В мире нет ничего слабее и нежнее воды, но она способна разрушить самый твердый предмет, — писал древнекитайский философ Лао-Цзы в VII век до н. э. Понятие «мягкая сила» в межгосударственных отношениях использовалось задолго до появления европейской цивилизации. О нем говорили еще древнекитайские мудрецы и античные философы, мыслители и полководцы.

Оно в том или ином виде присутствовало в политике империй и крупных стран. Сам же термин сформулировал менее четверти века назад профессор Гарвардского университета Дж. Най. Согласно его определению, «soft power» противоположна классической грубой силе по методам воздействия — но цели такового воздействия вполне идентичны силовым. Это принуждение к покорности и насаждение собственного влияния, только ненасильственным путем.

Добровольное участие, горячая симпатия, сочувствие к собственной заскорузлой судьбе и стремление ее изменить (обязательно вместе с действующей системой власти!) — основы мягкой силы. Стремление впитать прогресс и стать столь же развитым, как всемирная цитадель демократии, причем вдруг и в одночасье — краеугольный столп «soft power». Ее фундаментальная цель, если угодно. Средствами мягкой силы служат четыре направления влияния:

— Политические ценности. Демократические выборы с широкой и свободной конкуренцией сторон. Сменяемость властных персоналий и спокойный переход партий в оппозицию и обратно. Строгое соблюдение прав человека вкупе с постоянным расширением этих прав (порой в самых неожиданных направлениях). Прозрачность государственных действий, начиная с выработки решений и заканчивая последним шагом в их воплощении. Отчетность бюрократии и чиновничества перед народом вообще, перед отдельными общинами и гражданами в частности. Абсолютная независимость различных ветвей власти друг от друга. Исполнительная власть дополнительно обязана овладеть вежливостью и вышколенностью услужливого менеджера перед капризным электоральным клиентом.

— Социальные ценности. Благотворительность, спонсорство, альтруизм и меценатство. Чем состоятельнее человек — тем больше ему свойственно стремление пожертвовать личные средства в разнообразные фонды всеобщего развития. Система социальных лифтов, доставляющих к карьерным небесам едва ли не бомжей из-под мостов. Защита обездоленных физически, поддержка морально пострадавших, опека над меньшинствами любого рода. Свободная журналистика как четвертая власть, контролирующая трех «старших сестер» и готовая разоблачить их жульничество по малейшему поводу. Независимые СМИ и непонимание самого слова «цензура» на ментальном уровне. Материальный достаток даже неработающего населения и легкость трудоустройства на самую престижную вакансию. Высочайшее пенсионное обеспечение и медицина будущего, начиная с районного фельдшерского пункта. Поголовная доступность высшего образования. Преступность загнана в пенитенциарные заведения и отдельные неблагополучные районы — но даже в них жизнь гораздо перспективнее, чем в столицах стран, на которых сфокусирована «soft power».

— Культурные ценности. Все это рок-н-ролл, в чем-то похожий на смерч, а в чем-то на казино. В караван-сарае культурных достижений уживаются Шекспир и эпатажный перформанс, фрески кафедрального собора и экспозиции из препарированных человеческих тел. Этот постоялый двор простирается от Голливуда до Гарварда по кольцевой трассе со многими ответвлениями. Здесь имеются высокобюджетные боевики и низкопробные фотогалереи, скульптуры писающих мальчиков и девицы, исполняющие подобные отправления живьем. Старая добрая литература и новая недобрая гейм-индустрия. Шедевры на любой вкус и откровенная безвкусица.

— Потребительские ценности. Всегда Coca-Cola. Картошка фри с сосиской в тесте — люблю McDonald’s, будем вместе. Джинсы для миллиардеров и ковбоев — суровый демократизм подлинного качества штанов. Не тормозни без шоколада, Snickers — сладкая отрада. Бытовая техника и инновационные новинки, шампунь для шелковистости и мазь против грибка. Желательно не перепутать. Стильная одежда и элитарная обувь, гибкий экран для смартфона и электронный муляж домашнего животного, мода начинается в Италии и Париж ее столица. Управляй мечтой, превосходя ожидания, ведь ты этого достоин, просто сделай это — и все будет в шоколаде.

Так вот, все направления влияния «мягкой силы», что ударно действовали с 80-ых годов прошлого века, сейчас в лучшем случае буксуют, а часто дают негативный эффект. Причем не только и даже не столько в России. Но и во многих других странах, где миссионеры «soft power» активно продвигали наборы своих бус из пропагандистского стекла. Слишком хрупкой оказалась бижутерия, а осколки весьма острыми.

Невозможно скрывать, что на Западе власть передается от партии к партии, словно эстафетная палочка в составе одной команды. О прямых выборах президента в тех же США и речи не идет. Ротация власти существует в идеалистическом воображении институток. Конгрессмены занимают должности на такой срок, что члены Политбюро могли бы позавидовать их кадровой цепкости.

Героически (ушибленный на всю голову) сражавшийся во Вьетнаме Дж. Маккейн избран в Сенат в 1987 году и скоро займет пост председателя комитета по вооружению с 28 летним стажем за плечами. Ровно столько же заседал в сенате нынешний госсекретарь Дж. Керри. Частый киевский гость вице-президент Байден был избран в высшую палату Конгресса в возрасте 30 лет и занял законодательное кресло на 46 лет без перерывов. Кандидатом в президенты от демократической партии планируется выдвинуть Х. Клинтон. Ее муж дважды был хозяином Овального кабинета, во второй срок расширив функциональность помещения весьма оригинальным (пусть и слегка скандальным) образом. От республиканцев возможно участие Джеба Буша. Если был президентом Буш-отец и Буш-сын, то почему нельзя Бушу-брату?!

Уровень социального неравенства в развитых странах Запада высок и разрыв лишь увеличивается. Чистильщик обуви, переплавивший ваксу в золотые слитки, остался на страницах О´Генри и Дж. Лондона. В него могут поверить лишь совсем недалекие и наивные иностранцы. Яркий пример self-made-man в виде богатейшего человека планеты Б. Гейтса сияет лишь до тех пор, пока не узнать «скромной» должности его родной матери (исполнительный вице-президент компании IBM). Бунты на расовой, религиозной и национальной почве, по причине имущественного и социального неравенства прокатываются от парижских пригородов до уездных городков в Миссури. Маньяки типа Брейвика, выходящие на отстрел мусульманских детей, не возникают на ровном месте. Более того — политическая партия, в которой состоял хладнокровный убийца 77 (семидесяти семи!) человек, всего через год после кровавого кошмара идет на выборы…и вместо тотального провала занимает третье место! И это в Норвегии, славной своим богатством, северной флегматичностью и повсеместной толерантностью.

Скандал годовалой давности вокруг глобального шпионского проекта PRISM давно сошел с первых полос СМИ. Но ни одно разоблачение Э. Сноудена так и не опровергнуто. За организацию тотального прослушивания телефонных сетей и интернет-пространства, за полное пренебрежение спецслужб с основополагающим свободам личности никто не пострадал, никто не был уволен или осужден. Разительный контраст с Уотергейтом 1973 года. Цифровая эра диктует гибкую мораль и управляемое правосудие? Истязания в тюрьмах Гуантанамо и Абу-Грейб, десятилетние сроки заключения без предъявления обвинений стали рутинной практикой американского правосудия. Прозрачного, непредвзятого и справедливого, ага. Эта практика кладет на лопатки весь пафос фильмов типа «Спасти рядового Райана» одним своим проявлением — а этих проявлений сотни.

Расхождение между декларируемыми ценностями и подлинным положением вещей особенно рельефно во внешней политике. Там, где на смену мягкой силе пришла сила военная. Реалии современного Ирака, Ливии, Афганистана, Сомали, Сирии не нуждаются в идеологической интерпретации. Достаточно показывать хронику из этих стран и сравнивать с роликами 10-15 летней давности. И никакая пропаганда не нужна. Вместо демократических преобразований и подтягивания к западным стандартам жизни произошел откат к средневековым стандартам смерти. Это не глянцевое кино, а суровая реальность, этих рядовых спасти ой как непросто. И кто будет спасать?

С кинематографом, литературой, скульптурой и прочей керамикой дела обстоят не лучше. Широкополосный и высокоскоростной интернет сыграл злую шутку с его изобретателями (этого авторства не отнимешь). Появился такой же широкий и многогранный выбор досуга. Голливудские поделки утратили монополию зрительских симпатий. Интерес к отечественному кино — общий тренд для многих стран как внутри «золотого миллиарда», так и вне него. Многопользовательские игры не ведают границ, а заложенные в них стереотипы часто высмеиваются командами-соперниками. Если в Европе самой рейтинговой книгой становятся «50 оттенков серого», то наивно ждать от нее аналогичного успеха в более консервативных обществах. Будь то общества христианского, мусульманского или буддийского вероисповедания. Демонстративное пренебрежение к религии, третирование служителей культа и просто верующих на исконных западных землях вызывает протест в объектах приложения «мягкой силы». Пусть даже жители этих стран принадлежат к иным конфессиям.

Примечательно, что Дж. Най высказался о «мягкой силе» как средстве международной политики в 1990 году. Когда победа западного мира в холодной войне была уже очевидна, а бывший супостат распадался с пугающей скоростью. Уже тогда максимум успеха «soft power» остался в прошлом. Последнее десятилетие XX века ознаменовалось бурным и бесполезным наращиванием ненасильственного влияния на перспективные страны. Наращивания в условиях предполагаемого «конца истории», общемировой победы неолиберального капитализма. Универсального для всего человечества.

Черта под универсальными заблуждениями подведена еще 13 лет назад, 11.09.2001 года. Когда прекрасно образованные и свободно владеющие английским восточные юноши — обожающие музыку Боба Марли и вообще MTV, чипсы, шипучую кока-колу и голливудские боевики, без малейших материальных проблем, с премиальными автомобилями в личных гаражах и впечатляющим списком светских развлечений вдоль восточного побережья США — окончили элитарную школу управления самолетами и превратили четыре внутренних авиарейса в начало планетарного кошмара.

Кошмара, приведшего к антитеррористической борьбе методами государственного террора. К возобновлению попыток жесткого, силового доминирования в планетарном масштабе. К разрушению целых стран, сотням тысяч убитых и миллионам беженцев. С учетом параллельного и бурного развития коммуникационных технологий, с учетом доступа к подлинной картине жизни на «обетованных островах цивилизации» мягкая сила Запада себя исчерпала. Теперь она внедряется в комплекте с цветными революциями и управляемым хаосом, иначе результата не добиться. Пример подобного тройственного воздействия можно наблюдать в непосредственной близости от российских границ. Но это уже другая история, крайне грустная и трагичная…

Даша Гасанова

Источник: grtribune.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*