4 ноября в России уже традиционно отметили праздник Дня народного единства, Дня народного примирения, Дня Казанской Божьей Матери, Дня изгнания польских интервентов и дальше по списку. Казалось бы, что нагромождение национальных и религиозных праздников должны сплотить наших граждан, однако на деле выясняется, что их обилие лишь ведет к фрагментации общества. Причем не просто фрагментации, а дроблению лучшей его — патриотической части — на различные партии, движения, группы, которые еле-еле собираются один день в году и то, обособленно друг от друга.

Итак, 4 ноября 2014 года в Москве прошел ряд мероприятий: акции в честь дня народного единства (организованные государством), марш в защиту Новороссии и Русский марш.

Рассматривая их с позиции массовости, то самой многолюдной оказалась акция «Мы едины», собравшая 75 000 человек. Примечательным является тот факт, что впервые за почти 10 лет существования праздника в одной колонне прошлись думские партии (обычно ЛДПР собиралось на Пушкинской площади, коммунисты же воспринимали этот день как отвлекающий маневр от 7 ноября), Народный Фронт, прокремлевские движения, члены общественной палаты, профсоюзы, студенты, бюджетники и простые граждане. В конце шествия демонстрантов ждал концерт и митинг, на котором было сказано о многом. О том, что Россия стоит на справедливости, высокой духовности и коллективизме. Что 700 лет мы воюем за независимость, свои ценности, и сегодня это борьба продолжается, но только с новым врагом. О том, что необходимо признать Новороссию. Ключевым же выступлением этого действия была речь Президента России, которая еще раз подчеркнула приоритеты нашей страны:

«Надо свято беречь и защищать свои национальные интересы, их забвение может подвести к пропасти распада и гибели страны. Суверенитет имеет такую же фундаментальную ценность, как свобода и демократия».

Следующей акцией стал «Русский марш» в Люблино, собравший до 3000 человек. Организаторы старались сделать его наиболее плюралистичным, поставив в одну колонну православных, националистов, язычников, различных ультраправых и даже сторонников Новороссии вместе с национал-демократами. Однако в своей совокупности марш вылился в антигосударственную тусовку молодежи, которая выкрикивала маргинальные лозунги. Несмотря на «разношерстную» публику, в одном их мнения совпадали – в украинском вопросе. Марш, в большинстве своем, поддерживал украинское правительство, выступал за «единство славян» и против позиции России и Новороссии. Малочисленные защитники которой на фоне подавляющего большинства выглядели жалко.

Последней, но не менее важной акцией стал Русский марш в Щукино, где собралось около полутора тысяч сторонников Новороссии. На этом же мероприятии были представлены монархисты, сторонники ДНР и ЛНР, умеренные националисты. Картину портили лишь активисты «Великой России», одетые в провокационную форму, напоминающую облачение солдат СС, и кричащие не менее провокационные лозунги. В целом, акция разительно отличалась от Люблинского хождения. Однако поддержка ДНР и ЛНР идущими колоннами смешивалась с антиправительственными кричалками и лозунгами со стороны, которые отбили желание у Стрелкова выступать на этой акции.

Таким образом, становятся отчетливо заметны две тенденции. Во-первых, это выдыхание националистического проекта, ибо Русский марш мало того что раскололся, так еще и собрал в 3-4 раза меньше людей, чем в прошлые годы. Во-вторых, это перехват националистической и усиление патриотической темы властью. Становится понятно, что идет консолидация официальных патриотических сил, а также окончательное единение правящих властей и системной оппозиции. Что до народных масс, то в общей сложности активное участие в празднике приняло 600 000 человек по всей России при условии, что 44% граждан понимают и осознают, что это за праздник.

В итоге, мы получаем фрагментированное, расколотое национал-патриотическое движение, которое в большей степени  является прогосударственным. Подобное дробление в итоге может стать пагубным, поскольку в оппозиционном общественном движении до 4 ноября было намечено два относительно враждующих полюса: это либералы вместе с ультралевыми силами и националисты. Перехватывая националистическую риторику и часть правых активистов, государство буквально бросает оставшихся националистов в руки либералов из пятой колонны. Тем самым, окончательно оформляется единая двухполюсная система:  государствонесистемщики. Антигосударственный блок на данном этапе борьбы выглядит в большей степени маргинальным сборищем творческой интеллигенции и креативного класса. Однако при ухудшении международной или экономической обстановки в России, а также начале социального протеста (который уже проявился в виде выступления врачей в Москве), несистемная оппозиция может выступить единым антиправительственным фронтом, позиционируя себя «спасителями народа». Впрочем, подобный сценарий маловероятен. Несистемная оппозиция показала себя не с лучшей стороны, поддержав Украинское правительство и АТО на Юго-Востоке, сделав себя ничем иным, как предателями и «пятой колонной». Значит, при ухудшении ситуации нам предстоит ждать прихода новых сил и реализацию новых проектов по дестабилизации России изнутри.

Денис Ширяков

Источник: politclub-vl.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*