Политика

Барселона — Мадрид: напряженность нарастает

Ответ на вопрос о том, состоится ли референдум о независимости, запланированный каталонскими сепаратистами, долгое время оставался неясным. Согласно Конституции, автономии не могут проводить референдум без согласия испанских властей и разрешительного общенационального референдума. Правительство консервативной правоцентристской Народной партии неизменно занимает жесткую позицию, требуя следовать положениям Конституции и отказываясь обсуждать какие-либо ее изменения. 29 сентября 2014 года Конституционный суд Испании по ходатайству правительства отложил проведение референдума на ближайшие 5 месяцев. Таким образом, в отличие от правительства Великобритании, разрешившего шотландцам провести референдум и обещавшего все, что они хотели, власти Испании пошли по неконструктивному пути отказов.

Многим наблюдателям казалось, после этого решения Конституционного суда председатель правительства Каталонии и лидер правящей партийной федерации Конвергенция и Союз (КиС) Артур Мас объявит о проведении досрочных парламентских выборов, победа на которых принесет совокупную победу партиям, выступающим за независимость Каталонии. Однако А.Мас не сделал этого, опасаясь проиграть. Одной из причин его нежелания рисковать стал разразившийся в июле 2014 г. громкий коррупционный скандал, в котором был замешан Жорди Пужоль, бывший председатель правительства Каталонии (он занимал свой пост 23 года), почетный председатель КиС и члены его семьи. Скандал бросил тень на правящую партию и А. Маса, называвшего Ж. Пужоля своим «политическим отцом». Другой причиной отказа от выборов стало усиление позиций партии Левые республиканцы Каталонии (ЛРК), союзника КиС в борьбе за независимость региона. Левые республиканцы, давно и последовательно выступающие за самоопределение Каталонии, требовали проведения досрочных парламентских выборов и провозглашения независимости в случае, если сепаратистские партии одержат на них победу. Опросы общественного мнения свидетельствовали, что ЛРК обгоняла КиС по популярности среди избирателей.

В этой ситуации А.Мас, стремившийся сохранить власть в своих руках, начал маневрировать. Вместо референдума он предложил проведение альтернативного опроса («процесса гражданского участия»), организуемого по инициативе общественных организаций, но ответственность за который берет на себя правительство Каталонии. Правительство М.Рахоя, постоянно заявляя о незаконности опроса, не воспрепятствовало его проведению.

Опрос 9 ноября, официально называвшийся «Актом гражданского участия», проводился без демократических гарантий: не было избиркома, избирательных списков, наблюдателей от разных партий. Подсчет голосов осуществляли волонтеры из различных общественных организаций, выступающих за независимость. Респондентам предлагалось ответить на два вопроса: «Хотите ли Вы, чтобы Каталония стала государством» и «Если да, то хотите ли Вы, чтобы это государство было независимым?»

В голосовании по неполным данным (полные будут обнародованы в конце ноября 2014 г.) приняли участие 2,3 млн чел (из 5,4 млн избирателей Каталонии). 80,7% (примерно, 1,6 млн чел.) ответили «да» на оба вопроса, 10,1% ответили утвердительно на первый вопрос и отрицательно на второй. Еще 4,6% проголосовавших ответили «нет» на оба вопроса.

Для А.Маса проведение опроса и победа на нем стали личной победой. В преддверие референдума каталонские власти развернули мощную пропагандистскую кампанию в пользу выбора «да-да», создававшую впечатление, что голосование что-то действительно решает. В результате А.Мас упрочил свою позицию лидера сепаратистского движения. По существу, он сумел переиграть центральное правительство, сменив тактику и проведя под видом опроса голосование по вопросу о независимости, которое было запрещено центром. Результаты опроса «подтвердили нашу волю быть политическим субъектом и никому не подчиняться», заявил А.Мас.

Значительные слои населения Каталонии поддерживают идею независимости, полагая, что их регион по своему экономическому потенциалу самодостаточен и может существовать без Испании. Одновременно они исходят из того, что Каталония будет частью ЕС. Уместно заметить, что правовые нормы ЕC не предусматривают вступления в него отдельных регионов, которые захотят отделиться от стран — членов. Но нет и запрета на такое вступление: вопрос в правовом отношении не решен. Однако трудно представить себе, что если дело дойдет до рассмотрения просьбы Каталонии о приеме в ЕС, его члены проявят требуемое для принятия единодушие. Испания и другие страны ЕС, в которых существует проблема регионального сепаратизма, вряд ли поддержат эту просьбу.

Вместе с тем лагерь победителей отнюдь не монолитен. Так, Жузеп Антони Дуран Льейда лидер Демократического союза Каталонии, одной из двух партий, образующих КиС, выступает против провозглашения независимости и разрыва с Испанией, полагая, что Каталония не сможет существовать как независимое государство. В ходе опроса Ж.А.Дуран Льейда и многие члены его партии, по существу, сторонники превращения Испанию в конфедерацию, ответили «да» на первый вопрос и «нет» на второй.

После выборов А.Мас направил М.Рахою письмо с предложением начать «постоянный диалог» для политического решения кризиса, в частности, проведения настоящего референдума о будущем Каталонии по «британскому образцу». В случае, если политическое решение найдено не будет, говорится в письме, остается возможность созыва парламентских выборов, которые приобретут характер плебисцита. Но такие выборы будут возможны, пишет А.Мас, лишь если партии, выступающие за суверенитет, представят общий список кандидатов или общую программу.

Безусловно, состоявшийся опрос не выявил подлинную расстановку сил в Каталонии на массовом уровне. Подавляющее большинство сторонников сохранения территориальной целостности Испании не пришли на него, считая незаконным. Вместе с тем результаты голосования свидетельствуют о том, что у сторонников независимости есть значительный потенциал.

После опроса Генеральная прокуратура начала возбуждение уголовных дел в отношении главных действующих лиц, содействовавших проведению опроса. В частности, была запрошена информация о государственных помещениях, в которых проводился опрос, и о лицах, которые курировали эти участки. При этом политика М.Рахоя отнюдь не встречает всеобщего одобрения его сторонников. В рядах Народной партии ее лидера обвиняют в «нерешительности и бездействии». Критики полагают, что опрос вообще не должен был проводиться. Между тем, как свидетельствуют социологи, изучавшие общественные настроения, именно жесткая и неуступчивая политика правительства обусловливает сепаратистский настрой значительной части каталонцев.

Испанское правительство получило недвусмысленный сигнал о том, что нужно возобновление прерванного в июле диалога с правительством автономии (тогда А.Мас передал М.Рахою список, включавший 23 предложения по улучшению ситуации в различных областях жизни региона) и поиск конструктивного решения «каталонской проблемы». По мнению испанских экспертов, в нынешней ситуации необходима серия встреч и консультаций главы правительства и его заместителей со многими политическими лидерами высокого уровня для разработки приемлемого для всех плана действий по разрешению кризиса. Дальнейшее игнорирование мнения немалой части населения Каталонии лишь дестабилизирует общественную ситуацию и создает в стране потенциально взрывоопасную обстановку.

В Испании все настойчивее звучат требования конституционной реформы, предусматривающие, в частности, пересмотр ряда положений действующей Конституции, касающихся территориальной организации государства и считающихся устаревшими. Предстоящие в 2015 г. парламентские выборы могут изменить ситуацию, которая сегодня многим представляется тупиковой. По опросам, Народная партия даже в случае победы не получит абсолютного большинства в кортесах, которое имеет сейчас, и вынуждена будет считаться с мнением оппозиции. Между тем ведущая оппозиционная Испанская социалистическая рабочая партия (ИСРП) выступает за преобразование нынешнего Государства автономий — унитарного государства с элементами федерализма в полноценную федерацию. К тому же в политическую жизнь страны стремительно ворвалась новая сила — леворадикальная партия популистского толка Podemos («Мы можем»), которая на выборах в Европарламент в мае 2014 г. набрала 1,2 млн голосов и получила 5 депутатских мест. На предстоящих парламентских выборах «Podemos» может составить серьезную конкуренцию двум ведущим партиям. Эта партия, выступая против отделения Каталонии от Испании, одновременно признает право каталонцев самим решать вопрос о своем будущем.

Но это только предположения. А пока противостояние сепаратистов, одержавших победу в ходе опроса населения Каталонии, и правящей НП, не желающей идти на уступки, лишь обостряется.

Сергей Хенкин

Источник: mgimo.ru

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *