Политика

Союз заклятых друзей

Визит Владимира Путина в Анкару предваряла массированная информационная подготовка. В частности, заранее было понятно, что главная на сегодня публичная проблема в двусторонних отношениях — положение крымских татар. Их общины в Крыму, присоединенном к России в 2014 году, и в Турции сопоставимы по численности. И понятно было, что Путин не избежит протестных пикетов и вопросов о том, как российские власти относятся к крымским татарам.

Нынешние турецкие власти, судя по их поведению, проблема крымских татар волнует отнюдь не столь сильно, как они о том говорят. Тем не менее, лишний публичный скандал никому не нужен. Поэтому Москва организовала публичную демонстрацию лояльности со стороны крымскотатрского населения присоединенного полуострова.

За день до визита Владимира Путина в Анкару активисты в Крыму организовали «открытое письмо». В нем, взяв на себя задачу говорить от лица всех крымских татар, они призвали глав России и Турции сделать Крым «мостом дружбы» между двумя странами. Ну а в сам день визита на одной из центральных площадей Симферополя был собран митинг в поддержку Владимира Путина.

Как утверждает один из оппозиционных крымскотатарских лидеров Рефат Чубаров, на митинг собирали зависимых от власти бюджетников: студентов, врачей, чиновников и т. д. По словам Чубарова, мероприятие, непосредственно приуроченное к визиту российского лидера в Турцию, было призвано продемонстрировать всем «как хорошо живется крымским татарам».

Помимо крымскотатарского направления, главной темой для российского лидера в Анкаре, разумеется, будет развитие экономических контактов. Как сказал накануне визита сам Владимир Путин в интервью турецким журналистам, взаимный торговый оборот, который сейчас превышает $30 млрд, вполне можно было бы повысить втрое, то есть, приблизительно до $100 млрд. По словам российского лидера, речь идет о высокотехнологичной сфере. Что под этим подразумевается, правда, неясно, поскольку подписывали в Анкаре в присутствии Путина преимущественно энергетические контракты, в том числе, по расширению поставок российского газа и по строительству в Турции российскими специалистами АЭС.

Некоторые эксперты предполагают, что президент России мог намекать на приход турецкого бизнеса в Крым. Как обращают внимание ряд турецких СМИ, он якобы недаром подписал закон о превращении Крыма в зону свободной торговли непосредственно накануне визита в Турцию. Впрочем, понятно, что публично официальная Анкара полуостров российским признать не может, равно как и допустить на государственном уровне заключение каких-то контрактов на работу там турецких компаний. Уже одно только членство Турции в НАТО служит надежной гарантией от таких шагов.

В то же время Анкаре знакомо положение, в котором оказалась Москва. Не стоит забывать о существовании никем (кроме самой Турции) не признанного Северного Кипра. Впрочем, многие аналитики считают, что главное — это ментальное сходство нынешних президентов двух стран, Владимира Путина и Рэджепа Тайипа Эрдогана. Недаром сам российский лидер в интервью турецким журналистам недвусмысленно указал на это сходство, указав, что оба они «самостоятельные» — читай от внешнего, в том числе, американского влияния.

Эрдоган, как нетрудно вспомнить, подавил не так давно массовые протесты своих политических противников, жестко высказывается о политике Евросоюза и отчасти США, поскольку считает, что именно Вашингтон потакал турецкой оппозиции, пытавшейся помешать Эрдогану вначале расширить президентские полномочия, а затем (что он с успехом и проделал) избраться главой государства, оставив пост премьер-министра своему преемнику. В настоящий момент, когда Россия прямо заявляет о том, что она противостоит США, это не может не создать хорошую почву для переговоров двух лидеров.

Показательно уже то, что Эрдоган едва ли не осторожнее всех соседей Украины высказывался о ситуации в Крыму. Турецкие морские и воздушные суда иногда заходят и залетают на полуостров, что вызывает большое раздражение в Киеве. Так что уже сейчас налицо если не сотрудничество, то откровенное попустительство турецкому бизнесу, который не хочет терять крымский рынок.

Вопрос только в том, какие бонусы видит турецкая правящая элита для себя в крымской ситуации. Разумеется, помимо прямой прибыли как от ведения полулегального бизнеса с крымчанами, так и, например, от расширения поставок продовольствия на российский рынок после введения продуктовых санкций в отношении стран ЕС. Есть подозрение, что Турция, активно стремящаяся влиять, например, на ситуацию в Ираке или на ход войны в Сирии, не прочь повнимательнее присмотреться и к Крыму.

Претензии на эту территорию у Анкары официально отсутствуют, однако там помнят, что когда-то эта земля была под турецким владычеством. И одно дело — всеми признанный статус полуострова в составе Украины, а совсем другое — включение его в состав России на основании референдума, результаты которого отказались признать большинство стран мира. Во втором случае есть большое поле для долгосрочной игры. В том числе, возможно и участие турецкого бизнеса в развитии этой территории. Официальным оно не станет, зато позволит покрепче на будущее привязать к себе Крым, жители которого еще в начале ХХ века считали для себя более выгодным принимать подданство Османской, а не Российской империи.

Иван Преображенский

Источник: rosbalt.ru

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *