Экономика

Дело не в деньгах?

Стремительное падение рубля заставило россиян действовать. Сначала люди бросились за валютой в обменные пункты. Чуть позже некоторые решили забрать свои вклады из банков — однако, как выяснилось, финансовые учреждения не спешат расставаться с деньгами. Эксперты говорят, что «резкие движения» населения могут обрушить экономическую систему, а действия банков называют неправомерными.

Новостные ленты социальных сетей в последнее время стали наполняться однотипными сообщениями. Россияне жалуются на трудности с финансами и высказывают опасения, что стране снова грозит дефолт — как в 1998 году. Люди начали паниковать, констатирует главный специалист Леонтьевского центра Лев Савулькин.

По его мнению, «нашему обывателю не свойственна логика в принятии решении». Между тем, метания граждан вполне объяснимы. Ведь правительство, по словам профессора Высшей школы экономики (ВШЭ) Григория Тульчинского, «с прошлого года играет против рубля», занижая курс и «выкачивая средства из населения». А финансовые аналитики и эксперты, которые могли бы подсказать, что делать, либо используют термины, не очень понятные обывателю, либо обещают, что ситуация вот-вот стабилизируется. В частности, телеведущая и журналист Ксения Собчак писала в Twitter: когда она пришла обменивать рубли при курсе 40 рублей за евро, ей посоветовали этого не делать (Собчак благоразумно не послушалась).

Тем временем оснований для тревожных настроений становится все больше. По данным Росстата, с начала года цены в России выросли на 7,6%, и инфляция превысила официальные прогнозы. Согласно статистическим показателям, дорожают мясо, рыба, сыры, гречка, некоторые овощи и, что немаловажно, бензин.

В первой половине ноября очередным поводом для волнений послужили действия банков. Например, клиенты Сбербанка при попытке снять деньги со счета столкнулись с необходимостью объяснять кассиру, откуда у них крупная сумма денег и как они ее собираются потратить. К объяснению требовалось приложить официальные бумаги (подробнее об этом читайте здесь). В самом Сбербанке подобные действия сотрудников объяснили законом «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». В качестве еще одной причины была указана возможная нехватка крупного объема наличности в конкретном отделении.

Однако эксперты считают, что любой банк в нынешней кризисной ситуации заинтересован в том, чтобы ограничить денежную массу в обращении. «Сбербанку, находящемуся в числе организаций, которым перекрыты займы на внешнем рынке, сейчас очень трудно. При этом понятно, что вклады тут же уходят на валютный рынок», — отмечает профессор ВШЭ Андрей Заостровцев.

Озвучивается даже версия, что есть некая тайная инструкция — удерживать деньги в банке любыми способами. В частности, адвокат Дмитрий Динзе уверен, что это правило в первых числах ноября было спущено до всех руководителей отделений, а те рассказали, как действовать кассирам. Динзе отмечает, что одна из его знакомых тоже столкнулась с новыми принципами работы банков. Она хотела снять в Санкт-Петербурге средства, полученные за проданную в другом городе квартиру, и ее попросили предоставить бумагу, как она эти средства заработала. «Банк не имеет права сомневаться в таких вещах. В законе «О банковской деятельности» я не нашел ни одного обоснования таким действиям», — заявляет адвокат.

Юристы подчеркивают: закон, на который ссылаются в Сбербанке, трактуется неверно. «Задача банка — информировать компетентные органы при операциях, которые превышают 600 тыс. рублей. Но невыдача денег абсолютно незаконна», — считает адвокат Аркадий Чаплыгин. По словам Дмитрия Динзе, чтобы банк начал сомневаться, выдавать ли деньги клиенту, тот должен быть внесен в список Федеральной службы по финансовому мониторингу или быть фигурантом уголовного дела. Во всех остальных случаях банк может лишь запросить время на поиск средств, чтобы выдать их владельцу.

«Подобная практика используется впервые, — говорит профессор СПбГУ Игорь Ключнико, комментируя жалобы клиентов Сбербанка. — Но это неудивительно. Столько законов выпущено, и они все перекликаются. Поэтому вытащить закон, который может быть использован в данный момент, нетрудно».

При этом эксперты напоминают, что, согласно законодательству, в России действует принцип свободы договора. Если в договоре с клиентом прописана необходимость объяснять будущие траты, то это обязательство проигнорировать будет невозможно. Но, как отмечает Андрей Заостровцев, «в любом договоре обычно записано, что клиент вправе в любой момент затребовать крупные вклады, которые могут превышать 100 или 200 тыс. рублей».

По мнению специалистов, решать проблемы, если банк действует по каким-то новым неясным правилам, необходимо сразу же в отделении. «Нужно быть настойчивым. В случае с вкладом я бы до предела настаивал выдать деньги», — советует Заостровцев.

Иначе доказывать свою правоту придется в суде. «Рядовому вкладчику на всякий случай нужно знать, что от администрации банка стоит требовать письменных немедленных уведомлений о причинах невыдачи — чтобы было, чем позже апеллировать в суде», — рекомендует старший аналитик «Альпари» Анна Бодрова. «Суд человека против Сбербанка описан в басне «Слон и Моська», — в свою очередь, замечает Игорь Ключников.

Петр Трунков

Источник: rosbalt.ru

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *