Политика

За кулисами пекинского саммита

США вынашивают планы принять в АТЭС российский Дальний Восток в качестве отдельной экономики.

Встреча глав государств Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества, завершившаяся в Пекине, была крайне важна для России. АТЭС – это более половины мирового промышленного производства, около сорока процентов населения Земли. Осталось лишь понять, почему прошедшему саммиту в Москве придавали особое значение.

Ведь найдутся скептики, которые справедливо напомнят: решения всех встреч и саммитов АТЭС не носят обязательного для участников характера, они лишь выражают свое мнение, которое, в принципе, ни к чему не обязывает. Да и нет там у нас некоего права решающего голоса, которое позволяло бы России принимать нужные ей решения. Другое дело – Совет Безопасности ООН, где Москва обладает правом вето и применяет его в последнее время гораздо чаще, чем раньше.

И все же нельзя говорить о том, что можно легко игнорировать положения различных документов, принимаемых в ходе форумов АТЭС: порой они разрабатываются несколькими крупными государствами, и конфликтовать с ними рискнет далеко не каждый.

Еще один, не очень известный нюанс функционирования АТЭС заключается в том, что в организации представлены не сами страны, а их экономики. Давайте поймем: не всех участников это радует, а сделано все было по настоянию Запада, учредившего АТЭС в конце восьмидесятых годов. Именно эта лазейка и помогла в 1991 году Тайваню и Гонконгу войти в ряды АТЭС. Пекин тогда не возражал, резонно надеясь, что подобный формат взаимодействия позволит ему активизировать экономическое сотрудничество со своей мятежной провинцией. Но Запад вовсе не намерен останавливаться на достигнутом: наши «партнеры» по сей день вынашивают планы принять в АТЭС… российский Дальний Восток в качестве отдельной экономики. Особенно популярна эта идея в США, живо интересующихся нашим регионом, так богатым природными ресурсами. Идея завернута в блестящий пропагандистский фантик: мол, таким образом, будет налажено взаимодействие восточного форпоста нашей страны с близлежащими экономиками, причем без досадных бюрократических препон. Ведь, убеждают на Западе, в АТЭС нет бюрократии, управляющий орган, секретариат, насчитывает чуть больше сорока человек. Станет российский Дальний Восток отдельным игроком в АТЭС – и ждут его ускоренное развитие и процветание, внушают нам.

 При этом используется излюбленный западный принцип прецедентного права: почему Тайваню можно, а российским дальневосточникам нельзя?

 Понятно, что все это продиктовано плохо скрываемыми намерениями наших «заокеанских друзей» сделать Дальний Восток вотчиной транснациональных корпораций, отколоть его от остальной России. Понятно, мы будем делать все возможное, чтобы пресекать подобные поползновения. Но ведь и наши «партнеры» привыкли добиваться желаемых результатов – если не мытьем, так катаньем. Можно предъявить много справедливых упреков российскому руководству образца девяностых годов, однако его решение о присоединении нашей страны к АТЭС вполне логично и обосновано. Не сделай этого Москва, на укрепление сотрудничества со странами, входящими в форум, пошли бы стремившиеся тогда под различными предлогами дистанцироваться от центра руководители дальневосточных регионов.

Одна из целей АТЭС — устранение барьеров в торговых обменах между странами, в него входящими. Именно эта его особенность дает нам возможность обойти санкции, введенные США и Европой. Откажется кто-либо из участников АТЭС вести с нами торговые дела — Москва будет иметь полное моральное и юридическое право обратить внимание остальных участников на неправомочность подобных действий. Потому что они противоречат одной из основных задач АТЭС: устранению торговых барьеров. Конечно, мы можем и не добиться правды, но сильно осложнить жизнь политикам способны.

Сегодня Вашингтон уже не является полновластным распорядителем на азиатско-тихоокеанской политической площадке, в этом ему сильно мешают Россия и Китай. Поэтому в Белом доме принялись навязывать нужным США государствам свою игру: создание, несмотря на наше противодействие, так называемого Транстихоокеанского партнерства, ТПП. Цель заявлена вроде бы благая: то же самое устранение торговых барьеров. Но вот правила игры написаны в Америке. Поэтому основная мысль, проходящая красной нитью через все соглашения о присоединении той или иной страны к ТПП, сводится к необходимости установления контроля США над поставками природных ресурсов за счет строгой – естественно, в американскую пользу — ценовой политики. «Взамен» Вашингтон навязывает своим партнерам обязательства по соблюдению прав на интеллектуальную собственность – идефикс всех американских политиков и бизнесменов.

Вашингтон, используя антикитайскую риторику, уже сумел затащить в ТПП нашего союзника — Вьетнам. С другой стороны, с Японией у него ничего не вышло: тамошние фермеры поняли, что после присоединения к ТПП они станут больше не нужны из-за наплыва американской сельхозпродукции. Так что у нас есть возможность плотно «поработать» с Токио, убедить японцев в целесообразности сохранения нынешнего формата сотрудничества в Азиатско-тихоокеанском регионе. Проще – поддержать нынешний механизм функционирования АТЭС. Если в Японии прислушаются к нашим аргументам – а это вовсе не исключено — то шансы американцев на сколачивание мощного регионального объединения без третьей экономики мира будут близки к нулю. А это – серьезный удар по глобальным интересам Вашингтона.

Еще один плюс форумов АТЭС – они дают лидерам государств возможность пообщаться между собой, пусть даже накоротке. Разумеется, специально организуемые визиты и переговоры куда плодотворнее, но ведь не так часто они происходят. К тому же в ходе международных многосторонних форумов хозяева мероприятия специально стараются посадить лидеров стран, между которыми существуют натянутые отношения, как можно ближе друг к другу. Или просто дать им возможность встретиться – как это сделали Владимир Путин и Барак Обама в Пекине.

 И наконец, площадка АТЭС может и должна быть нами использована для раскола единства западного мира.

 Никаких секретов, поясню. Франция неоднократно заявляло о своем желании присоединиться к форуму, и вполне обосновано, ведь Париж располагает владениями в Тихом океане. Но сразу наткнулась на жесткое противодействие Вашингтона. США всячески стремятся если не «вымести» полностью Францию из зоны Тихого океана, то сделать так, чтобы ее голос звучал в этом регионе как можно тише. Мы же, возможно, совместно с Китаем, включая вопрос о французском участии в повестку дня форумов АТЭС, будем не только «троллить» Вашингтон, но и получим шанс внести тот самый раскол в единство западных рядов.

Так что Владимиру Путину обязательно надо было ехать на саммит в Пекин, что он и сделал.

Дмитрий Мельников

Источник: stoletie.ru

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *