Общество

Кузнецов: проектов-фантомов на Кавказе не будет

Министерство по делам Северного Кавказа будет бороться с экономическим прожектерством.

«Кавказская политика» продолжает подводить итоги новой политической эры в истории СКФО, которая началась со смены полпреда и создания Министерства по делам Северного Кавказа. В статье «Кавказ: итоги полугодия» мы рассказали о работе команды нового полпреда Сергея Меликова. А вот делать такой же анализ работы министра Льва Кузнецова не пришлось: он сам подвел черту под первым своим полугодием в должности, дав большую пресс-конференцию в Пятигорске. Конечно, побывала на ней и «Кавказская политика».

Мораторий на негатив

Лев Кузнецов встречался с журналистами в рамках II форума СМИ Северного Кавказа, который проходил в Пятигорске. Приехали на него главы пяти северокавказских республик (за исключением Рамзана Кадырова и Юрия Кокова), которые дружно хвалили Москву за решение о создании Министерства по делам Северного Кавказа.

«Это министерство в любом случае будет индикатором, который покажет Кавказ с другой стороны, подводя итоги по различным программам, которые мы сегодня выполняем», — заявил Юнус-Бек Евкуров.

Сам Кузнецов в своем выступлении отметил, что за полгода работы на Северном Кавказе убедился: региону остро не хватает позитивных имиджевых поводов. Он припомнил, что впервые побывал в Грозном в середине августа, когда в городе открывался Чемпионат России по тяжелой атлетике.

«Я много поездил по стране, но приезд на Кавказ позволил по-другому оценить и увидеть, что здесь происходит. У нас ведь не только в Грозном есть точки роста, но многие федеральные чиновники ничего не знают об этом», — говорит Кузнецов. Журналистам он предложил ввести своего рода «мораторий не негатив» — то есть больше писать о положительных примерах в развитии Северного Кавказа.

Затем, на пресс-конференции Кузнецова спрашивали о том, зачем вообще нужно было создавать отдельное министерство, если уже есть полпредство. Разделение функций такое: аппарат полпреда ведает вопросами внутренней и информационной политики, безопасности, идеологии, а министерство — экономическими вопросами.

«Полпредство было идеологами, они очень много хороших идей скреативили, обеспечили принятие программ, но дальше их реализация расходилась на отраслевые министерства… По таким сложным макрорегионам необходимы специальные территориальные, а не отраслевые органы», — объясняет Лев Кузнецов.

Не распылять усилия!

Отсутствие территориального подхода к планированию экономики на Северном Кавказе, говорит Кузнецов, приводило к резким перекосам. «Механизмов интеграции на Северном Кавказе не было. Каждый [глава] стремился, чтобы, как в удельном княжество, все было у себя», — считает министр.

Он привел пример цементного производства, которое сегодня в России полностью насыщает внутренний рынок. При этом и в Дагестане еще в 2011 году были анонсированы планы по строительству крупного цементного завода (компания «Грас» намеревалась возвести его в Буйнакске), и в Карачаево-Черкесии «Евроцемент» приступал к модернизации уже существующего (в Усть-Джегуте). Это привело бы к кризису перепроизводства.

Или иной пример. В двух соседних республиках начинали строить высокотехнологичные медицинские центры. В целом по округу потребность в такого рода медпомощи предъявляют 23-25 тысяч человек ежегодно, но местные центры остаются не загруженными полностью, а основная масса пациентов уезжает на лечение в регионы за пределы округа.

Вспомнил Кузнецов и про электроэнергетику, на примере Чечни. В начале года в Минэнерго обсуждался вопрос, необходимо ли строительство новой ТЭС в Грозном (на месте разрушенной во время войны в Заводском районе), и первоначальные подсчеты показали, что энергетический баланс республики и без того в порядке.

Министерство по делам Северного Кавказа провело собственные подсчеты, которые показали: новая электростанция необходима, чтобы снять ограничения по перетокам из центральных районов и обеспечить потребности стремительно растущей социалки и экономики Чечни.

Госпрограмму подчинят стратегии

Кузнецов много комментировал послание президента к Федеральному Собранию. Про Северный Кавказ Путин ничего не говорил, хотя упомянул о мерах поддержки Калининградской области (для нее продлят сроки действия таможенных преференций) и Дальнего Востока (дополнительные налоги, которые получатся от открытия новых предприятий, направят в фонд развития ДВФО, из которого, в свою очередь, будут профинансированы новые территории опережающего развития).

В том, что Путин в послании отдельно не упомянул о мерах поддержки Северного Кавказа, Лев Кузнецов никакой трагедии не видит: существующих институтов развития пока достаточно. Поэтому сейчас министерство занимается повышением эффективности финансовых механизмов.

В частности, госпрограмма развития Северного Кавказа до 2025 года должна быть приведена в полное соответствие со «Стратегией социально-экономического развития СКФО».

При реализации программы приоритет будет отдан объектам повторного применения (это школы и детсады), что позволит сэкономить средства на разработке проектно-сметной документации. Также, обещал Лев Кузнецов, министерство избавится ото всех проектов-фантомов, которые были проанонсированы в предыдущие годы, но реализованы быть не могут.

Помимо этого, говорит министр, в регионах должны быть разработаны новые программы развития промышленности (причем в каждой из них появится раздел, посвященный импортозамещению).

Кавминводы не забудут ради Дербента

Прокомментировал Лев Кузнецов и обещание Путина, озвученное в послании парламенту, что темпы строительства дорог в регионах увеличатся вдвое. Министр рассказал о своем визите на VIII международный форум, который открылся в четверг в Москве, где говорили именно о новых финансовых механизмах развития инфраструктуры.

Речь о концессии — форме государственно-частного партнерства, когда строительство дорог осуществляет именно частный бизнес (ранее заказчиками таких проектов могло быть только государство).

Правда, к настоящему дню сегодня в России есть только один такой успешно реализованный «дорожный» проект — это строительство железной и притрассовой автодороги «Улак — Эльга» к крупнейшему в стране Эльгинскому угольному бассейну, которое осуществила владеющая месторождением компания «Мечел».

По словам Кузнецова, концессионные соглашения можно успешно применять и на Северном Кавказе при строительстве международных транспортных коридоров («Дагестан — Азербайджан» или «Сочи — Абхазия — Армения») и автомобильных обходов крупных региональных столиц (Нальчика, Пятигорска, Грозного).

Спрашивали журналисты Льва Кузнецова и о перспективах развития Кавминвод: не получится ли так, что курорт мирового уровня окажется «в тени» Дербента, на подготовку к празднованию 2000-летия которого сейчас брошены все финансовые и организационные силы?!

По словам Кузнецова, сразу после его назначения министром в числе его первых наказов, которые он услышал от федеральных депутатов, были именно те, что касались Дербента и Кавминвод.

Обе эти территории одинаково важны для страны, они могут стать локомотивом роста различных видов туризма на Северном Кавказе (Дербент — религиозного, паломнического, событийного; Кавминводы — лечебного, оздоровительного), но для этого и нужны адресные меры поддержки.

Для городов-курортов такой мерой станет принятие федерального закона «Об особо охраняемом эколого-курортном регионе» (над которым, говорит Кузнецов, сейчас работает министерство), а для Дербента — программа по подготовке к празднованию 2000-летия. Это позволит «расшить» узкие места в инфраструктуре, заняться благоустройством, чтобы обе территории выглядели сообразно своему особому статусу.

Антон Чаблин

Источник: kavpolit.com

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *