Советник главы Дагестана заверил, что руководство республики готово обсуждать с общественностью любые проблемы

Голодовки в Махачкале срежиссированы некими силами, которые добиваются дестабилизации обстановки в Дагестане, считает советник главы республики Деньга Халидов. В интервью корреспонденту «Кавказской политики» он рассказал, кому это может быть выгодно, заверил, что по каждой проблеме, поднятой голодающими, уже созданы специальные рабочие группы, а также призвал участников акции протеста перейти к конструктивного диалогу.

Кроме того, Халидов пообещал, что в ближайшие дни в поселок Временный Унцукульского района будет направлена комиссия, которая займется проблемами пострадавших от спецоперации мирных жителей. На днях сельчане сообщили нашему изданию, что также готовы начать голодовку, если до конца недели не последует реакции на их письмо в адрес президента страны и руководства федеральных силовых ведомств.

— Деньга Шахрудинович, как известно, некоторые участники голодовки в Махачкале возобновили акцию после переговоров с представителями власти. Как к этому шагу отнеслось руководство республики?

— Ситуация такая. В воскресенье, как вы знаете, прошло совещание с участием достаточно большого количества чиновников из правительства, администрации главы республики, других государственных структур, а также представителей участников голодовки и различных общественных организаций. Мы дорабатывали протокол. Принято решение создать подкомиссии рабочих групп по каждой проблеме, поднятой голодающими.

Увидев конструктив в работе совещания правительства, несколько человек вышли из голодовки и сняли лозунги об отставке главы республики. Это, к примеру, Казихан Курбанов, заместитель председателя Табасаранского антикоррупционного совета. Мы с этим советом сотрудничаем. Совместно выработали «дорожную карту», где обозначили, что и как будем делать.

Прекратил акцию и Максуд Гаджиев (редактор газеты «Ахвахцы-Ашвадо» – прим.ред.), он выступал от имени «Ассамблеи малочисленных коренных народов». Договорились обсуждать проблемы развития языков и культуры народов Дагестана в рамках широких общественных слушаний, с подключением депутатов, экспертов. Руководство республики рассматривает два варианта — проекты закона и правительственного постановления о программе развития языков. И Рамазан Гаджимурадович (Абдулатипов — прим.ред.) делает все, чтобы как можно скорее был принят соответствующий нормативно-правовой акт.

Следующее требование голодающих касалось Красноармейска. Это поселок в муниципальном округе Махачкалы. И там якобы не выделяют подсобные участки. Но, как выяснилось, здесь элементарно не отлажена связь между общественностью и городскими властями.

Замглавы администрации города Махачкалы Магомедэмин Гаджиев доложил следующее: «Мы занимаемся инвентаризацией, расчищаем авгиевы конюшни, доставшиеся нам от прежнего руководства, которое 15 лет злоупотребляло своими властными полномочиями. Надо подождать максимум три месяца, чтобы мы смогли закончить инвентаризацию, в том числе в Красноармейске».

«А мы не знали», – говорит Магомед Гусейнов, еще один участник голодовки. Но чтобы знать, надо же приходить в мэрию, выяснять. Городским чиновникам, в свою очередь, нужно извещать людей через телевидение, газеты. Мы им об этом сказали. Но они заверяют, что давали информацию в СМИ, разъясняли ситуацию… В общем, когда разобрались, Гусейнов тоже согласился работать в рабочей группе, которую возглавляет заммэра.

Был там еще Магомед Кебедов. Он поднимал проблему возмещения расходов, которые понесли частные жертвователи в процессе строительства автодороги через Бежтинский участок в Цунтинском районе. Это самый дальний от Махачкалы район. Оттуда ближе доехать до Тбилиси.

Этой проблеме более 10 лет! Как оказалось, Кебедову все время ранее намекали, что вернуть расходы можно только за громадный откат. Послушайте, при чем здесь Рамазан Абдулатипов? Мы поговорили с Магомедом — он сказал, что поддерживает главу республики и надеется, что с его приходом проблемы начнут решаться. Более того, на одной из пресс-конференций он заявил, что Абдулатипов сделал гораздо больше, чем другие руководители в прошлом. Но чтобы решать вопросы, надо четко обозначить — что и как делать. Есть министерство финансов, территориальное подразделение «Автодора», руководство Цунтинского района. Давайте вместе работать? Кебедов согласился: «Давайте».

А вчера (интервью записано 12 ноября — прим.ред.) мне сказали, что он возобновил голодовку. Я звоню ему — он заявляет: «Хочу видеть протокол». Пришлось зачитать текст протокола по телефону. Документ пока сырой. Нужно, чтобы его посмотрел Рамазан Джафаров, заместитель председателя правительства, а он в разъездах и очень занят. В протоколе принципиально ничего не поменяется. Объяснили все это Кебедову и он прекратил акцию.

— И все же отговорить удалось не всех?

— 12 ноября после разъяснений по телефону разошлись все, но случай с Гаджи Алиевым, инвалидом второй группы, требует особого рассмотрения. Он добивается выплаты пособий по инвалидности для бывшей супруги. Но дело в том, что родители бывшей супруги не хотят оформлять инвалидность и требуют, чтобы Гаджи Алиев оставил их в покое, он ведет себя неадеквато, его действия похожи на шантаж. По аналогичным вопросам (пособие по инвалидности) опять же — какие претензии к главе республики? По этому вопросу мы создали целую подкомиссию, которой поручено отслеживать ситуацию по всей республике. Проблемой будут заниматься чиновники из правительства, общественники, сотрудники Центра медицинской экспертизы — эта организация выдает заключения на оформление инвалидности.

По вопросу, который поднимали двое молодых ребят из Новолакского района, можно сказать следующее. На совещании были два замминистра — экономики и по управлению государственным имуществом, они объяснили: «Камалудин Будайчиев, вы же участвуете в наших заседаниях. Мы там поднимаем проблему молодых семей из Новолакского района. Возникают противоречия с Жилищным кодексом. Вопрос сложный, политический. Он связан с параллельным созданием Ауховского района. Вы же в курсе, что правительство это дело отслеживает и будет добиваться от федеральных органов власти положительного решения?». «Никаких проблем», – отвечает Будайчиев.

Понимаете, это «грязный» пиар. Его заказчиком выступают некие крупные фигуры в Москве. Здесь, в Дагестане, политическим инструментом служит руководство отделения партии «Справедливая Россия». Идет политическая игра вокруг проблем людей — личных, групповых. Либо используется то, что где-то нет нормальной коммуникации власти с общественностью, либо просто идет манипуляция сознанием.

Еще один участник акции – Маматхан Байсултанов, житель Хасавюрта. Это, пожалуй, самый трудный случай. В его отношении действительно совершена несправедливость: восемь лет назад во время КТО убита сноха. Это произошло под утро, силовики не разглядели и случайно убили. И вместо того чтобы как-то, через институт народной дипломатии или в судебном порядке, разобраться с этим делом, стали заниматься волокитой.

Я взял на себя ответственность, буду лично следить за развитием событий. Байсултанов, в свою очередь, готов решить вопрос методами народной дипломатии.

— А в Карамане? Там ведь тоже объявили голодовку.

— Ее устроили представители кумыкских сел. Вопросы, которые они поднимают, находятся в компетенции межведомственной комиссии правительства республики, и нет никакой необходимости в голодовке.

Почему-то сигнал, который исходит от правительства, люди толкуют как признак слабости. Но на самом деле это продолжение нормального диалога власти и гражданского общества.

Создается постоянно действующая площадка — «Общедагестанская ассоциация общественных объединений «Гражданская инициатива». Туда войдут представители десятков организаций, известные в республике общественные деятели. На этой площадке мы будем организовывать слушания по актуальным проблемам, будь то развитие языков, земельный вопрос, избирательное законодательство или что-то еще.

Но кое-кто не хочет конструктива, добивается дестабилизации. Кому-то надо создать впечатление, что ситуация выходит из-под контроля, недовольство растет и прочее. Сегодня я встречался с Хизри Шахсаидовым, председателем парламента. «Никаких проблем, – говорит, – общественные слушания с приглашением депутатов, экспертов, представителей. Пожалуйста, давайте обсуждать. Любой вопрос — предмет для дискуссии».

Рамазан Гаджимурадович стал главой республики полтора года назад. Единственный вопрос, который можно связать с его пребыванием на этом посту и который поднимают общественники из антикоррупционного совета, — это ситуация в Табасаранском районе. Курбанов Казихан предъявляет претензии по кадровой политике и по другим вопросам главе района Алавудину Мирзабалаеву. Его кандидатуру, в свою очередь, предложил Абдулатипов. Однако у руководства района свои аргументы по этому вопросу.

Решили создать совместную комиссию. Включим туда людей из администрации и будем разбираться. Казихан Курбанов, как я говорил, согласился с этими предложениями и снял требование отставки главы республики. Он наиболее политически подкованный среди тех, кто объявил голодовку, и после нашего разговора призвал остальных последовать его примеру.

— Кто те влиятельные люди, скажем так, заказчики акции, о которых вы говорите?

Те, кто в одночасье расстался с властью. Некоторые, как мы знаем, оказались за решеткой. Рухнули их планы на десятилетия вперед. Естественно, они сгруппировались, скооперировались, нашли недовольных (а такие всегда бывают в обществе) и «слили» их в один котел. Сперва были митинги в защиту Саида Амирова, потом какие-то пикеты. Теперь нашли крайний метод — пошли на голодовку.

Господа, ваше время ушло! Если вы надеетесь, что оно вернется, вы глубоко ошибаетесь. На каждый такой шаг мы ответим двумя конструктивными шагами.

Когда политэкономическая система проходит через такие пертурбации, всегда идет информационная война. Применяются «грязные» политтехнологии. Привлекаются «независимые» издания, которые злоупотребляют свободой слова и говорят только часть правды.

Будь рядом со мной Камалудин Будайчиев, Казихан Курбанов, Магомед Кебедов, Маматхан Байсултанов или кто-то еще из голодающих — они полностью согласились бы со всем сказанным. Ну разве что кроме моих оценок роли заказчиков, их реваншистских настроений и так далее. А так — мы достигли понимания в постановке проблемы.

Взять хотя бы «Новолакстрой». Эта организация занималась строительством жилья и инфраструктуры в новых селах на севере Махачкалы, куда должны были переселиться лакцы из Новолакского района. Камалудин Будайчиев прекрасно знает, что там ведется тотальная проверка всех нарушений, злоупотреблений, которые творились при прежнем руководстве.

Так вот, нарушения там начались где-то в 2000 году, когда в федеральных структурах появились нефтерубли. Сейчас с этим всем разбираются следственные органы, республиканские структуры. Выясняют, кому незаконно выделили земельные участки, кто, не имея на то прав, построил дома. Лакский национальный совет уже поднимал этот вопрос. Они в курсе происходящего. И, тем не менее, «игры» продолжаются.

— Ситуация в поселке Временном не вписывается в эту картину. Но и там обещают начать голодовку, если не будут выполнены их требования.

— По поселку Временный сразу скажу: мы консультировались с руководством Народного собрания республики и решили направить туда комиссию из депутатов и общественников, которая займется гуманитарными проблемами пострадавших. Никто не ставит под сомнение целесообразность спецоперации. По заявлениям жителей поселка Временного, имели место случаи всякого рода злоупотреблений со стороны отдельных представителей правоохранительных структур республики. Видимо, они неизбежны в таких ситуациях. Будем разбираться.

Комиссию создадим на днях, сегодня-завтра. И сразу же выедем туда. Буквально три часа назад (12 ноября — прим.ред.) мы обсуждали этот вопрос. Вчера в офис «Союза общественных объединений «Отечество» приезжали 30 женщин от имени сельчан. У нас есть сюжет, записанный на видео. Кроме того, я встречался с депутатами совета Унцукульского района. Так что проблемой уже занимаемся.

Говорят, там находят бункеры. Якобы есть информация, что глубоко под землей прячутся лидеры террористического подполья. Из-за этого оградили территорию поселка колючей проволокой, и вернуться туда пока невозможно.

— Как быть жителям Временного? У них нет жилья, одежды, дети не ходят в школу. Они чувствуют себя незащищенными. По их словам, государство фактически отказалось от них, не признает их за своих граждан.

— Но это не совсем так. Мы будем этим вопросом заниматься. Рамазан Гаджимурадович уже дал правоохранительным структурам сигнал, чтобы в светлое время суток открыли Гимринский тоннель.

В Унцукульском районе есть депутат районного собрания, глава. Будем надеяться, что они донесли до Абдулатипова проблему.

 

Бадма Бюрчиев, Рената Шабанова

Источник: kavpolit.com


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*