Вице-премьер России Дмитрия Рогозин подписал «смертный приговор» одному из ведущих предприятий текстильной отрасли страны – Свердловскому камвольному комбинату. Фабрику, производившую лучшие ткани для армии, силовых структур, РЖД, «Сбербанка» и «Газпрома», чиновнику «заказали» конкуренты.

Мы никогда не задумывались о том, кто, где и в каких количествах выпускают ткани, из которой шьют форму для армии, МЧС, РЖД, фирменные костюмы для сотрудников Сбербанка и Газпрома. Казалось, это вечная данность. Проходят дефолты, кризисы, корпоративные войны. А здесь, как в Росрезерве: завидная стабильность.

К сожалению, это не так. Над Свердловским камвольным комбинатом (СКК) нависла угроза закрытия. А это – более 300 человек, занятых в производстве. Как водится, женщины. Многие – в предпенсионном возрасте, кто-то готовится к пополнению семьи, кто-то воспитывает детей в одиночку. СКК — это 2,3 млн метров ткани в год: шерстяной, полушерстяной, смешанной с льном, вискозой. Для костюмов, формы. И что важно – натуральной. Но предприятию угрожают закрытием. Фамилия угрозы и «агента влияния» — Дмитрий Рогозин.

До середины этого года предприятие работало на полную мощность. Руководство завода делало все, что возможно. На одних госзаказах СКК не сидел – его клиентами были и коммерческие структуры. Для ведомственных нужд уходило 40% общих объемов. Однако с августа 2014-го СКК попал в «полосу отчуждения».

Брянск forever

Что же произошло? Как сообщила нашему изданию исполнительный директор СКК Екатерина Даринцева, вопрос не в том, что оборонную отрасль оставили без обеспечения. «Никогда в этом сегменте наша страна не оставалась без присмотра, – говорит она. — Мы всегда обеспечивали все ткани, причем не только для нужд Минобороны», подчеркивает Даринцева. Однако летом этого года вышло письмо за подписью вице-президента Дмитрия Рогозина, которое предписывало закупать ткани у другого производителя. «За нами было порядка 25% госзаказа, — говорит Даринцева. – И совершенно очевидно, что для конкурентов, то есть, для того же БКК, мы опасности не представляли». В стране три комбината выпускает ткани определенных групп для нужд силовых структур – в Свердловской, Московской и Брянской областях. Письмо Рогозина поставило свердловский завод на грань закрытия. Что интересно – весной этого года в адрес Президента России было направлено обращение за подписью уже бывшего губернатора Брянской области Николая Денина. Суть обращения проста: поддержать деятельность Брянского камвольного комбината путем массированных закупок тканей для госструктур исключительно у ООО «БКК». Видимо, Президенту не сообщили, что ткани данного вида в стране выпускают три предприятия. На резолюцию руководителя страны «поддержать» Дмитрий Рогозин откликнулся оперативно, но как-то однобоко. В результате в августе-ноябре появилась целая серия распоряжений Правительства России (№№1902, 1938, 2163, 2229, 2230), предписывающих закупать материал для пошива одежды только у ООО «Брянский камвольный комбинат».

Совершенно очевидно, что данные распоряжения нарушают Федеральный закон от 26 июля 2006 года № 135-ФЗ «О защите конкуренции», в соответствии со статьей 15 которого устанавливается запрет на ограничивающие конкуренцию акты и действия (бездействие) федеральных органов исполнительной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, иных осуществляющих функции указанных органов или организаций, организаций, участвующих в предоставлении государственных или муниципальных услуг. Проще говоря, действия Дмитрия Рогозина нарушили как российское законодательство, так и традиционную схему производства одежды для госструктур: швейное предприятие, победитель тендера, уже не может закупать ткань по принципу «цена-качество». Оно обязано брать ее только в Брянске. Почему? Непонятно.

«Наши клиенты – швейные фабрики, исполнители государственных контрактов, вынуждены отказываться от заказов на ткани, хотя все они высоко ценят качество нашей продукции, сотрудничество со Свердловским камвольным комбинатом, — говорит Даринцева. — Они хотели бы по-прежнему иметь возможность выбирать поставщика на конкурентном рынке, «голосуя рублем» за лучшее качество и выгодную цену». Но не могут – свыше предписано общаться только с Брянском.

Поза страуса

Отдельно нужно сказать о позиции Министерства промышленности и торговли РФ, которую заняло это ведомство. На все обращения СКК о возможных вариантах взаимодействия им отвечали крайне однобоко. «Ищите возможности для выхода на рынок гражданской продукции», сказали нам в Минпромторге, — рассказывает Даринцева. – Но это дело не одного дня и даже месяца, и потом, нам непонятно, почему к предприятиям одного профиля и масштаба министерство занимает совершенно разную позицию. Брянскому комбинату в свое время Минпромторг выделил деньги на закупку нового оборудования, то есть вполне конкретно поддержал, а нам говорят «переориентируйтесь на гражданскую продукцию». То есть, выплывайте, как хотите».

Действительно, в свое время Минпромторг выделил БКК 88 млн рублей. Их получило ОАО «Брянский камвольный комбинат». И вот на этом моменте надо остановиться подробней.

Старая схема

Итак, стараниями Николая Денина и Дмитрия Рогозина «Брянский камвольный комбинат» становится монополистом в поставках ткани для пошива одежды сотрудников силовых структур. Минобороны отказывается от нашей продукции, а значит, завод через 4-5 месяцев просто встанет, писал в мае Николай Денин в письме Владимиру Путину. Хорошо бы на 8-10 лет сделать БКК единственным поставщиком тканей для пошива формы. Денина на Старой площади отчего-то услышали — в 14 ведомств, в том числе в МЧС, МВД, Минюст, ФСКН, ФСИН и ФСО были направлены письма-рекомендации за подписью Рогозина.

«Государство от этого точно не выиграет, — говорит Екатерина Даринцева. – У БКК самые высокие цены. К тому же, от такого решения возникают новые проблемы – «гражданский рынок» 40% загрузки, которые у нас одним росчерком пера отобрали, восполнить не сможет».

Но вернемся к 88 миллионам. Владельцы «Брянского камвольного комбината» (ООО «БКК — МАРКЕТ ПЛЮС», основной собственник уставного капитала которого – Евгений Томак) сегодня разыгрывают традиционную схему «банкротства по долгам». Ведь в Брянске на площадке камвольного существует два юрлица, ОАО БКК и ООО БКК. В отношении ОАО, получившего те самые 88 миллионов еще в 2011 году, в тот же год была запущена процедура банкротства. Оборудование, закупленное за бюджетные деньги, выведено в ООО, а на в ОАО собраны все долги по налогам, коммуналке и энергетике. То есть, за долги расплачивается «пустышка» ОАО, а производственную деятельность, приносящую прибыль, осуществляет ООО БКК. Типичная схема конца 90-х.

Владелец Брянского камвольного, Евгений Томак, уже неоднократно становился фигурантом финансовых скандалов. Так, его деятельность в 2005–2007 годах в качестве руководителя Федерального агентства по управлению федеральным имуществом по г. Москве закончилась неким скандалом и подозрительно быстрым увольнением. Заем Томак возглавлял Тверской камвольный комбинат – предприятие было обанкрочено, а активы распроданы. К началу банкротства на ОАО БКК висело 720 миллионов рублей, в том числе… 137 миллионов кредита, взятого в ВТБ для развития другого проекта Томака, сети супермаркетов в регионах центральной России. И этому человеку Дмитрий Рогозин доверил одевать армию…

Как быть?

«Мы не просим у главы государства денег, преференций, мы не просим сделать наш комбинат единственным поставщиком тканей для форменной одежды, мы хотим лишь работать в справедливых, равных условиях здоровой рыночной конкуренции», — говорит Екатерина Даринцева. Предложенный Минпромторгом вариант перехода на выпуск тканей для гражданского сектора не исправит положения. «Это лишь 10% от объема, который мы уже имеем, и кардинально увеличить его объективно невозможно», говорит она.

Сегодня на рынке мужского костюма правят бал полусинтетические ткани из Турции и Китая, говорит Даринцева. «Там существует и господдержка экспорта, и проведены мероприятия по обновлению производственной базы. В нашей стране этого, к сожалению, практически нет. В том же Китае на фабриках стоит новейшее, я подчеркиваю, европейское оборудование, и качество ткани очень высоко. Со своими натуральными, полушерстяными тканями мы сможем войти на рынок, если только закупочные цены на импорт повысятся».

А пока швейные фабрики, десятилетиями сотрудничавшие с СКК, отказываются закупать уральские ткани. «Мы бы и рады, говорят они, но есть распоряжение «сверху» и нарушить его мы не можем – вот и весь ответ, — мрачно говорит Даринцева. – Пока мы честно работали, надеясь на госполитику и государственный интерес, представители БКК, видимо, бегали по коридорам министерства и «решали вопросы».

А пока уже бывший брянский губернатор Николай Денин ходит на допросы в Следственный комитет по делу о получении 21,8 млн бюджетных рублей на развитие его семейного бизнеса, птицефабрики «Снежка». Может, когда-нибудь правоохранители заинтересуются и связкой Томак-Денин. И узнают, сколько, в дензнаках, обошлась поддержка Брянского камвольного. Главное, чтобы до того момента не умерли остальные два комбината. И сотни людей, жизнями которых с такой легкостью распорядились чиновники.

Семен Артемьев

Источник: og.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*