Политика

Послание президента: как Кремль укрепит тылы?

Как правило, много новых инициатив содержится в посланиях президента, оглашаемых накануне федеральных выборов, либо сразу после них (в последнем случае, этот документ становится своеобразным манифестом президента в начале нового срока полномочий). В этом смысле, от нынешнего обращения главы государства к Федеральному собранию мало кто ждал особых сенсаций. И, тем не менее, у Послания-2014 есть несколько черт, серьезно отличающих его от предыдущих. Кто настоящий адресат внешнеполитических тезисов Путина? Какую защиту одновременно от внесистемной оппозиции и потенциальных верхушечных переворотов предлагает Послание? Как вопрос о дорожных фондах может стать детонатором для политической нестабильности в регионах? И что общего у президентов России и Казахстана? Чтобы узнать об этом, давайте попробуем найти скрытый подтекст речи президента. 

Кому адресованы геополитические тезисы Путина?

Прежде всего, в нынешнем документе непривычно объемный международно-политический блок. В предыдущих Посланиях внешняя политика, как правило, затрагивалась лишь в самых общих чертах, а приоритет отдавался социально-экономическим, либо (реже) внутриполитическим вопросам. Поводов для смены приоритетов в нынешнем документе может быть несколько. Прежде всего, в условиях экономического кризиса было бы странно перегружать Послание Президента слишком затратными обещаниями. Но, поскольку природа не терпит пустоты, большую  скромность социального блока в документе нужно было чем-то компенсировать. А учитывая, что весь 2014 год прошел под знаком внешнеполитических баталий (Крым, Украина, санкции), появление большого геополитического блока выглядит вполне логично. 

Впрочем, у формирования документа с новой структурой может быть и другая причина. Послание-2014  отличается  очень жесткими высказываниями в отношении Вашингтона и Брюсселя – даже по сравнению с «Валдайской речью» Путина. В документе  подчеркивается, что даже без украинского кризиса и «крымской весны» западные державы «придумали бы какой-нибудь другой повод для того, чтобы сдержать растущие возможности России». К кому обращены эти тезисы? Если понимать текст Послания буквально, заявление сделано «для политиков, для тех, кто сегодня сидит в зале». Однако российскую элиту, по-прежнему тесно связанную с Западом, риторика в духе Холодной войны может только напугать. Возможно, эти тезисы  адресованы  массам сограждан, которые, в большинстве своем, будут солидарны именно с таким восприятием мира. 

Но обратим внимание, что геополитический блок  появляется именно в начале Послания. Слушатель или читатель сталкивается с ним, когда его внимание не притупилось от усталости, а документ еще не воспринимается «в фоновом режиме». Это наводит на мысль, что разработчики документа придавали именно этому блоку большое значение. Тезисы для внутренней аудитории, даже если они не «выстрелили» в первый раз,  легко растиражировать с помощью проправительственных СМИ и привлечь к ним внимание снова. Донести что-то до внешнего наблюдателя сложнее. Поэтому, весьма вероятно, что геополитический раздел Послания адресован как раз внешним наблюдателям – из США и ЕС. 

Причина именно такого тона послания очевидна. Если ЕС и США не идут навстречу России и не отменяют санкции, использовать только благожелательную риторику и публично надеяться на разрыв между Вашингтоном и Брюсселем было бы странно. 

Что общего у Путина с Назарбаевым?

Как бы то ни было, Послания Президента всегда были призваны реагировать именно на внутренние проблемы. Главная внутренняя проблема уходящего года – экономический кризис. Многие тезисы Послания как раз находятся на  стыке экономики и политики. 

Во-первых, заметная часть документа посвящена проблемам предпринимателей, что для Посланий Президента последнего десятилетия,  в целом, непривычно.  Чаще экономические тезисы подобных выступлений касались больших государственных проектов. Скорее всего, причина здесь в желании успокоить бизнес. В течение  осени фигурантами уголовных дел стали несколько крупных предпринимателей (Владимир Евтушенков, Олег Шишов, Юрий Жуков), что уже породило в либеральных СМИ тезис о «новом закручивании гаек» в экономике. Послание как раз и предлагает бизнесу защиту от силовых и проверяющих структур. 

Во-вторых, предлагается ужесточить контроль над госкомпаниями – «навести порядок в бюджетах», «ввести показатели эффективности». Это упреждающий удар. С одной стороны, именно злоупотребления в госкорпорациях были любимыми темами оппозиции (вспомним самые популярные материалы Алексея Навального), подпитывавшими мессидж о «жуликах и ворах» во власти и во многом подготовившими «горячую» протестную зиму 2011-2012 года. Экономические кризисы как раз и готовят для  подобных обвинений особенно благоприятную почву. С другой стороны, госкорпорации контролируют важнейшие сектора экономики. Если кто-то извне захочет организовать в стране верхушечный переворот, он попытается найти союзников именно в этой среде. Ввести дополнительные инструменты контроля над госкомпаниями – значит обезопасить тылы. 

В-третьих, в Послании затронута тема развития инфраструктуры. Регионам предложено «удвоение объемов дорожного строительства» и  «дополнительные источники для дорожных фондов». На самом деле, политики в этом тезисе не меньше, чем экономики. Инфраструктурные проекты, как правило, самые резонансные. Если проект ожидаемый, его отмена вызывает широкий всплеск негатива и упреки в адрес Центра. С началом кризиса такие инциденты – не редкость для регионов.  Навскидку: в  октябре 2014 года на заседании Тюменской областной Думы депутат от ЛДПР Гарри Столяров весьма резко заявил, что у Правительства РФ есть деньги на финансирование Крыма и «Роснефти», но нет средств, чтобы обеспечить нормальное дорожное движение в регионе (и поддерживать соответствующую инфраструктуру). 

Кроме того, кризис усилит конкуренцию между корпорациями и разными проектами за государственное  финансирование. В эту борьбу будут втягиваться местные политики и протестные группы, «разогревая» и без того сложную из-за кризиса социальную обстановку. Дав гарантии сохранения и даже роста поддержки транспортных проектов, Кремль заранее ликвидирует такие угрозы. Интересно, что в традиционном Послании народу Казахстана от Нурсултана Назарбаева, оглашенном в начале ноября 2014 года, наряду с констатацией приближения экономических трудностей особая ставка была сделана именно на развитие инфраструктурных проектов. Видимо, по схожим причинам. 

В-четвертых, в Послании-2014 очень много отсылок к консервативным ценностям. Как ни странно, чаще к подобным идеям любил апеллировать именно «либерал» Медведев. Путин же, всегда бывший своим для консервативного избирателя, на деле выступал в роли прагматика, не связывающего себя идеологическими штампами. Однако уже в президентском Послании-2012 говорилось про «явный дефицит духовных скреп», «нравственные ориентиры» и тому подобное. Тогда это объяснялось намерением Кремля закрепить влияние на своих традиционных сторонников внутри страны в условиях все еще заметных протестных настроений в крупных городах. Консервативный  блок в Послании-2013 был сигналом еще и внешней аудитории. Заявкой России на роль ориентира для защитников консервативных ценностей во всем мире. Подобные идеи в нынешнем документе явно вновь рассчитаны на внутреннюю аудиторию, призваны дополнительно обеспечить стабильность в период кризиса. 

Наконец, в-пятых, в речи Путина дважды упоминается Общероссийский народный фронт. В прошлогоднем послании влияние ОНФ читалось только по намекам – озвучивании тех же инициатив, что до этого обсуждались на прошедшем под эгидой этой организации «Форуме действий». В свое время Народному Фронту прочили статус новой «партии власти». Однако о таких партиях президент (да и губернаторы)  вспоминали, как правило, лишь в связи с выборами, в любое другое время стараясь от них дистанцироваться. Даже краткое упоминание о «Единой России» в Посланиях  сейчас вспомнить трудно. Напротив, ОНФ придан,  практически официальный статус контрольной структуры, который не имела ни одна общественная организация в постсоветской России. Исторически уязвимым местом российской власти была слабая обратная связь между верхами и населением. Появление и новые возможности ОНФ – попытка решить эту проблему, особенно актуальную в период экономических неурядиц. Поиск дополнительной опоры вне официальной вертикали власти в таких условиях – политика, характерная не только для российских верхов.

Тот же Нурсултан Назарбаев в этом году, вопреки традиции, огласил свое Послание не перед парламентом, а перед активом правящей партии «Нур Отан». Но политика Кремля более дальновидная, так как «партия власти» традиционно принимает на себя недовольство промахами чиновников всех уровней. А у ОНФ, которая позиционирует себя скорее защитником населения от бюрократии, запас прочности должен быть выше. 

Россия вступает в 2015 год под знаком западных санкций, падения цен на нефть и вызванных этим  экономических трудностей. Однако падение цен на нефть – не навсегда и, как показывает новейшая история того же Ирана, санкции тоже. В фигуральном смысле, России нужно «день простоять и ночь продержаться». Нынешнее Послание Президента раскрыло лишь небольшую часть стратегии Кремля для «трудных времен». И идеи, озвученные Путиным, вполне жизнеспособны, чтобы удержать ситуацию под контролем  и в новом году.

Михаил Нейжмаков

Источник: iarex.ru

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *