Политика

Абхазские пенсионеры уже довольны

Президент России Владимир Путин и президент частично признанной Абхазии Рауль Хаджимба подписали накануне в Сочи договор о союзничестве и стратегическом партнерстве между двумя странами. Проект документа крайне эмоционально обсуждался в абхазском обществе как «антиконституционный» и «лишающий республику суверенитета и независимости». Но, вероятно, Абхазия, зависящая от России буквально во всем – от безопасности до финансового содержания – не рискнула дать «задний ход» и согласилась с условиями российской стороны.

Правда, в канун подписания договора Хаджимба в эфире Абхазского государственного ТВ утешил соотечественников тем, что едет в Сочи «с чувством выполненного долга», поскольку теперь, с учетом поправок Сухума,  документ полностью соответствует Конституции Абхазии и обеспечивает создание системы коллективной безопасности. Президенту поверили не все – в Сухуме состоялся митинг, на котором подписание договора с Россией было опротестовано – его участники требуют изменения положений, касающихся вопросов обороны, экономической и внутренней политики. Параллельно в абхазской столице прошла акция в поддержку подписания договора.

Напомним, получив от Москвы проект документа, многие абхазские политики, включая депутатов парламента, а также «широкая общественность» в первую очередь возмутились решением России создать с Абхазией совместные вооруженные силы, которые, в случае внешней угрозы, возглавит представитель российской стороны. Но Хаджимба заверил, что «ни о каком растворении наших вооруженных сил и ограничении полномочий главнокомандующего речь не идет. Весь объем полномочий мы сохраняем». По его пояснению, в объединенную группировку войск войдут лишь отдельные подразделения вооруженных сил Абхазии и РФ: «Это равноправные отношения двух суверенных государств». Для пущей убедительности абхазский лидер подчеркнул, что по принципу, заложенному в договоре, «строится взаимодействие в рамках всех военных блоков, будь то НАТО, ОДКБ и другие».

Главное, полагает Хаджимба, что Абхазия получает долгосрочную возможность обеспечения собственной безопасности и, «естественно, берет на себя обязательства по обеспечению безопасности нашего союзника – России».

Начав с НАТО и ОДКБ, Хаджимба, в контексте закрепленной в договоре координации внешней политики Абхазии и России,  привел в своем спиче положительный пример Евросоюза. То есть, во внешней политике все будет как в Европе – стороны разработают «общие подходы по вопросам, затрагивающим общие интересы». «Нужно понимать, — расшифровал он, — что дальнейшее расширение признания Абхазии другими странами было возможно и в будущем будет возможно только при поддержке России. И она эти обязательства по этому договору берет».

А еще в Абхазию потекут российские денежки — Путин на вчерашней встрече с Хаджимба пообещал вдвое, «по сравнению с прошлым и даже текущим годом», увеличить финансирование Абхазии. Так, по его словам, в 2015 году Россия выделит Абхазии 5 миллиардов рублей – они пойдут на реализацию договора о союзничестве и стратегическом партнерстве. А объем финансирования инвестиционной программы социально-экономического развития Абхазии на 2015-2017 годы может составить более 4 миллиардов рублей ежегодно.

Особенно российской помощи обрадуются пенсионеры. Как пояснил Хаджимба, по договору, «несмотря на сложную экономическую ситуацию в самой России, она берет на себя обязательство повысить пенсии до уровня среднего по России». Также «будет повышена зарплата основной части бюджетников».

При этом абхазский президент не видит иждивенческих моментов в договоре. В его изложении, «Россия помогает нам потому, что мы в самые трудные годы, будучи непризнанными, оставались верны историческим союзническим отношениям. Иначе на южной границе России уже стояли бы войска НАТО. Мы защитили себя и одновременно защитили интересы России».

Понятно, что помощь России не будет бесконечной – Абхазия и сама должна позаботиться о себе. Поэтому, сказал Хаджимба, «Мы сейчас вместе с российскими коллегами формируем новую инвестпрограмму, ряд статей которой будет ориентирована на развитие реальной экономики, в частности, в депрессивных районах Восточной Абхазии. Это новые производства, большое количество рабочих мест, зарплаты и многое другое».

Хаджимба признал, что проект договора, составленный российской стороной, «был, мягко говоря, небезупречен». Но, подчеркнул абхазский лидер, «необходимо понимать, что он был написан в ключе тех соглашений, которые были подписаны властями Абхазии ранее. Но о них наше общество было совершенно не информировано». То есть, грехи российского варианта договора Хаджимба списал на прежние власти Абхазии. И похвалил себя: «Я понимал, что будет критика, я сам был критически настроен к этому тексту. … Но в итоге наше общество выиграло. Мы смогли сформировать собственный проект, кардинально отличный от первоначального, и добиться его поддержки со стороны наших российских партнеров».

Правда, в чем именно «российские партнеры» пошли на уступки, и в чем «кардинальное отличие» абхазского варианта договора от российского – не вполне понятно. Разве что из наименования документа исчезло пугающее абхазов слово «интеграция». Но как обстоит дело с положением об упрощенном предоставлении гражданам России абхазского гражданства, подразумевающего свободное приобретение россиянами недвижимости в Абхазии – не известно. А этот пункт крайне важен для абхазов – они опасаются полной русификации республики. Также неясно, оставила ли Россия за собой тревожащий абхазов единоличный контроль сухумского порта и аэропорта, а в придачу всех грузов, поступающих в республику.

Словом, похоже на то, что Хаджимба перед отъездом в Сочи попытался внедрить в широкие массы собственное ноу-хау – то есть убедить абхазское общество в том, что от перестановки мест слагаемых сумма меняется. Но вряд ли убедил всех. Поэтому с достаточной долей вероятности можно прогнозировать новую волну внутриполитической нестабильности в «Стране души»: хоть и не сходу, но на не слишком отдаленную перспективу сторонники «полной независимости», они же – противники «российского диктата», устроят новую бучу. 

А что же Грузия? Здесь понимают: переставляет Хаджимба «слагаемые» или не переставляет, а подписание российско-абхазского договора для Тбилиси является судьбоносным делом, лишающим его надежд даже на формальное возвращение Абхазии в состав Грузии.  Хоть президент   Георгий Маргвелашвили и заявил, что защита идентичности Абхазии и Южной Осетии возможна только в границах единой Грузии, и что понимание этого «становится все активнее среди абхазов и осетин», ничего уже не изменится, даже если глава грузинского государства не слишком погрешил против истины. Но, с другой стороны, истина еще и в том (ее озвучил эксперт по вопросам Кавказа Мамука Арешидзе), что «… Чем больше мы (Грузия – прим. «Росбалта») приближаемся к НАТО, тем больше отдаляемся от оккупированных территорий», то есть от Абхазии и Южной Осетии.

По большому же счету ни Россию, ни НАТО, ни других международных игроков совершенно не интересуют судьбы Абхазии и Грузии. Каждый из мировых политических тяжеловесов ведет, по сути, захватническую политику, облачая ее в разную, подходящую к текущему моменту, риторическую одежку, и оправдывая то соображениями региональной или мировой безопасности, то защитой демократических и иных «ценностей», то еще чем-то. Так что Грузия и Абхазия – это всего лишь субъекты, попавшие из-за своей слабости, шаткости, управляемости и недальновидности под большую геополитическую «раздачу».

Андрей Николаев

Источник: rosbalt.ru

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *