10 ноября министр энергетики и угольной промышленности Юрий Продан провел в Главном следственном управлении Генпрокуратуры Украины три часа. Оттуда он вышел явно не в лучшем настроении, хотя и старался демонстрировать спокойствие, отвечая на вопросы журналистов. Темой его разговора с сотрудниками прокуратуры стали закупки угля государственными компаниями, пояснил министр. Хотя всем было очевидно, что речь идет лишь об одном контракте на поставку южноафриканского топлива – решении, которое презентовалось общественности как шаг в сторону энергетической независимости Украины, но привело к громкому скандалу.

Украинский президент Петр Порошенко исполнился подозрением, что в этом соглашении может быть спрятана коррупционная составляющая, и поручил провести прокурорскую проверку сделки во время закрытого заседания Совета национальной безопасности и обороны 7 ноября. Уже через несколько дней на допросы попали сначала руководители государственных компаний, имеющих к ней отношение, а потом и профильный министр.

Африканские страсти

По мнению Порошенко, цена угля была завышенной, а посредник, использовавшийся при сделке, был явно лишним. Чтобы снять с себя подозрения, поставщик угля, компания Steel Mont Trading Ltd, решила опубликовать текст контракта. Цена угля на первый взгляд оказалась не такой большой – 86 долларов за тонну. Однако необходимость транспортировки делала конечную стоимость для Украинского государства большей – 110–112 долларов за тонну.

Для сравнения: российский уголь, по данным украинской государственной компании «Центрэнерго», обходится в 80 долларов, а если сравнить это с закупкой угля на украинских государственных шахтах по 60 долларов в 2013 году, то цена кажется и вовсе заоблачной. Немаловажно также то, что дорогой заокеанский уголь все равно не сможет полностью закрыть дефицит этого топлива – при потребности 1 миллион тонн в месяц завозить морем из ЮАР и Австралии даже в идеальном случае получится не более 400 тысяч тонн.

К тому же фирма-поставщик, несмотря на все заверения представителей украинской стороны, вовсе не обладала безупречной репутацией. Согласно данным украинского издания Insider, зарегистрированная в Лондоне Steel Mont Trading Ltd активно сотрудничала с украинскими финансово-промышленными группами, среди которых структуры, подконтрольные некогда королю Донбасса Ринату Ахметову и близкому соратнику Виктора Януковича Юрию Иванющенко.

Правда, при более тщательном рассмотрении ситуация оказывается не столь ужасной. История сотрудничества с украинскими олигархами в данном случае не означает автоматической вовлеченности в коррупционные схемы – по крайней мере, украинским журналистам так и не удалось найти более конкретных доказательств таких подозрений. В то же время, по словам директора украинской государственной компании «Укринтерэнерго» Владимира Зиневича, именно Steel Mont Trading Ltd взяла на себя финансирование 80% предоплаты от объема закупки, при этом цена угля, например, из Перу составляла 150 долларов за тонну, а из Китая – 105 долларов. Таким образом, идея закупки южноафриканского угля на условиях компании-посредника выгодно отличались от любого другого предложения, кроме российского.

Желание хотя бы частично отказаться от угля из России украинским чиновникам также легко объяснить. Даже при цене 80 долларов за тонну без учета расходов на транспортировку покупать уголь у «страны-агрессора», которая в любой момент может перекрыть канал поставки топлива из политических соображений, как минимум рискованно. По крайней мере, на этом настаивают и Продан, и Зиневич, ведь в данном случае ситуация мало отличается от закупки недешевого реверсного газа из Европы из соображений энергетической безопасности.

Слова о баснословно дешевом украинском угле также не совсем соответствуют реальности. Дело в том, что закупочная цена 60 долларов, о которой говорили критики идеи угольного импорта, была намного ниже реальной себестоимости добычи топлива. По данным украинского Министерства энергетики и угольной промышленности, в 2013 году она составляла 1369,8 гривны, или более 160 долларов за тонну в пересчете на валютный курс того времени. Разница же покрывалась за счет государственных субсидий, что показывает то, насколько запущенной на самом деле была ситуация в украинской угольной отрасли все это время.

Но даже если бы украинский уголь и правда был баснословно дешевым, доступа к нему у официального Киева на данный момент практически нет. Из 90 шахт, находящихся в подчинении Министерства энергетики, лишь 37 находятся на территории, контролируемой властями Украины. В режиме добычи угля работают лишь 25 предприятий, остальные находятся в режиме поддержки жизнедеятельности. В то же время украинские власти пока не собираются обсуждать перспективу закупки угля у так называемых народных республик. По словам Продана, уголь оттуда в Киеве планируют завозить лишь после освобождения этой территории.

Порошенко против Яценюка

Полностью исключить возможную коррупционную составляющую в поставках южноафриканского угля нельзя, однако для многих представителей украинской экспертной среды этот контракт выглядит намного менее сомнительным, чем решение закупать уголь у России. В адрес Порошенко после начала расследования начали звучать обвинения в попытках «договориться с агрессором», а украинские журналисты установили, что закупку российского угля активно лоббируют именно в администрации украинского президента.

Именно на этом выстраивают свою линию защиты в публичной плоскости премьер Арсений Яценюк и министр энергетики Юрий Продан, которого относят к близким соратникам главы кабинета министров. На заседании правительства 12 ноября Продан пожаловался на то, что прокурорские проверки сорвали поставки угля из Южной Африки и таким образом буквально заставили Украину покупать уголь или у России, или же у сепаратистов. В ответ Яценюк поручил Службе безопасности Украины провести проверку и найти виновных в этой ситуации. Таким образом, не называя друг друга по имени, президент и премьер заочно обвинили друг друга. Один в коррупции, а другой – в сдаче национальных интересов в сфере энергетической безопасности.

Косвенным свидетельством того, что вокруг закупок угля развернулась нешуточная информационная война, стало вовлечение в нее Виктора Медведчука. Бывший глава администрации президента Кучмы, которого на Украине считают одним из самых главных агентов влияния Кремля, решил присоединиться к хору критиков контракта с ЮАР. По словам Медведчука, сделка со Steel Mont Trading Ltd, согласно которой планировалось закупить 1 миллион тонн угля, могла бы нанести украинскому бюджету ущерб в 1 млрд гривен. Простые расчеты показывают, что слова Медведчука как минимум абсурдны, ведь общая сумма контракта даже при курсе гривны в пик его падения составила бы 1,7 млрд гривен, а «справедливая» в таком случае цена угля – менее 50 долларов за тонну. Вместе с не самой лучшей репутацией экс-главы администрации это сыграло скорее обратную роль, прибавив веса позиции Яценюка и Продана, – мол, даже агенты Кремля лезут из кожи вон, чтобы сорвать сделку века.

Из возможных объяснений разыгравшегося противостояния наиболее правдоподобными являются две версии. Согласно первой из них, речь идет о банальном переделе угольного рынка Украины, затронувшем так много интересов одновременно, что в него вплелись даже первые лица страны. Частично эту версию подтверждает и то, что информационная война ведется и по отношению к другим компаниям угольной отрасли. Так, 12 ноября свежеизбранный депутат Верховной рады, известный журналист Мустафа Найем обвинил компанию Рината Ахметова ДТЭК в экспорте угля за границу. Эту информацию представители ДТЭК поспешили опровергнуть.

Еще одно предположение – в борьбе за расстановку сил в будущей коалиции и правительстве кресло министра энергетики является одним из самых лакомых. И для Петра Порошенко может быть важным посадить в него своего человека, а не соратника Яценюка, который, скорее всего, сохранит за собой пост премьера.

Но, что бы ни стало причиной этого конфликта, самый печальный урок для украинцев заключается совсем в другом. Выбирая между своими корпоративными интересами и интересами своей страны в момент фактической войны с Россией, украинские элиты явно предпочитают первое. Несмотря на то что энергетический фронт является чуть ли не важнейшим пунктом этого противостояния, о полноценной стратегии и слаженных действиях всех ветвей власти в этой ситуации мечтать даже не приходится. Вместо этого наблюдаем, как в борьбе между президентом и премьером обе стороны не гнушаются использовать методы, погубившие их предшественников. Использование прокуратуры для межкорпоративных разборок – еще один тревожный сигнал для украинского общества, вынужденного наблюдать возвращение практик времен Януковича.

Александр Голубов

Источник: slon.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*