Политика

Россия — Украина. Сломанная ось цивилизации

В сентябре 1991 года, сразу после краха ГКЧП, должен был собраться Верховный Совет СССР, сформированный на новых принципах. Верховные советы союзных республик определяли своих представителей в Верховном Совете из числа народных депутатов СССР. Целый месяц мы не начинали работу – ждали делегацию Украины. Было отчетливо понятно, что Верховный Совет СССР без Украины означает конец Союза. Делегация Украины не приехала.

1. Распад Союза. Как это было.

К этому моменту было ясно, что уходят прибалтийские государства, Литва объявила о выходе из Советского Союза уже11 марта 1990 года. Похожие настроения набирали силу в Закавказье – 9 апреля 1991 года Союз покинула Грузия. Однако уход этих государств и даже ряда среднеазиатских республик не был критичным для Союза. Его опорной конструкцией была связка России и Украины. Историческая и культурная общность, языковая близость, экономическая взаимозависимость и обширные личные связи — казалось, этого достаточно, чтобы пережить экономический и политический крах социалистического проекта. При поддержке Белоруссии и Казахстана складывалось основательное интеграционное ядро на постсоветском пространстве. Россию не мог устроить Советский Союз со среднеазиатскими республиками без Украины, ибо неумолимая демография быстро превращала это образование в исламское государство, что неминуемо вело к его распаду.

Реальной попыткой сохранить Союз стала подготовка договора о Союзе Суверенных Государств, который предлагал децентрализованную федерацию. Договор был открыт к подписанию с 20 августа 1991 года, его были готовы подписать девять из пятнадцати республик (за исключением Прибалтики, Молдавии, Грузии и Армении).

И тут на сцену выходят люди, которые осознавали, что в руководстве нового союза им места нет, их личная карьера завершается; люди, которые считали, что политические проблемы решаются силой. Речь о ГКЧП и примкнувших к ним. Они были уверены, что достаточно грохота танков по московским улицам и обещания шести соток земли, как «население» испугается и затаится. Население повело себя как граждане, не испугалось, не затаилось. Результаты путча для союзного государства оказались катастрофическими. 
Народы и элиты республик были насмерть перепуганы угрозой военного режима и бросились врассыпную. Уже в августе 1991 года о выходе из состава Советского Союза 
заявили: Эстония, Латвия, Молдавия, Азербайджан, Киргизия, Узбекистан, в сентябре – Таджикистан и Армения, в октябре – Туркмения. Украина приняла решение о независимости 24 августа. Остались Белоруссия, Казахстан, Россия. Интересна формулировка украинского акта: «Исходя из смертельной опасности, нависшей было над Украиной в связи с государственным переворотом в СССР 19 августа 1991 года, …Верховный Совет УССР торжественно провозглашает независимость Украины и создание самостоятельного украинского государства – Украина». Именно ГКЧП нанес сокрушительный удар по качавшейся постройке здания Советского Союза, который ее окончательно разрушил. Далее был референдум на Украине с 84% участия и 90% голосов за независимость. За независимость Украины активно голосовали Донецкая и Луганская области (84%) , почти пополам разделились голоса Крыма (54%) и Севастополя (57%). Советский интеграционный проект рухнул. Беловежские соглашения – лишь констатация этого факта и создание СНГ, мягкой рамки сосуществования бывших союзников.

Параллельно с распадом Советского Союза незаметно рассыпался «социалистический лагерь». На Запад ушли не только части западноевропейской цивилизации — Польша, Чехословакия, Венгрия, Словения и Хорватия, но вслед за ними в поисках лучшей общественной организации двинулись и исторические части восточноевропейской цивилизации – Болгария, Румыния, Сербия и Черногория. Это цена провала неудачного интеграционного эксперимента построения «мировой системы социализма».

2. Распад Союза. Дубль два.

С уходом Советского Союза с исторической арены появилась возможность построить российско – украинские отношения с чистого листа, преодолеть и оставить в прошлом трагические эпизоды совместной истории. Беглый взгляд на карту мира показывал, что у России остался лишь один исторический шанс создать мощное цивилизационное объединение на востоке Европы – это союз с Украиной. Два ведущих государства одной из мировых цивилизаций – восточноевропейской, православной цивилизации в альянсе с Белоруссией и (возможно) Казахстаном обладали достаточной критической массой для построения влиятельного интеграционного центра. Достижение этой стратегической цели требовало от российской элиты подчеркнутого уважения к украинской (как и белорусской, казахстанской и пр.) государственности на этапе ее становления из-за крайней чувствительности новых независимых государств к вопросам суверенитета. Нужно было «заключить в объятия» Украину, интенсивно развивая гуманитарные и культурные связи, торговлю, единую экономику, беря на себя «бремя лидера» — вкладывая средства в стратегического союзника.

Что мы увидели в реальности? Пренебрежительное отношение российского истеблишмента к Украине как к «недогосударству», стремление видеть в ней вассала, а не партнера. Подкуп и шантаж на газовом поле – не самые лучшие интеграционные инструменты в долгосрочной перспективе. Сколько раз украинское руководство настаивало, просило, умоляло пересмотреть наш газовый договор, но мы были непреклонны – ничего личного, только бизнес. Справедливости ради надо сказать, что наши партнеры тоже не стеснялись бить по самым болезненным местам российского самосознания. Технология становления собственной государственности через отрицание бывшего имперского центра часто используется в мире, но дьявол кроется в деталях.

И разразилась катастрофа. Брат пошел на брата. Пролилась кровь, и у каждой стороны конфликта возникли свои мученики, своя правда. «Инженеры человеческих душ» с упоением начали пилить нашу цивилизационную ось. Братский украинский народ в одночасье превратился в фашистов, бандеровцев, нелюдей, которые заслуживают только одного – смерти. Давайте послушаем нашу пропагандистскую машину ушами жителей Украины, которые вместе с нами, бок о бок, плечом к плечу сражались с нашим общим врагом, отдавали свои жизни за нашу общую свободу. Не скребут кошки на душе, не тяжело на сердце? Точно так же украинской пропаганде ничего не стоит сварить идеологическое блюдо из историй о власовцах, полицаях, заявлений некоторых партийных лидеров и сдобрить это кадрами маршей 4 ноября. Нашему справедливому возмущению не будет предела.

Сегодня уже очевидно, что проект «Новороссия» утратил стратегическую перспективу.
Его дальнейшее продвижение неизбежно ведет Россию к прямому военному конфликту с Украиной, а это уже влечет за собой серьезные риски внутренней дестабилизации России. Идеи «интеграции с применением вооруженной силы» не работают в современном мире. Исторически побеждает тот, кто привлекает умы и сердца людей успешной и динамичной моделью общественного устройства, а не угрозой насильственной ассимиляции.

Приобретение Крыма, «Новороссии» ценой потери Украины станет не победой, а тяжелейшим геостратегическим поражением России. Придется забыть о развитии любых интеграционных проектах на постсоветском пространстве с нашим участием. Ирония, и даже сарказм судьбы заключается в том, что именно те люди, которые сожалели о распаде Советского Союза как о крупнейшей геополитической катастрофе, мечом и газовым краном рвут все оставшиеся цивилизационные связи с бывшими союзными республиками так, чтобы больше ничего не выросло.

Самым оскорбительным для русского и украинского народов является утверждение, что все это устроили США. Если «всемогущие американцы» все придумали, а мы это сделали, то кто мы тогда такие? На кого работают наши правительства? Если мы уважаем себя и свой народ, значит, мы отвечаем за все, что делает наша страна, пусть разной мерой, но каждый!

3. Будет ли третья попытка?

Сегодня нам кажется, что Украина потеряна навсегда, обиды и раны столь глубоки, что уже ничего не сделать. Но давайте вспомним драматическую историю взаимоотношений Франции и Германии. Сколько войн, крови и ненависти было между частями бывшей империи Карла Великого? Какую цену заплатило все человечество, став участником этих битв? Послевоенное поколение руководителей двух стран смогло совершить поступок выдающегося политического мужества – протянуть друг другу руку сотрудничества поверх полей сражений, усеянных могилами павших. Сегодня ось Франция – Германия является стержнем Европейского Союза – системообразующего института западной цивилизации. Российско–украинские отношения играют для восточноевропейской цивилизации такую же основополагающую роль, как франко – германские для западноевропейской.

Наступает момент истины для нашей цивилизации. Ее судьба зависит от того, хватит ли нам мужества совершить шаги в общее будущее:

• Провозгласить новый курс на восстановление партнерства и добрососедства, преодоление последствий российско-украинского конфликта. 
• Отдать почести павшим российским воинам, которых послала страна и которые не запятнали свою честь. Мы обязаны это сделать, иначе однажды на призыв страны никто не встанет в строй.
• Сделать все необходимое для обустройства в России переселенцев с Украины, которые уже приехали и которые еще приедут к нам. «Мы в ответе за тех, кого приручаем». Главный способ защиты соотечественников за рубежом – это открытые двери и готовность радушно принять их на Родине.
• Обеспечить мирное урегулирование на юго-востоке Украины под эгидой международных организаций, отказ от односторонних действий, содействие сохранению территориальной целостности Украины. 
• Внести весомый вклад России в восстановление пострадавших от военных действий территорий Украины в рамках международных программ. Это наш жест доброй воли, задел на будущее сотрудничество и добрососедство. 
• Восстановить человеческие отношения и культурные связи между нашими братскими народами. Первостепенная задача – наладить молодежный обмен. Если у вас есть друг и вы знаете, как он утром кормит своего ребенка завтраком и провожает в школу, то пропаганде гораздо труднее убедить вас, что его народ – враг и надо идти с ним воевать.

Сделать эти шаги для политического руководства будет очень непросто. Велик риск непонимания, потери поддержки со стороны традиционных избирателей. Но делать их надо, и они найдут поддержку у истинных патриотов. Конечно, это «программа – минимум» для восстановления самого ценного и самого хрупкого– доверия и взаимного уважения между людьми и народами. На этой основе можно начинать строительство торговых и экономических связей, установление прочного «газового мира». Европа начинала с создания Объединения угля и стали, чтобы сделать войну между Францией и Германией экономически неоправданной. Нам тоже надо начинать с экономической повестки, пока не разобраны завалы на политических тропинках. Попробуем договариваться с такой Украиной, какая есть, не пытаясь переделать ее по нашим лекалам.

Политик думает о следующих выборах, а государственный деятель думает о следующих поколениях. Им тоже достанутся головоломные задачи – поиск взаимоприемлемых развязок проблем Крыма – нашего аналога Саара, Эльзаса и Лотарингии. «Полуостров раздора» встает на пути сотрудничества непреодолимым препятствием. Легко формулировать рецепты от «Крым наш навеки» до «Крым вернуть немедленно», трудно найти оптимальную стратегию и еще труднее будет ее осуществить.

Если не рассматривать тупиковые силовые варианты, то решение потребует глубоких идейно – политических трансформаций наших обществ. Проблему Крыма следует попытаться вывести в особый отложенный режим и начать совместный творческий поиск формулы, которая превратит Крым из «яблока раздора» в элемент, связывающий Россию и Украину. Кажется нереальным? Но вот наш пример. До кризиса у нас складывались с германским блоком (Германия, Италия, Япония) гораздо более тесные отношения, чем с нашими союзниками во Второй мировой войне (США, Великобритания, Франция).

История бросила нам вызов. На него надо отвечать «здесь и сейчас», ставки очень высоки. Гарантии успеха нет, но надо пытаться. Наступит время, когда с политической арены уйдут все действующие сегодня лица и исполнители. Уйдут люди, которые своими голосами обеспечивают рейтинги и всенародное одобрение. И только историки новых поколений, взирая на обломки великой цивилизации, не смогут найти ответа на один простой вопрос: «Зачем?»

Первый шаг к примирению сделает самый мудрый и сильный. Я искренне хочу, чтобы это была Россия.

Сергей Цыпляев

Источник: echo.msk.ru

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *