Политика

Дороги и тревоги

Вопрос восстановления сквозного железнодорожного сообщения между Грузией и Россией по территории Абхазии поднимался за последние 20 лет, то есть после грузино-абхазской войны, неоднократно, но так и не был решен. Больше других на открытии дороги настаивала полублокадная Армения, имеющая бесперебойное железнодорожное сообщение с Грузией – ей позарез необходим выход на рынки России и СНГ. К тому же, у нее нет общей границы с Евразийским экономическим союзом, в который она недавно вступила. Но каждый раз движению в сторону восстановления абхазского участка мешали не столько финансовые, сколько политические соображения. Казалось, вопрос мог сдвинуться с места после прихода к власти в Грузии миллиардера и теперь уже бывшего премьер-министра страны Бидзины Иванишвили, но и ему «подрезали крылья».

Недавно вопрос открытия дороги вновь актуализировался и вызвал  – об этом заговорил президент России Владимир Путин. Произошло это в Сочи, в день подписания российско-абхазского договора о союзничестве и стратегическом партнерстве, расцененного Тбилиси, США, ЕС и НАТО как попытку России аннексировать Абхазию и посягнуть на территориальную целостность Грузии. А сказал Путин следующее: «Считаем возможным вместе с другими партнерами подумать и при общем согласии реализовать такой проект, например, как транзитное железнодорожное сообщение в направлении Сухум — Тбилиси». По его словам, реализация проектов подобного рода будет способствовать созданию условий для развития отношений между всеми заинтересованными сторонами.

Абхазия тоже активно выступила за восстановление дороги, хотя раньше, до подписания договора с Россией, не желала и слышать о нем. Армения тихо возликовала, но, вероятно, раньше времени: в Тбилиси на «планы» Путина отреагировали не вполне понятно. Так, сначала госминистр страны по вопросам примирения и гражданского равноправия Паата Закареишвили заявил о «невозможности» восстановления дороги по инициативе Абхазии и России. «Это исключено. … Включение Абхазии в какие-то проекты вместе с Россией никогда не будет в интересах Грузии», — сказал он.

Но затем сообщил, что переговоры о восстановлении дороги возможны, однако без участия Сухума: «Это может произойти только в рамках соглашения Грузии и России, где речь будет идти о грузинской железной дороге, проходящей через Абхазию». Госминистр также выразил уверенность в том, что «Путину не нужно восстановление железной дороги, так как он прекрасно знает, что Грузия не пойдет на это при наличии Абхазии, как третьей стороны, и в таком формате восстановление железной дороги невозможно».

Кстати, транспортные проекты Абхазии не ограничиваются только вдруг возникшим желанием восстановить железную дорогу. По словам премьер-министра частично признанной республики Беслана Бутба, речь идет о привлечении российских компаний к реконструкции сухумского аэропорта. «Мы хотим, чтобы в следующем году заработал аэропорт под Сухумом. Там будет полная реконструкция. Взлетно-посадочная полоса и диспетчеризация останутся за государством, а остальная часть будет отдана российским коммерческим структурам», — сказал он. Вообще же, сообщил Бутба, «Идет наработка, чтобы сделать Абхазию транзитной страной – пустить грузовые потоки из России через Грузию в Армению, и обратно в Россию».

Но вернемся к реакции Тбилиси. По заявлению главы грузинского МИД Тамар Беручашвили, никакие переговоры о восстановлении дороги Тбилиси не ведет: «Еще раз хочу подчеркнуть, что любой инфраструктурный проект или проект другого типа будет рассмотрен только в том случае, если он соответствует государственными интересами Грузии». То есть, надо полагать, Тбилиси не видит для себя в этом проекте никакого государственного интереса. Но не лукавит ли Грузия? Или есть конкретные внешние и внутренние силы, тормозящие реализацию проекта, а самим властям «и хочется, и колется» запустить дорогу, имея в виду ее финансовую эффективность и перспективы выхода на Иран через Армению и дальше.

В беседе с «Росбалтом» своими соображениями на эту тему поделился грузинский политолог и конфликтолог Гамлет Чипашвили. По его словам, восстановление железной дороги из России в Грузию по территории Абхазии и с выходом на Армению не имеет прямого отношения к Ирану. Но в случае, если дорога заработает, актуальной станет тема строительства определенного участка железной дороги между Арменией и Ираном. Реально для Грузии этот проект должен быть крайне привлекательным, поскольку он дает стране возможность выхода в Персидский залив. «Речь идет об огромном потоке грузов из Юго-Восточной Азии и государств Океании по грузинской территории. И вообще это отличная логистическая  схема для государств СНГ», — сказал Чипашвили.

Что же до собственно абхазского участка, его открытие Тбилиси увязывает с политическим вопросом, то есть возвращением Абхазии в состав Грузии. Ранее, напомнил он, Абхазия тоже увязывала открытие дороги с политическим ультиматумом, то есть признанием Грузией и Арменией независимости Абхазии. «Но сейчас, — пояснил собеседник агентства, — ситуация в Абхазии кардинально изменилась: состоялись внеочередные президентские выборы, договор о союзничестве и стратегическом партнерстве с Россией подписан, и новое руководство Абхазии говорит о том, что восстановление дороги выгодно для всех ее участников».

По словам Чипашвили, произошло это потому, что после подписания договора с Россией Абхазия как бы перестала бояться Грузии – раньше она опасалась, что функционирование дороги расширит влияние Тбилиси на Абхазию. Договор же «обеспечил Абхазии механизмы безопасности, и теперь она может позволить себе подумать об экономике». Но, отметил политолог, Грузия тоже побаивается открытия абхазского участка – считается, что дорога поможет России расширить не только свое экономическое, но также политическое и военное присутствие на Кавказе. В частности, свяжет Россию с ее военной базой, расположенной в армянском городе Гюмри.

Более всего, полагает Чипашвили, функционирование дороги, связывающей Россию с Грузией и Арменией, не устраивает США, поэтому с большой долей уверенности можно прогнозировать, что магистраль восстановлена не будет. «США уже 20 лет присутствуют на Кавказе и всячески пытаются закрепить свои позиции в регионе. И, что самое главное, в не конкурентной среде. А Россия является главным конкурентом США на Кавказе, и открытие дороги еще больше усилит конкуренцию», — рассказал Чипашвили. По его словам, если не считать намерения НАТО открыть в Грузии учебно-тренировочный центр, у США на Кавказе нет ни одной военной базы, в то время как у России их три – в Абхазии, в Южной Осетии и в Армении. Поэтому «США максимально постараются законсервировать восстановление дороги, в том числе, путем давления на власти Грузии».

Но, отметил политолог, «Помимо Вашингтона против открытия абхазского участка дороги выступают Анкара и Баку – она не устраивает их ни с экономической, ни с военной точек зрения. Кроме того, с восстановлением железнодорожного сообщения до России Армения вырвется из блокады, устроенной ей Азербайджаном и Турцией. И еще: российско-грузинская дорога может составить конкуренцию строящейся железнодорожной магистрали, соединяющей Турцию, Грузию и Азербайджан. Хотя, по моему мнению, прямых признаков конкуренции нет. Понятно, что в заданных условиях Грузии придется считаться с мнением США, Турции и Азербайджана, тем более, что последние две страны  являются ее основными внешнеторговыми партнерами. И вообще Азербайджан покрывает 85 процентов потребности Грузии в природном газе».

Все это означает, считает Чипашвили, что «Грузия скорее откажется от многомиллионных доходов от функционирования абхазского участка, чем потеряет расположение США, Турции и Азербайджана. Единственное, что может подвигнуть ее на согласие реанимировать дорогу – отзыв Россией признания Абхазии и Южной Осетии, то есть восстановление территориальной целостности страны. Но это уже из области утопии». Грузия, подчеркнул политолог, находится между западо-востоком и северо-югом, и не сможет существовать только в евроатлантическом пространстве — она далека от него и территориально, и ментально: это данность, с которой лучше считаться. Дорога же Россия – Абхазия – Грузия — Армения с выходом на Иран преумножит торгово-экономические возможности сторон, и упущение этой реальности будет большой ошибкой».

Чипашвили в вышеуказанном маршруте особо выделил «иранский фактор», с которым считаются не только на Ближнем Востоке, но и во всем мире». «Причиной этого, — пояснил он, —  является то, что Иран, несмотря на введение против него жесточайшего режима санкций, обладает истинной независимостью как в региональных, так и в международных вопросах. Сегодня практически невозможно найти другую страну, имеющую столь высокий, как у Ирана, суверенный статус, – везде ощущается рука США. И это наглядно продемонстрировал нынешний российско-американский кризис: государства Евросоюза, лишь бы Вашингтон был доволен, готовы пойти на ослабление собственной экономики и на обострение отношений с Россией».

«Иранский фактор» крайне важен для России, Грузии, Армении, Азербайджана и Турции, хотя отношение к нему  грузинских властей несерьезно сверх всякой меры», — подытожил политолог.

Словом, Грузия, скорее всего, не даст согласие на открытие дороги еще и потому, что часть местной оппозиции тут же обвинит власти страны в пророссийских настроениях, в «выполнении заказов Путина», а также пособничестве «аннексии» Абхазии. А это при нынешних грузинских реалиях очень серьезное обвинение, массового масштаба которого, возможно, с нетерпением ждет Запад, чтобы повысить градус внутригрузинской политической напряженности и избавиться от действующей власти Грузии, в искренности «прозападности» которой он периодически сомневается.

Андрей Николаев

Источник: rosbalt.ru

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *