Политика

Фазы путинизма

Российский лидер — «устаревший человек, который хочет остаться хозяином устаревшей системы», на что мы не можем особо повлиять, однако «мы должны пытаться предвидеть, какой будет последняя фаза путинизма» — примерно так на недавней конференции в Вашингтоне высказалась французская политолог профессор Мария Мендрас, видный специалист по внешней политике России. Упомянутая ею необходимость своевременно предвидеть развитие событий относится к Западу в целом, но, думается, в особенности это важно для государств Балтии и в первую очередь для Латвии. По поводу способностей Риги в этой связи все-таки есть сомнения.

Наши политики всегда рассказывали, что знают Россию и все пространство бывшего СССР лучше других. Вроде бы это само собой разумеется. Но в таком случае следует задать простой вопрос: если знают, то почему мы оказались неподготовленными, к примеру, в сфере обороны государства? Настоящего ответа по-прежнему не прозвучало. И если бывший руководитель Бюро по защите Конституции Янис Кажоциньш теперь утверждает, что информационная война против Латвии ведется уже с 2006 года, или что сценарий «зеленых человечков», возможно, готовится к реализации в Латвии к 2018-2019 году, то в свете этих высказываний недавняя восточная политика Риги начинает выглядеть довольно странно. Со сменой различных фаз путинизма политика Риги оставалась почти неизменной. Чего нельзя сказать о Таллине и Вильнюсе. После вторжения России в Грузию прошли обрывочные дискуссии о наличии или отсутствии соответствующего нашей ситуации плана обороны в рамках НАТО, однако латвийская дипломатия направляла свои непрестанные усилия и свои ограниченные ресурсы на обеспечение визита президента Валдиса Затлерса в Россию (в 2010 году). У некоторых тогда даже возникла иллюзия, что настоящий хозяин там «либеральный» Дмитрий Медведев. Но годом ранее прошли «оборонные учения» «Запад-2009», в ходе которых имитировалось вторжение в страны Балтии и превентивный ядерный удар по Варшаве. К тому же, Медведев инициировал закон о расширении возможностей использования вооруженных сил за рубежом, к примеру, для защиты российских граждан в Балтии. Проводилась стремительная милитаризация. В свою очередь, в Латвии мало что оценивалось с точки зрения безопасности государства. Введенная в целях преодоления финансового кризиса и ради краткосрочной выгоды схема — виды на жительство в обмен на инвестиции, по словам представителей заинтересованных отраслей, была нормальной мерой стимулирования экономики.

Можно спорить о том, когда на самом деле началась нынешняя, явно агрессивная фаза путинизма в России, но она готовилась заранее, и некоторые предварительные работы ясно просматривались. В том числе и упомянутая господином Кажоциньшем информационная война, которую у нас иногда списывали на «риторику» Кремля или на «мягкую силу». Чтобы не заметить эти предварительные работы, нужно было быть или патологически наивным, или некоторым образом заинтересованным в том, чтобы не видеть и молчать. Не хотелось бы приписывать руководителям Латвии ни первое, ни второе. Тем не менее, приходится констатировать, что опыт прошлого государства мало в чем помог латвийским лидерам. Может быть, это произошло по той причине, что политики подчинились требованию влиятельных людей «отложить в сторону» историю. Кажется, туда же были отложены доводы и предупреждения оставшихся российских свободомыслящих аналитиков и знающих западников, таких, к примеру, как Эдвард Лукас, хотя они предсказывали действия Путина с довольно большой точностью. И Латвии это нужно делать, а главное — действовать самой.

Улдис Шмитс

Источник: inosmi.ru

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *