Экономика

Уголь для Украины: приключения продолжаются

История с африканским углем для нужд украинской энергетики получила широкую известность летом этого года. Как редкий пример созидательной деятельности нового киевского правительства. Как образец выгодной альтернативы закупкам топлива в глубоко дотационном, совершено некультурном, местами сепаратистском и потому немножко разбомбленном Донбассе. Приобретение теплотворных тонн на другом краю мира (да еще у страны, входящей в БРИКС) стало эталоном диверсификации поставок. Символом умения расширять горизонты сотрудничества с выгодой для дистрофичного украинского бюджета. Маркером управленческого профессионализма и государственной мудрости.

К началу зимы 2014 года сделка между УкрИнтерЭнерго и Steel Mont Trading Ltd рассматривается уже не в экономическом ключе на благо социальной сферы, а в уголовно-коррупционном разрезе. Рассматривается на самом высшем уровне киевской власти и с публикацией отдельных программ по выходу из внезапного энергетического кризиса. Трансформация победоносного «Ми здобули!» в стандартное #кругомвраги применительно к угольному экспорту имеет несколько составляющих.

Техническая заключается в характеристиках угля из ЮАР. К моменту прибытия четвертого насыпного сухогруза к терминалам Ильичевского порта в последнюю неделю ноября стала известна теплотворность доставленного содержимого. Ранее подобный показатель удавалось замалчивать, хотя первое судно разгрузилось еще в октябре. Теплотворность африканского угля равна 5.6…5.9 килокалорий/килограмм. Согласно приложенной к контракту спецификации. Украинские ТЭЦ проектировались под местный уголь, они способны работать на антраците, на углях марок Д и Т. Чья калорийность составляет от 7.3 до 8.8 Ккал/кг. Что автоматически означает необходимость сжигать на 20-25 % больше африканского угля для выработки аналогичного количества тепла. Застенчиво-острожные высказывания украинских энергетиков «Плохо горит ваш импорт дальний, и жар от него не такой» получили документальное обоснование. Без бумажки любой факт…сами знаете что.

Финансовая составляющая пресловутого контракта несколько сложнее.
Цена доставки угля из ЮАР к побережью Одессы определена в 86 $ за тонну, при цене в портах отгрузки 71 $. Известна стоимость на срочный фрахт рудовозов, их страховку и все прочие платежи – 13 $ за тонну. «Потерянные» три доллара при объеме контракта в миллион тонн чреваты коррупционной опасностью номиналом в три миллиона – уже не тонн, а долларов. Есть от чего встрепенуться ГПУ, СБУ и прочим борцам за «житие по новому», оптовым ловцам диверсантов бреднем из бредней.

Организационно-адекватная суть проблемного контракта заключается в конечной стоимости африканского угля – с доставкой до складов электростанций она составила 110-112 $ за тонну. А теплотворность доставленных тонн как минимум на 20 % ниже стандартной. Донецкий же уголь (по официальной государственной цене) имеет тариф порядка 80-85 $, что приводит к лавинообразному росту потерь для украинского бюджета. Вплоть до 40-45 $ на каждой экспортной тонне «черного золота».

Но это если платить по контракту. Да-да-да. Газпром теперь не одинок в своих финансовых озабоченностях и денежных озадаченностях на украинском направлении. Трейдер Steel Mont Trading Ltd сполна оценит договороспособность Украины посредством личного хождения по мукам. Чем сейчас и занят его владелец Раджеш К. Сарайа, индус с гражданством Великобритании. Он обивает пороги киевских инстанций в поисках закона или хотя бы логики. Взгляните на ситуацию с точки зрения фирмы Steel Mont. Руководство которой не придало значения высочайшему реноме украинских властей в деле соблюдения внешнеторговых соглашений. Да и просто любых соглашений, от перемирия с бывшими соотечественниками до обещания выплачивать 1.000 гривен в день своим же бойцам.

На вас выходят представители крупного европейского государства. Не частные бизнесмены, не скользкие авантюристы, не прожженные дельцы-спекулянты. А официальные лица на солидных должностях, с весомой международной поддержкой. Им нужен уголь, причем позавчера. Хотят взглянуть в позавчерашний день и вытащить оттуда топливо. Хватай мешки, зима приходит. Избиратели и прочие…как их там…а, люди! – могут замерзнуть и занедужить. Дефицит теплотворных калорий образовался в цэ Европе после разрушения угледобывающего региона, вот ведь совпадение какое. Вынь да положь этим респектабельным господам твердое топливо.

Steel Mont Trading Ltd начинает бизнес-зондирование с целью заработать денег, так уж трейдеры устроены. Не торгуют и не торгуются «за спасибо». Мировой рынок угля несколько отличается от груд овощей-фруктов на одесском Привозе. Этот рынок переживает не лучшие времена, но серьезные объемы давно законтрактованы. Миллион свободных тонн еще нужно найти, причем с более-менее подходящими технологическими нормативами. Ничто так не облегчает поиск, как дополнительная стоимость единицы товара. Пусть клиент докажет свою заинтересованность готовностью рассчитаться по завышенным расценкам, ему ведь срочно нужно. После чего встает вопрос логистики.

Большегрузные корабли мирового флота не пасутся в портах ЮАР, словно частные извозчики в ожидании щедрого клиента. Сухогрузы большой вместимости приносят прибыль при постоянной загруженности – то есть когда находятся в рейсе. Вклиниться в их плотный график можно, но (опять же) за очень дополнительные деньги. Окей, Steel Mont договорилась с фрахтом принципиальным образом, контакты и владение ситуацией позволяют. Сами украинские министры и начальники делегировали фирме это право, у них самих никакого опыта нет. Далее обнаруживаются проблемы на линии причалов.

Украинские порты не могут принимать все сухогрузы, глубина у пирсов не позволяет. Корабли приходится недогружать на 5-10 тысяч тонн каждый. А стоимость фрахта остается прежней – судно плывет, команда трудится, силовые установки работают, стоимость таможен и сборов вносится. Цена же доставки каждой тонны увеличивается. Такова специфика многих бизнес-сделок при их срочном характере и слабом знакомстве с тем сегментом рынка, на котором эти сделки заключены. Дороже обходится покупка на незнакомом рынке, да и ее качество часто оставляет желать лучшего. Так что грубая ошибка у Steel Mont Trading Ltd всего одна. Игнорирование понятия «предварительная оплата» для каждого угольного рейса.

Трейдер согласился получать деньги по факту доставки, не позже дня прибытия судов к украинским причалам. И даже получил валюту за первые две партии. За третью денег так и не дождался. Четвертый сухогруз освобождается от угля тоже на безвозмездной основе. Пятый и шестой приторможены на африканском рейде и вряд ли прибудут к украинским берегам. Замечательно, что киевские деятели все равно их ждут и даже знают балкеры поименно, как и вес полезного груза на каждом. Следует отдать должное дипломатической вежливости поставщика – ограничение контракта с миллиона до 500.000 тонн он пытался объяснить «репутационными издержками». До тех пор, пока не выяснилось банальное игнорирование Украиной своих финансовых обязательств.

Сей факт был оглашен киевским гостем, главой Steel Mont Р. К. Сарайа. Его подтвердила вторая договаривающаяся сторона в лице генерального директора УкрИнтерЭнерго В. Зиневича. Покупатель не перевел продавцу-посреднику 20 млн. $ за уже полученный уголь. То есть почти половину от общей стоимости усеченного контракта. Потому что нет валюты. У европейского государства нет валюты для обеспечения своих же свежих обязательств по международного контракту. Нет 20 миллионов долларов в сорокамиллионной стране. Нет финансов на поставку жизненно важных энергоносителей. Клятые (москали) трейдеры не желают получать оплату в гривнах, представляете?!

Дальше – больше. Открывается уголовное дело под эгидой генеральной прокуратуры. На допрос вызывается министр энергетики Продан и прочие крупные специалисты угольной отрасли. Господин Сарайа получает предписание доставить властям весь пакет документов по фактически сорванному договору. Будут сравнивать с документацией в Минэнерго и УкрИнтерЭнерго? Пункт соглашения о внесении оплаты не позже дня поставки игнорируется, ведь поставлен под коррупционное сомнение весь контракт. Следствие и суды могут идти долго, но как быть с углем?

А никак. Польские друзья-соседи прозорливо отказались бесплатно поставлять свои бурые залежи еще в октябре. В конце ноября прекращена доставка кузбасского угля из России – по той же причине неоплаты грузов. Донецкий уголь под запретом, ибо нельзя поддерживать сепаратистов. Лихорадочные поиски в америках-австралиях сопровождаются глянцевыми улыбками и требованием поставщиков повысить цену на 20-25 % по сравнению с африканским углем. Ввиду высоких рисков подобных сделок. На заседаниях же украинского кабинета министров озвучиваются иные расценки – минимальные, по долгосрочным и привилегированным контрактам. На что ни один продавец в нынешних условиях не согласится. Все равно что Газпрому предложить 150 $ за тысячу кубов вместо 378 $. Поднята шумиха и популистская волна. Посажен заместитель главы ЦентроЭнерго (в СИЗО) и все пока работающие ТЭЦ (на голодный угольный паек). Еще до нового года этот паек закончится, между прочим.

В результате имеется полный энергетический тупик, логический затор, дискредитация на всех фронтах и континентах, роспись в бессилии и бездарности, автограф сиюминутного рвачества под международными договорами и народными надеждами. Новая власть Украины демонстрирует состояние глубокого паралича по сугубо внутренним причинам. Уж в угольные договоренности с ЮАР через Великобританию не вмешивалась ни РФ, ни донецкое ополчение. Как говорил герой А. Мягкова, «не надо меня сбивать…я и сам собьюсь». Служебный роман с традиционными партнерами закончен битьем горшков о собственную голову. Отношения с героями евромечты завершены вместе с опустевшей казной. Драка внутри благородного семейства победивших революционеров становится актуальной и все более безальтернативной повесткой дня. Сразу отвечая и на сомнения «Кто виноват?», и на вопрос «Что делать, шеф, усё пропало?!»

Самостоятельное существование вне рамок флага на заборах и гимна на ужин не получается даже в режиме попрошайки. Ситуация стремительно разворачивается к авторитарному наведению элементарного порядка. Когда военный/верхушечный/олигархический переворот станет меньшим злом по сравнению с нынешним болотом хаотичного маразма. Иначе скоро на Украину придется завозить не то что уголь, но и чернозем.

Даша Гасанова

Источник: grtribune.ru

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *