись весной, то, по данным социологических опросов, сокрушительную победу одержали бы коммунисты – в стране слишком много недовольных нынешней ситуацией. К осени ситуация выровнялась. В парламент страны попадали шесть партий: три проевропейские – Либерально-демократическая, Либеральная и Демократическая, и три левые – Партия коммунистов, Партия социалистов и Patria. Снятие партии Patria фактически означало победу коалиции. С другой стороны, высокий процент социалистов не позволил проевропейским партиям набрать конституционное большинство, необходимое, к примеру, для отмены внеблокового статуса Молдовы и вступления страны в НАТО.

Тем временем «экстремистские дела» продолжают жить своей жизнью – и сами по себе могут стать фактором дестабилизации обстановки в стране без всякой связи с «русской весной». 


Акция «Георгиевская ленточка» в Кишиневе, организованная движением «Родина». Фото: Руслан Шалапуда / РИА Новости

Уже после выборов в Молдове задержан Николай Ципович – номер 7 в списке Patria. Его обвиняют в угрозах убийством (предположительно в адрес главы МВД Григория Кавкалюка); к делу приложены скриншоты из фейсбука. В переписке пользователя «Ренато Усатый» с неким «Колей» содержатся угрозы в адрес «рыжего Кавкалюка». Собеседник «Ренато Усатый» заявляет о том, что «рыжик-пыжик скоро станет историей, которую все захотят быстро забыть». В ответ на новые разоблачения силовиков сторонники Ренато Усатого пикетировали здание полиции (сам Усатый, опасаясь преследования, уехал в Москву). «Дело гагаузского подполья» тоже чревато выступлениями – если обвиняемые будут признаны виновными, жители автономии обещают ответить митингами. 

В общем, одержав верх над воображаемым Майданом (и заодно победу на выборах), правящей коалиции важно не создать Майдан настоящий. 

Илья Васюнин

Источник: slon.ru

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *