Америка почти заморозила поставки российского газа в обход Украины

Как заявил министр экономического развития Алексей Улюкаев, Россия может отказаться от строительства газопровода «Южный поток», «если у Евросоюза нет спроса на снижение рисков по поставкам газа».

Ранее планировалось, что до конца 2015 года «голубое топливо» по «Южному потоку» начнет поступать в Болгарию, а позднее – в Сербию, Венгрию, Австрию, Италию и Словению. Проектная мощность трубопровода составляет 63 миллиарда кубометров. Закончить строительство этого мегапроекта предполагалось в 2018 году.

На сегодняшний день уже заключены двусторонние соглашения со всеми потенциальными участниками «Южного потока», кроме Македонии, которая под давлением Еврокомиссии тянет с решением вопроса. По указке из Брюсселя отложила уже объявленное начало строительства и Болгария… Сербия пока подтверждает первоначальные намерения.

О причинах скрытого конфликта, его последствиях для европейцев и России «СП» рассказал начальник аналитического управления Фонда «Национальная энергетическая безопасность» Александр Пасечкин:

— И мы, и Евросоюз заинтересованы в резервных транзитных путях, которые гарантировали бы полновесные объемы поставок в случае возникновения проблем на маршруте через Украину. Пока в обход «незалежной» газ может поставляться по «Северному потоку» и по газопроводу «Ямал-Европа» с транзитом через Белоруссию. Но полностью впихнуть наши поставки в эти два трубопровода не позволит их пропускная мощность.

Пока отчасти спасает стагнация в европейской экономике, которая ограничивает спрос на энергоносители в Евросоюзе. Тем не менее, такой перспективный резерв транспортных мощностей был бы весьма востребован и для России, и для стран Южной Европы. Пока же мы намерены утроить торговлю с Турцией, которая получает наш газ по «Голубому потоку» и имеет транзитные мощности на страны юга Европы…

«СП»: — Получается, Брюссель все-таки запретил государствам членам ЕС, уже имеющим с Россией договора по строительству «Южного потока», приступать к реальному строительству?

— Юридически накладываемые Брюсселем, включая Третий энергопакет, ограничения являются более слабыми документами, нежели уже заключенные с нами межгосударственные соглашения. Но еврочиновникам удается преодолевать волю отдельных правительств, манипулируя их финансовой зависимостью от Брюсселя. В частности, пока так обстоит дело с Болгарией, на территорию которой и должен заходить трубопровод со дна Черного моря.

Но надо учесть, что собственная добыча газа в Евросоюзе стабильно падает, там сворачиваются уже возникшие было сланцевые проекты. Норвегия также не обещает восполнить выпадающие объемы. Это долгосрочное снижение внутреннего предложения. При этом глобальный рынок сжиженного природного газа проседает из-за его дороговизны и снижением традиционно высокого спроса на СПГ в Азии, поэтому поставки сжиженного «голубого топлива» из США также не очень востребованы для покрытия энергодефицита Европы.

Об эфемерности этих планов – заполнить рынок ЕС американским СПГ сланцевого происхождения – говорит тот факт, что сегодня более 50% построенных под прием этого топлива терминалов в Европе простаивают вообще безо всякой загрузки.

Это закономерный итог объявленной еврочиновниками после транзитной войны с Украиной в 2009 году политики на диверсификацию поставок, которая сводилась к замещению российского газа топливом из других источников. Результат получился обратным: 2013 год стал рекордным по поставкам российского газа в Европу.

«Газпром» не претендует на гегемонию на рынке ЕС, он традиционно занимал около 30% этого рынка, и именно эту долю намерен сохранить с учетом прогноза на рост спроса. Кроме того, жизнь показала необходимость дополнительных маршрутов ради гарантии стабильности поставок.

Надо учитывать и активность «Газпрома» на восточном направлении. Россия не отказывается от европейского рынка, он для нас очень важен, однако уже сформулированы планы выровнять к 2030 году объемы поставок в Европу и Юго-Восточную Азию. Улюкаев напомнил, что и Россия, не только Брюссель, может показать зубы – но надо ли это и нам, и Европе?

«СП»: — Какое влияние на конфигурацию газового рынка оказывает резкое снижение цен на нефть?

— Цены на газ действительно привязаны к рыночным котировкам на нефть, но эта привязка не очень жесткая. Поэтому, если нефть подешевела с июня более чем на 30%, то стоимость нашего газа на европейском направлении в первом квартале 2015 года снизится на 3-7%, не более. Недобранную выручку мы могли бы компенсировать дополнительными поставками, об этом сейчас можно говорить с нашими европейскими партнерами.

— Что не нравится «Газпрому» в действиях Брюсселя? Третий энергопакет фактически обязывает наш концерн за свои деньги строить трансевропейскую магистраль, пользоваться которой свободно смогут все желающие. Мы же эту магистраль не сможем ни контролировать, ни брать деньги за ее использование, — поясняет гендиректор Института национальной энергетики Сергей Правосудов.

— По этой причине сами европейские компании не вкладывают никаких денег в общеевропейские проекты, они инвестируют только в национальную инфраструктуру, то есть расположенную на территории одного государства. Такие проекты регулируются юрисдикцией этого государства, а не нормативами ЕС. Инвестор может быть уверен в своем контроле над вложениями и в возврате своих денег.

«Газпром» тоже пошел по этому пути, подписывая контракты на отдельные участки с отдельными государствами. Но при этом 50% денег и работ должны быть предоставлены нашими партнерами. Так оказалось, что на пути «Южного потока» оказались не самые влиятельные в ЕС страны: Болгария, Сербия, Венгрия, Австрия. У них не хватает ресурса отстоять в Брюсселе свои национальные интересы, а еврочиновники полагают, что могут этими интересами пренебречь…

Россия, конечно, не настаивает на отказе от «Южного потока», поскольку «Газпром» уже вложил серьезные суммы в его строительство на сухопутном участке в России, довольно скоро должно быть завершено строительство и морского участка по дну Черного моря. Никто просто так забыть о вложенных средствах не захочет.

Как следствие, мы вместе попали в патовую ситуацию. Юг Европы не имеет альтернативного маршрута поставок. Мы пытаемся нащупать какие-то компромиссы с Брюсселем. Например, в Черном море в территориальных водах Болгарии есть месторождение, принадлежащее австрийскому концерну, и мы даже согласны, чтобы 50% поступавшего на входе в Болгарию газа было с этого месторождения. Это шикарное с деловой точки зрения предложение для европейцев, но и на него Брюссель не хочет идти вопреки своим интересам… А все дело в том, что решение принимается не в Брюсселе, а в Вашингтоне.

В этом контексте заявление нашего министра – это призыв к Еврокомиссии вспомнить о насущных интересах самих европейцев, отодвинуть политику на задний план и решать наши общие вопросы в деловом ключе.

 

Сергей Семенов

Источник: svpressa.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*