Как Краснодарский край попал в «зону риска» рейтинга межэтнической напряженности?

Представители различных общественных организаций Краснодарского края не согласны с тем, что в крае высок риск возникновения межнациональных конфликтов. Своим мнением на этот счет с «Кавказской политикой» поделились представители как русской общины, так и национальных диаспор.

«Конфликтный потенциал»

«Гроздья гнева-2». Так называется «Рейтинг межэтнической напряженности в регионах России», который составлен Центром исследования национальных конфликтов (ЦИНК). Как видно, Краснодарский край в этом исследовании помещен в «оранжевую зону» среди регионов с «высокой степенью межэтнической напряженности».

Не сказать, что публикация вызвала широкий общественный резонанс, и краевые СМИ взахлеб стали комментировать и опровергать результаты исследования. Но в сделанных экспертами выводах приятного мало.

Итак. Среди факторов составители рейтинга выделили как традиционные (высокая привлекательность Кубани для внутренней и внешней миграции, «черкесский вопрос» и т. д.), так и новые (150-летие окончания Кавказской войны, муниципальные выборы и др.).

Как отмечают эксперты, сегодня конфликтогенный характер имеет «этнополитическая мобилизация адыгских объединений в республиках Северо-Западного Кавказа, объективно ведущая к росту центробежных тенденций в них и затрагивающая территорию Краснодарского края». Русско-адыгейские противоречия в регионе проявляются на общественно-политическом, экономическом, бытовом и криминальном уровнях.

 «В рассматриваемый период межэтническая напряженность в Краснодарском крае осталась на прежнем уровне как с точки зрения количества ее проявлений, так и с точки зрения их интенсивности, – отмечается в исследовании. – Большая часть фиксируемых конфликтов связана с онлайн-экстремизмом (размещение ксенофобных материалов в социальных сетях, враждебные интернет-комментарии в отношении представителей некоторых национальностей и т.д.), направленным против выходцев из Средней Азии и Северного Кавказа. Это может говорить как о накоплении определенного конфликтного потенциала, способного вылиться в открытые действия офлайн».

Единственным примером реальной «напряженности» стала массовая драка в одном из краснодарских кафе. «Кавказская политика» достаточно подробно описала сопутствующие этому происшествию события. Одно из кубанских СМИ, кстати, обвинило адыгейских общественников в спекуляции и попытках представить происшествие как межнациональный конфликт.

Ищи, кому выгодно?

«На фоне текущего кризиса международных отношений, связанного с украинским кризисом, формирование в информационном пространстве апокалиптических сценариев развития общественно-политической, межэтнической ситуации в приграничных с Украиной регионах, в том числе Краснодарском крае, рассматривается мной как не более чем элемент информационной войны», – не согласен с экспертной оценкой глава Краснодарской краевой общественной организации «АдыгэХасэ» Аскер Сохт.

Он считает, что формирование устойчиво негативного образа региона, «открытие» дискуссий по объективно не существующим в общественной жизни темам – желанный результат такого рода информационных вбросов.

В этой связи Аскер Сохт обратил внимание на несколько существенных факторов, отражающих уровень данного «исследования».

«Эксперты», классифицируя те или иные преступные проявления на территории Краснодарского края, не привели ни одного факта, который можно квалифицировать как межэтнический конфликт. Общеизвестно, что бытовые конфликты представителей разной национальности не могут квалифицироваться как действия, направленные на возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды. Таковых преступлений, к нашему всеобщему удовлетворению, на территории Краснодарского края практически не регистрируется», – говорит он.

Наш собеседник отметил также интерпретацию «экспертами» нападения группы преступников на посетителей кафе в Краснодаре, в результате которого скончался житель Республики Адыгея.

Представители «Адыгэ Хасэ» Краснодарского края и Республики Адыгея с первых дней после этого преступления акцентировали внимание общественности и СМИ на том, что оно не могло носить характера межэтнического конфликта, так как в результате нападения на кафе пострадал персонал этого заведения. А молодые люди в тот злополучный вечер оказались посетителями кафе совершенно случайно.

Межэтнический характер преступлению хотели придать именно нападавшие, своими оскорбительными выкриками пытаясь пустить следственные органы по ложному пути. Однако все они в кратчайшие сроки были изобличены полицией Кубани и привлечены к уголовной ответственности.

Еще более нелепо выглядят утверждения, что «в регионе русско-адыгейские противоречия проявляются на общественно-политическом, экономическом, бытовом и криминальном уровнях». Адыгское население Краснодарского края, традиционно проживающее в Краснодаре, Сочи, Успенском и Туапсинском районе, составляет менее 30 тысяч человек – 0,5% населения края.

При этом, как отмечает Аскер Сохт, адыги в Краснодарском крае традиционно широко представлены во всех сферах политической, культурной жизни Кубани – «в руководстве администрации Краснодарского края, законодательном собрании края, на уровне глав и депутатов муниципальных образований Кубани, в научной, культурной и творческой интеллигенции. Очевидно, что это представительство основано на поддержке русского большинства региона. Квалифицировать это как нарастающее противоречие по меньшей мере странно», – подвел итог Аскер Сохт.

Запас прочности

«Кубань не является зоной высокой напряженности, местом, где могли бы возникать межнациональные конфликты. Представители разных национальностей в крае живут в мире и дружбе. Нет даже каких-то предпосылок, чтобы делать подобные выводы», – уверен Игорь Шибалкин, заместитель председателя Краснодарской краевой молодежной общественной организации «Трезвая Кубань».

Проводимые организацией «русские пробежки», по его словам, – чуть ли не идеальная модель многонационального края: «Когда к нам приходят какие-то новые люди, мы никогда не спрашиваем у них, какой они национальности. Ведь можно носить, допустим, армянскую фамилию, а считать себя русским, или наоборот. К тому же, согласно российскому законодательству, каждый определяет свою национальность сам. Поэтому я не могу утверждать, что все участники пробежек считают себя русскими. Хотя нет – есть армяне, они себя открыто так позиционируют».

Название «русские пробежки» никого не должно вводить в заблуждение, поясняет Игорь Шибалкин: «В этом словосочетании есть скрытый смысл. Как известно, именно русские – это примерно 80% населения нашей страны. А проблемы, которые испытывает большинство, – наркомания, алкоголизм – характерны для всех. В «русских пробежках» участвуют все, кто разделяет нашу позицию и считают злом эти социальные пороки, у которых нет национальности».

Наш собеседник уверен, что в основе любого конфликта – не только межнационального – лежит экономический фактор. События в соседней Украине – лишнее тому свидетельство.

Но при этом, считает Игорь Шибалкин, краевая администрация должна уделять национальному вопросу гораздо больше внимания: «Требуется открытый диалог. А на деле мы видим попытки «замолчать» проблемы. У меня, например, есть большие претензии к краевому департаменту молодежной политики. Никогда представители этого ведомства не приходят на пресс-конференции, «круглые столы» и прочие открытые площадки. Вместо этого мы видим кучу концертов в национальных костюмах».

Чиновники, по мнению зампреда «Трезвой Кубани», не понимают, что матрешки, валенки, черкески – это лишь символы принадлежности к той или иной национальности. «Не могу сказать, что краевые власти не уделяют внимание национальной политике. Они работают. Но, на мой взгляд, неэффективно», – констатировал Шибалкин в беседе с корреспондентом «Кавказской политики».

Впрочем, уверен он, у Кубани в этом смысле – достаточно большой запас прочности. И межнациональные столкновения возможны лишь в том случае, если разразится экономический кризис. Но такой же прогноз можно дать и относительно любого региона страны.

«Люди здесь хорошие»

«На мой взгляд, оценка авторов рейтинга не выдерживает никакой критики. Более того, ощущение такое, что его составляли враги», – утверждает председатель Краснодарской краевой общественной организации «Русская община Кубани» Вадим Евдокимов.

«В бытность свою губернатором Краснодарского края покойный Николай Игнатович Кондратенко как-то сказал, что на Кубани не будет таких потрясений, как в Ставропольском крае, в Чеченской Республике, Дагестане. Потому что здесь живет здравомыслящий народ, достаточно приветливый. Ведь мы, русские (а нас на Кубани три с половиной миллиона), не бросаемся на тех, кто приехал из других регионов», – уверяет собеседник «Кавказской политики».

 «Буквально на днях со мной произошел случай. На Сенном рынке встретил старика из Дагестана. Он ходил по рынку и удивленно смотрел на прилавки. Я подошел к нему, взял за плечо и спросил: ну, как тебе живется в Краснодаре? Он ответил, что ему здесь нравится и что люди здесь хорошие. Понимаете, в чем дело?» – объяснил Евдокимов.

По его словам, за помощью в «Русскую общину Кубани» обращаются люди разных национальностей, и никто ни разу не получил отказа. А различные преступления совершают «залетные». «Живущие среди нас представители различных национальностей очень дорожат нашим отношением к ним, а мы, соответственно, дорожим их отношением к себе. Чем больше между нами взаимопонимания, человечности, тем легче живется всем вокруг нас», – резюмирует Евдокимов.

Единственные, к кому он считает возможным предъявить небольшие претензии, – это приезжающие в край молодые люди из республик Северного Кавказа, которые «без руля и без ветрил, не знают, чего хотят, в головах сложены определенные стереотипы. Но и они постепенно привыкают и ассимилируются».

 

Владимир Приходько

Источник: kavpolit.com


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*