Общество

Фергюсон в каждой стране мира?

Беспорядки в небольшом городе Фергюсон, имевшие место на прошлой неделе, всколыхнули не только общественное сознание жителей южных штатов, но и отозвались протестами в крупных городах США.

Напомню, что 9 августа 2014 года полицейский Даррен Уилсон застрелил 18-летнего чернокожего юношу Майкла Брауна после некоторого конфликта, произошедшего между ними. Если попробовать собрать воедино весьма противоречивые сообщения полиции и свидетелей, то выходит, что подросток напал на полицейского, пытаясь отобрать пистолет, а затем, когда ему не удалось этого сделать, пытался бежать. Не отреагировав на приказ остановиться, он вновь двинулся в направлении Уилсона и был застрелен в голову. Впрочем, коронер зафиксировал несколько пулевых ранений.

Это событие буквально всколыхнуло небольшой город. И казалось бы, через пару месяцев инцидент уже забылся, однако 24 ноября 2014 года суд присяжных отказался предъявлять обвинение Дарреллу Уилсону за отсутствием состава преступления и прямых улик. Это решение было встречено массовыми протестами среди, прежде всего, беднейшего населения как в самом Фергюсоне, так и в крупных городах по всей стране.

Однако даже не этот факт стал столь привлекательным сюжетом для журналистов по всему миру. После беспорядков, которые выразились в вандализме, массовых грабежах и насилии, полиция весьма жестко подавила выступления (прежде всего, чернокожих) граждан из наиболее неблагополучных слоев населения: например, только в одном Лос-Анджелесе более трехсот человек были задержаны. Накануне Дня благодарения, одного из самых любимых в Америке праздников, многие из задержанных были отпущены, а некоторым национальным гвардейцам, оставшимся в праздничную ночь на дежурстве, даже удалось полакомиться индейкой, которую им принесли благодарные за спасение от вандалов жители.

Впрочем, этот жест примирения остался практически незамеченным на фоне развернувшихся в СМИ рассуждений о состоянии прав и свобод людей, а также всей социальной сферы в США. Причем интересно заметить, что мнения относительно произошедшего колебались от формулы «А у вас негров линчуют!» до благоговейного трепета перед «разумной гранью» применения силы против протестующих.

Как бы ни было на самом деле, эти события стали хорошим поводом в очередной раз взглянуть на состояние социально-экономической сферы в США и, в частности, на проблему беднейших слоев населения. Ведь основной мыслью протестующих, которую они пытались донести до властей, была идея о том, что в реальности в США нет равенства не только между белым и «цветным» населением, но и между богатыми и бедными слоями в обществе. По мнению многих жителей города, полицейский безосновательно заподозрил подростка из неблагополучной семьи в криминальных намерениях — только потому, что тот вызывающе вел себя и всячески «задирал» служителя закона.

В середине XIX века проблема преодоления бедности стала, по сути, основным камнем преткновения между Севером и Югом. Республиканцы видели идею американской свободы в том, что каждый может преодолеть путь от нищеты к богатству и независимости, и считали, что рабство является препятствием к этой свободе. В свою очередь, будущие конфедераты заявляли, что у них нет проблем с бедностью и что рабовладельческий строй спасал регион от нищеты, преступности и революционных настроений. Впрочем, после окончания гражданской войны Юг стал беднейшей частью Соединенных Штатов, где население боролось с долгами, страдало от низких цен на хлопок и послевоенной разрухи.

Несколько позже, после Великой депрессии, произошло разорение тысяч американских сельскохозяйственных товаропроизводителей и работников промышленных предприятий. И опять же тяжелее всего пришлось жителям Юга. Людей стали привлекать к общественным работам, создавать различные программы и рабочие лагеря, позволявшие хотя бы частично трудоустроиться. В течение нескольких лет после Депрессии более двух миллионов человек трудились согласно такой системе и получали жалование в размере 30 долларов. Однако подобные меры все же смогли частично смягчить последствия производственного кризиса и уменьшить уровень социального напряжения.

Количество людей, живущих за чертой бедности в США, снизилось с 25,8% в 1967 году до 16%, что составляет порядка 50 млн американцев, 13,5 млн из которых — дети. И подобная ситуация, казалось бы, должна внушать оптимизм, поскольку уровень бедности никогда не был так низок. Однако опять же самая благоприятная ситуация наблюдается на северо-востоке США: там количество бедных ниже среднего показателя по стране. Хуже всего приходится жителям южных и западных регионов. Самыми неблагополучными штатами являются те, где проживает большое количество иммигрантов, занятых на самых низкооплачиваемых работах в сфере обслуживания (Флорида, Калифорния, Луизиана, Миссисипи). Нетрудно догадаться, что большая часть из бедняков — это афроамериканцы (25,8%) и так называемые «латиносы» (27,8%).

Еще в 1964 году президент Линдон Джонсон провозгласил начало курса «бескомпромиссной войны с бедностью», однако война эта обошлась США весьма дорого — в 20 трлн долларов. На сегодняшний день расходы на одного малоимущего гражданина составляют в среднем от 9 до 17 тыс. долларов в год, включая десятки различных программ помощи.

Затраты на «войну с бедностью» в перспективе должны были вернуться действительными инвестициями в американскую экономику от тех самых вчерашних бедняков, которые теперь перешли в уютную категорию среднего класса. Однако открытым остается вопрос относительно того, стало ли сокращение уровня бедности на 9,8% за более чем 50 лет эфективным результатом вложения столь значительных финансовых ресурсов. Кроме того, у целой прослойки населения сформировалась психология иждивенцев: люди перестали видеть смысл в трудовой деятельности, потому что государство и без того щедро их спонсирует.

Более того, в 2013 году США поставили своеобразный «антирекорд»: 1% богатых американцев получили 22% национального дохода, а корпоративные прибыли крупного американского бизнеса составили 11% ВВП.

В целом, несмотря на активные попытки снизить уровень бедности в стране, увеличения уровня благосостояния низов американского общества не произошло. Затраты на реализацию программы по «войне с бедностью» так и не окупились, многие малоимущие граждане стали использовать ее в качестве способа отказа от трудовой деятельности, а система распределения благ функционирует таким образом, что обогащает один социальный класс за счет другого. Помимо этого, своей актуальности не теряют проблема иммиграции и последствия экономического кризиса.

Из всего этого следует однозначный вывод, что проблема бедности не может быть решена какой-либо страной — даже такой, как США — в одиночку. И если сегодня мировое сообщество не станет работать вместе над поисками путей победы над этим поистине глобальным злом, то свой город Фергюсон появится на картах многих развитых и все еще развивающихся стран.

Олег Пичков

Источник: mgimo.ru

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *